Берлин-1956. Тоннель.

Берлин, год 1956-й.

   История Берлинского тоннеля — одна из самых загадочных страниц времен «холодной войны». Эта уникальная совместная операция американской и британской разведок (американское условное название «Золото», английское — «Секундомер») имела целью проникновение в коммуникации СССР и ГДР при помощи глубокого подземного тоннеля, прорытого из Западного сектора Берлина в Восточный. Множество исследований и художественных произведений посвящены этому событию. Однако неоднозначные, а зачастую противоречивые сведения об этой операции по-прежнему не позволяют сделать вывод, какая из противоборствующих сторон оказалась в выигрыше.

 

Шпионские страсти в тоннеле.

 

Весна 1956 г. в Берлине выдалась чрезвычайно ненастной. Непрерывные дожди постоянно вызывали множество замыканий в проложенных под землей кабелях телефонной сети. В ночь с 21 на 22 апреля 1956 г. специальная команда советских связистов начала рыть землю в «поисках мест коротких замыканий» (по официальной легенде). В 2 часа 50 минут рабочая группа нашла кабели, идущие от места подключения к люку, размещенному в полу коммуникационной камеры. Так был обнаружен тоннель, на долгие годы ставший предметом множества споров, не утихающих и поныне. Какова же предыстория этого неординарного события?

В конце 1940-х годов советские службы в Австрии и Германии перешли с использования радиоканалов на два вида кабельной связи. Один из них — по воздушным кабельным линиям на телеграфных столбах, другой — через подземный кабель, уложенный почти там же, где были протянуты кабели довоенных Австрии и Германии. Естественно, западные разведки не могли пройти мимо такого факта. Решение напрашивалось само собой.

Еще в 1952 г. британской разведке, осуществившей в Австрии операцию «Серебро», удалось организовать перехват телефонных разговоров по подземному кабелю и тем самым получить ценную информацию о советских войсках и спецслужбах. Тогда англичане проложили три подземных тоннеля, через которые удалось подсоединиться к подземным телефонным кабелям советской администрации. Поэтому американцы, задумывая аналогичную операцию в Берлине, решили проводить ее совместно с англичанами.

Спецслужбы США и Англии к делу подошли основательно. Для начала от агентуры в восточно-берлинском почтовом ведомстве получили карту, указывающую точное расположение советских кабельных сетей. Среди беженцев из Восточного Берлина выявлялись и опрашивались люди, имевшие отношение к системе дальних телефонных линий. Были завербованы агенты на коммутаторах в Эрфурте, Дрездене, Магдебурге. Уже к весне 1953 г. американская разведка имела возможность подслушивать разговоры по советской телефонной линии с 23.00 до 2.00 часов ночи, когда агент имел возможность подключать ее к западноберлинской сети. Но этого было недостаточно. Требовалось получить постоянный и надежный источник информации.

В августе 1953 г. тогдашнему директору ЦРУ Аллену Даллесу был доложен план сооружения подземного тоннеля длиною около 600 м. Половину тоннеля планировали проложить под советским сектором, а в конце тоннеля подключить к советскому кабелю новейшую английскую подслушивающую аппаратуру. Строительство намечалось начать из подвала радиолокационной станции американских ВВС, располагавшейся у самой границы американского сектора — отсюда до советской зоны по прямой было всего 150 м. Особой удачей было расположение в этом месте телефонных кабелей спецсвязи ГДР и штаба ГСВГ — они были проложены вдоль Шёнефельдер шоссе всего в 300 м от границы. Таким образом, достаточно было лишь построить подземный тоннель длиной не более 450 м.

Общий вид радарной станции.     Направление тоннеля.
Слева — общий вид радарной станции; справа – направление тоннеля.
Фото с сайта Гарнизон в Вердере.  Для увеличения щелкнуть по картинке.

В Лондоне 15, 17 и 18 декабря 1953 г. состоялись секретные совместные совещания представителей Центрального Разведывательного Управления США и Сикрет Интеллидженс Сервис Великобритании. В итоге было принято решение о прокладке тоннеля к линиям связи советских войск и линиям связи ГДР. Однако ни ЦРУ, ни СИС не подозревали, что участвовавший в этих переговорах заместитель начальника отдела «Y» (этот отдел внедрял подслушивающую технику на советских объектах) Джордж Блейк являлся ценнейшим советским агентом, причем он не только присутствовал на совещаниях, где обсуждались вопросы строительства тоннеля, но и позже находился в курсе его работы и добываемой с его помощью информации вплоть до отъезда из Лондона в 1955 г. Естественно, советская разведка своевременно получала все необходимые данные, касающиеся тоннеля.

Забегая вперед, надо сказать, что Джордж Блейк семнадцать лет служил в британской внешней разведке МИ 6, из них девять лет работал на КГБ (псевдоним «Гомер»). С 1953 г. он выдавал своим друзьям в Москве все доверенные ему секреты. Вред, причиненный им западным спецслужбам, был огромен. После его разоблачения в 1961 г. состоялся закрытый процесс, чтобы предотвратить распространение сведений о нем среди общественности и затушевать позор МИ 6. В анналах британской разведки «катастрофа с Блейком» стала точкой абсолютного падения. После нее ЦРУ больше никогда открыто не работала с англичанами. Старому доверию между союзными службами на десятилетия был нанесен серьезнейший удар. Через Блейка КГБ идентифицировал более четырехсот западных агентов в Восточной Европе. Через Блейка важные советские агенты были внедрены в сеть западных спецслужб. Вполне оправданно Джорджа Блейка считали самым успешным двойным агентом «холодной войны». Его акции превратили в ничто десятилетия работы западных разведок. За это в 1961 г. он был приговорен к 42 годам тюремного заключения. Но через пять лет мир узнал о сенсационном побеге Блейка из тюрьмы через Бельгию и Западную Германию в Восточный Берлин (лишь сейчас стали известны некоторые подробности). С 1966 года он живет в Москве со своей второй женой — русской. У супружеской пары уже вырос сын. Став пенсионером от КГБ, Блейк (ныне Георгий Бехтер) продолжает работать в научном обществе Московского университета имени Ломоносова в качестве арабиста.

Джордж Блейк (Георгий Бехтер).
Полковник советской разведки Джордж Блейк (Георгий Бехтер).
Фото с сайта ТСН. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Протоколы сверхсекретных совещаний Блейк передал С. Кондрашеву, исполнявшему тогда обязанности резидента КГБ в Лондоне. Когда в Москве получили его доклад о тоннеле, задача обеспечения безопасности Блейка стала главной для руководства КГБ. Поступавшая от Блэйка информация была намного более важной, чем утекавшая через Берлинский тоннель. Поэтому сведения о тоннеле охранялись советскими спецслужбами так же тщательно, как и их англо-американскими коллегами. Ни один человек из работавших в Германии, в том числе Главнокомандующий советскими войсками маршал Гречко А. А., начальник аппарата КГБ в Берлине генерал Питовранов Е. П. (до середины 1955 г.), представители ГРУ и МВД, начальник пограничных войск в Германии, не были осведомлены о тоннеле.

20 января 1954 г. Даллес утвердил проект тоннеля. Несколько недель спустя начались подготовительные работы, в том числе строительство пакгауза, маскирующего вход в тоннель. Когда он был готов, 8 сентября того же года, инженерная часть американской армии приступила к сооружению шахты. Тоннель копали на глубине 16,5 футов (около 5,5 м). Были предприняты беспрецедентные меры безопасности. Тайный пост наблюдения установили в пакгаузе, откуда постоянно наблюдали за местностью в направлении прохождения тоннеля. Поездки в район сооружения тоннеля лиц, не входивших в состав постоянного подразделения, происходили в крытых грузовиках, а скрытно размещенные микрофоны позволяли предотвратить вторжение на запретную территорию и, возможно, улавливать разговоры восточногерманских полицейских.

Местоположение тоннеля.     Рисунок-схема тоннеля.
Слева – местоположение тоннеля (фото с сайта CIA); справа – рисунок-схема тоннеля
(фото с сайта СВР РФ).  Для увеличения щелкнуть по картинке.

При прокладке были применены самые передовые технологии того времени. В начале тоннеля были установлены стальные двери. В глубине советской зоны тоннель заканчивался комнатой, из которой было произведено подключение. Комната соединялась с тоннелем вертикальным стволом. Дальше шла комната, где помещались усилители сигнала. Тяжелая огнеупорная стальная дверь отделяла ствол от тоннеля. На ней имелись надписи на русском и немецком языках, призывавшие держаться подальше.

Дверь в тоннель с маскировочными надписями.
Дверь в тоннель с маскировочными надписями.
Фото из Бундесархива ФРГ.  Для увеличения щелкнуть по картинке.

В помещении, где размещалось подключение, находился чувствительный микрофон, позволявший улавливать любое движение. По обеим сторонам тоннеля лежали мешки с песком для усиления изоляции. Сама магнитофонная комната, располагавшаяся в сотне метров от места подключения, постоянно кондиционировалась, чтобы не допустить перегрева аппаратуры. Все отсеки тоннеля, располагавшиеся под советской территорией, были оборудованы микрофонами, которые должны были предупредить находящихся в тоннеле агентов о попытке несанкционированного проникновения внутрь. В общем, были приняты все меры для сохранения тайны и обеспечения успешной и безопасной работы всего сооружения и его сотрудников. Но даже при таком детальном планировании все неожиданности предвидеть было невозможно, что подтверждает следующий эпизод.

Поскольку зима в Берлине холодная, в тоннеле установили свою автономную систему отопления. Когда после начала эксплуатации тоннеля впервые выпал снег, во время обычного осмотра на поверхности обнаружилось, что снег по линии тоннеля таял, поскольку снизу проникало тепло. Очень скоро на снегу могла появиться дорожка, идущая из западного сектора в восточный, на которую, несомненно, могли обратить внимание. Отопление спешно отключили, более того, в тоннеле поставили холодильные установки.

Расходы на строительство тоннеля составили 6 млн долларов. При строительстве было извлечено 3 100 тонн грунта, для выравнивания тоннеля использовали почти 750 кубометров раствора и 125 тонн стальной арматуры. Готовый тоннель, как и было запланировано, имел длину 450 метров.

Наконец, 11 мая 1955 г. ЦРУ приступило к непрерывному прослушиванию переговоров советских военных и восточногерманских министров. По американской версии информация, добываемая операторами тоннеля, была довольно обширной. Прослушивались три кабеля, «273 металлические пары, составляющие 1200 коммуникационных каналов, и около 500 из них были активными в любое время». Обычно непрерывно записывалось 28 телеграфных линий и 121 телефонная; запись производилась на сотнях ленточных записывающих аппаратов. Всего было записано 443 тысячи переговоров, из них 386 тысяч советских и 75 тысяч восточногерманских. Они легли в основу 1750 разведывательных донесений.

Один из магнитофонов, использовавшихся для записи.
Один из магнитофонов, использовавшихся для записи.
Фото с сайта Гарнизон в Вердере.  Для увеличения щелкнуть по картинке.

По утверждениям американских источников, были получены ценные данные о советских политических акциях и намерениях в Берлине; о структуре, дислокации, перевооружении советских войск в Германии; о Балтийском флоте, его базах и личном составе. Главным вкладом тоннеля в научно-техническую информацию стали данные о людях, связанных с советской атомной программой; местонахождении соответствующих предприятий в СССР и о деятельности «Висмута» — советского комбината в Германии по добыче урановой руды. Была также получена информация о советской военной разведке и контрразведке, о подразделениях восточногерманской службы безопасности. Было установлено более 350 офицеров ГРУ и РУ (Разведуправление ГСВГ), их агентурных операциях и деятельности подразделений, в том числе находящихся далеко за пределами Берлина, например в Тбилиси и на границе с Ираном и Турцией. Была получена также информация, касающаяся Управления военной контрразведки в Германии, возглавляемого генералом Цинёвым Г. К. Однако наши источники утверждают, что советские спецслужбы перевели действительно важные разговоры на другие, хорошо защищенные линии.

Единственным учреждением, которое в значительной степени осталось вне пределов досягаемости тоннеля, был аппарат ПГУ КГБ в Карлсхорсте, который использовал линии правительственной связи.

До сих пор неясно, передавалась ли по кабелям на запад дезинформация. Видимо, если и передавалась, то в очень небольшом количестве, так как для ее подготовки неоходимо привлечение большого количества людей. К тому же она могла быть невольно опровергнута подлинными переговорами, ведущимися по этим же кабелям. Вполне вероятно, что вся истинная информация, подтверждающая миролюбивые устремления СССР, воспринималась англо-американскими спецслужбами, как дезинформация и даже не докладывалась в высшие эшелоны власти. Закомплексованные на советской угрозе, разведчики информировали начальство только о том, что могло ему понравиться и соответствовало их образу мыслей.

Весной 1956 г. руководству КГБ стало ясно, что дальнейшее существование тоннеля может представлять угрозу интересам безопасности СССР. Было принято решение о ликвидации тоннеля. Случилось так, что оно совпало со временем намечавшегося официального визита Н. С. Хрущева в Англию. Поэтому Хрущев дал указание обнаружить тоннель так, чтобы не поставить под угрозу Джорджа Блэйка, и добиться максимальной публичности, акцентируя роль американцев и не упоминая англичан.

Ночью 22 апреля 1956 г. советские связисты, «осуществляя срочный ремонт» телефонного кабеля, обеспечивающего связь между Восточным Берлином и Москвой, «случайно» наткнулись на ответвление. Аккуратно сплетенные в пучки отводные провода были вставлены в свинцовые оболочки и протянуты через деревянную перегородку в лаз, круто уходящий в землю, а оттуда через две стальные двери в обложенный прочной стальной трубой около двух метров в диаметре тоннель, ведущий в сторону границы, разделяющей советский и американский секторы Берлина.

Место обнаружения тоннеля.    Представители международной прессы входят в штольню.    Журналисты у тоннеля.   
Слева направо: место обнаружения тоннеля; представители международной прессы входят в штольню; журналисты у тоннеля.
Фото из Бундесархива ФРГ.  Для увеличения щелкнуть по картинке.

О том, что произошло дальше, существует несколько версий. По советской версии группа поиска спустилась в тоннель в 6 часов утра и увидела работающих операторов в наушниках, включенное записывающее оборудование и несколько человек, пивших кофе. Заметив чужих, операторы сбросили наушники и побежали по тоннелю в сторону американской зоны. Не раздумывая, советские разведчики бросились за ними и остановились только перед баррикадой из мешков с песком, на которых неровными буквами была сделана надпись: «Вы входите в американский сектор!». Увидев это, советская рабочая группа повернула обратно к контрольному пункту, осмотрела имевшееся там оборудование и отключила его от советского кабеля.

Согласно американской версии прослушивание продолжалось даже тогда, когда рабочая группа находилась на контрольном пункте, но еще не спускалась в ствол. С 8 до 9 часов утра было записано множество разговоров. Только в 12.30 восточногерманские техники подняли два люка, проделали дыру в стене и вошли в помещение. В 14.20 в эту дыру вошли советские связисты, внесли кинокамеру. Тем временем американцы намеревались взорвать туннель, но генерал Чарльз Л. Дашер, американский комендант Берлина, узнав, что среди русских могут быть жертвы, отказался дать на это согласие. Тогда вход в тоннель был заложен мешками с песком и на них сделана надпись: "Вы входите в американский сектор!". В 15.00 послышались шаги в коридоре, но американский офицер, взведя затвор незаряженного пулемета, спугнул непрошеных гостей. В 15.35 подключения к кабелям были перерезаны, в 15.50 заглохли микрофоны.

Ветеран тоннеля Джо Эванс и сегодня сомневается в версии КГБ о запланированном «разоблачении» тоннеля: «Я вспоминаю телеграмму, пришедшую к нам в Лондон, что в связи с постоянными дождями повреждены различные телефонные линии в Берлине. Мы должны были подготовиться к следующей ситуации: если пошлют бригаду для устранения неполадок, возникнет опасность того, что они найдут наше подключение. Так и произошло на самом деле. Они просто буквально наткнулись на тоннель и были полностью ошеломлены...».

Еще одна версия опубликована в 1978 году в лондонском пособии по шпионажу. В статье под заголовком «Шпионы на продажу» сказано: «Но 22 апреля 1956 г. русские неожиданно обнаружили тоннель на своей территории. Сработала сигнальная система. Русские никого не нашли в тоннеле, но оборудование было на месте. Операторы исчезли так быстро, что русские обнаружили кипящий кофейник в пустом помещении».

Внутри тоннеля.    Внутри тоннеля.    Внутри тоннеля.    Внутри тоннеля.   
В помещениях тоннеля. Фото из Бундесархива ФРГ.  Для увеличения щелкнуть по картинке.

Вообще-то верить откровениям разведки дело неблагодарное. Ведь огласка какого-либо эпизода или даже рассекречивание документов вполне может оказаться новым хитроумным замыслом, направленным на разработку и проведение очередной изощренной оперативной комбинации. Такова уж специфика работы спецслужб, нравится это нам или нет. Но в данном случае главное, что тоннель был обнаружен. Он просуществовал 11 месяцев и 11 дней

Уже вечером 22 апреля исполняющий обязанности советского военного коменданта в Берлине полковник И. А. Коцюба посетил американского коменданта в Берлине генерал–майора Ч. Дашера и заявил ему протест. Генерал Дашер ответил, что ему ничего не известно о подкопе и что в районе Альт–Глинике расположена обычная американская служба связи. Американский комендант обещал произвести расследование. Полковник Коцюба предложил американскому коменданту самому осмотреть все на месте, а также создать смешанную советско–американскую комиссию для тщательного расследования. Однако американский комендант уклонился от принятия этого предложения. А на следующий день, когда встреча все же состоялась, упорно заявлял, что к уходящему под американский сектор тоннелю американцы никакого отношения не имеют.

Исполняющий обязанности коменданта Берлина полковник Коцюба И. А.
Исполняющий обязанности коменданта Берлина полковник Коцюба И. А. проводит пресс-конференцию.
Фото из журнала «Огонек» № 21 от 20.05.1956 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

На следующий день журналисты всех печатных изданий, информационных агентств и радиостанций, аккредитованные как в Восточном, так и в Западном Берлине, получили приглашение на пресс-конференцию штаба ГСВГ. После пресс-конференции журналистам предложили осмотреть тоннель, где они смогли беспрепятственно вести съемку и передвигаться по всей длине тоннеля.

Такая открытость советских властей, помноженная на полной молчание американских военных, привела к предсказуемому результату: на следующий день многие издания Западного Берлина вышли с передовицами, рассказывающими об американцах, не только устроивших дорогостоящую провокационную операцию, связанную с нарушением границы ГДР, но и не сумевших с честью выйти из нее после провала. Однако среди журналистов были и такие, кто восхищался технической изобретательностью США. Правда, особой сенсации это событие все же не вызвало. Мир волновало другое: визит Хрущева в Англию. В день обнаружения тоннеля он находился на официальном приеме в Букингемском дворце, но не сказал ни одного обидного слова в адрес англичан.

На следующий день отдельные журналисты решили посетить тоннель самостоятельно. Однако, когда корреспондент газеты «Berliner Kurier» Хюбнер и корреспондент информационного агентства «France Presse» Вицино спустились в тоннель и прошли некоторое расстояние, они наткнулись на спешно протянутую американцами колючую проволоку и импровизированные объявления на русском и немецком языках: «Собственность государства США, вход воспрещается» и «Вы входите в американский сектор».

Запрещающие надписи в тоннеле.     Запрещающие надписи в тоннеле.
Запрещающие надписи в тоннеле. Фото из Бундесархива ФРГ (слева) и с сайта Гарнизон в Вердере.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Продравшись через колючку, корреспонденты уперлись в закрытую дверь, из-за которой, по их словам, отчетливо доносилась английская речь. Журналисты постучались в дверь и громко повторили на английском и немецком: «Мы западные журналисты, просим пропустить нас», после чего разговоры за дверью стихли, зато, по словам Хюбнера, начала стрекотать висевшая над дверью кинокамера. Журналистам не осталось ничего, кроме как вернуться в советский сектор и покинуть тоннель.

Точка в игре трех разведок была поставлена весной 1956 г. После скандального разоблачения, когда все улики были налицо и играть в прятки отпала нужда, высокопоставленные деятели из ЦРУ все же пытались утверждать, что, мол, эта операция была самой результативной за последние годы. Ведь тогда ни в Вашингтоне, ни в Лондоне не могли даже в страшном сне предположить главное — их акция оказалась обреченной еще до того, как были созданы чертежи этого проекта. И даже после последовавшего в 1961 г. разоблачения Блейка, когда стало ясно, что операция была провалена еще до ее начала, высокопоставленные сотрудники ЦРУ в течение нескольких лет продолжали делать хорошую мину при плохой игре, отказываясь предать огласке свою неудачу.

Тяжелым ударом явился провал акции и для английских спецслужб. Все 150 специалистов британской секции операции «Золото» были отозваны из Берлина.

Само «обнаружение» тоннеля было проведено настолько искусно, что последовавшее за этим совместное расследование СИС и ЦРУ обстоятельств провала операции пришло к выводу о его чисто технических причинах. Об утечке информации и речи не шло. И только в 1961 г., после ареста Блейка, СИС и ЦРУ стало известно, что советские власти были детально ознакомлены с операцией еще на стадии ее первоначальной разработки.

Тоннель обнаружен!
Тоннель обнаружен! Фото из Бундесархива ФРГ.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Между тем, советская часть тоннеля вплоть до октября 1956 г. оставалась открытой для посетителей. За это время здесь побывало около десяти тысяч человек. Подборку фотографий из фондов Бундесархива ФРГ, на которых запечатлены события тех дней, можно посмотреть здесь (ссылка откроется в новом окне).

Кроме спецслужб от скандала, связанного с тоннелем, пострадал и восточноберлинский садовник Пауль Ноак. Тоннель был проложен прямо под его яблоневым садом, в котором Ноак посадил новые деревья как раз перед обнаружением тоннеля. Во время работ по вскрытию тоннеля сад, разумеется, был срыт. Ноак пытался судиться с мэрией Западного Берлина и требовал от нее компенсации убытков в размере 6500 немецких марок. Тяжба длилась до 1959 г., однако закончилась ничем.

Садовник Пауль Ноак.
Садовник Пауль Ноак, понесший серьезный материальный урон от строительства тоннеля.
Фото из Бундесархива ФРГ.  Для увеличения щелкнуть по картинке.

Вскоре шумиха вокруг тоннеля улеглась. Некогда секретный объект был забыт и оставался заброшенным до 1997 г., когда им заинтересовались историки из берлинского музея Союзников. Трехметровый кусок тоннеля был поднят на поверхность, отреставрирован и выставлен в общей экспозиции музея.

Место обнаружения тоннеля.    Представители международной прессы входят в штольню.    Журналисты у тоннеля.   
Реставрационные работы в тоннеле, 1997 г. Фото с сайта Гарнизон в Вердере. Для увеличения щелкнуть по картинке.

А основная часть тоннеля, располагавшаяся на территории бывшей американской зоны, оставалась лежать в берлинской земле. Владелец участка земли, семья Массанте, долго судилась с американцами, требуя вытащить из земли остатки тоннеля, но безуспешно. Лишь в 2005 г. при строительстве подземного участка автобана А 113, ведущего к аэродрому Берлин-Шёнефельд, последний участок шпионского тоннеля, заполненного к тому времени песком и водой, был поднят на поверхность.

 

 

Использованные источники:
  • Г. Кнопп. Супершпионы. Предатели тайной войны. – Мюнхен, 1997.
  • А. Даллес. Искусство разведки. М., «Международные отношения», 1992.
  • И. Пыхалов. Спецслужбы США. – Издательский Дом «Нева», «ОЛМА-ПРЕСС». СПб, 2002.
  • С. Гейм. Подземный американский шпионаж в Берлине. – Журнал «Огонек» № 21 от 20.05.1956 г.
  • Шпионы пойманы с поличным. – Газета «Советская Белоруссия» от 26.04.1956 г.
  • Материалы сайта Гарнизон в Вердере.
  • Материалы сайта Великие операции спецслужб
  • Материалы сайта Служба Внешней Разведки РФ
  • Материалы сайта Central Intelligence Agency

 

Последнее обновление 17.12.2014.
Яндекс.Метрика