Берлин-1968. Бросок на Прагу.

Берлин, год 1968-й.

   На Вацлавской площади в Праге вам всегда охотно расскажут о том, как 21 августа 1968 г. чехи преградили здесь дорогу советским десантникам. Но никогда не вспомнят, как 15 марта 1939 года на этом же месте 200 тыс. чехов тянули руки в нацистском приветствии под звуки национального гимна и кричали «Хайль!», когда войска Германии входили в Прагу. Тогда почему-то не нашлось ни одного человека, который осмелился бы выступить на защиту Родины. На протяжении всей войны чехи добросовестно работали на оборону Германии, заводы «Шкода» аж до 5 мая 1945 г. исправно поставляли оружие и боеприпасы вермахту. Глава Имперского управления безопасности Гейдрих вообще ездил по Праге без охраны в открытом автомобиле. Его и убили-то случайно. Как напишет чешский писатель Мирослав Кахи: «Коллаборционизм чехов превышал все разумные пределы!» Честь нации спасли немногочисленные подпольщики, а также патриоты, сражавшиеся на Западном фронте, и солдаты Чехословацкого корпуса Л. Свободы. Победившие коммунисты пытались проводить репрессии против тех, кто сотрудничал с нацистами, но как можно привлечь к ответственности сотни тысяч предателей, если они растворились в безликости толпы.

 

Бросок на Прагу.

 

Только сегодня, когда НАТО вплотную приблизилось к границам России, когда Чехия согласна принять американские противоракетные системы, становится ясно, почему в 1968 г. в Прагу должны были войти советские танки.

Всем кто пытался и пытается очернить операцию «Дунай» (ввод войск ОВД в ЧССР), следует понять: своим присутствием в Чехословакии в те тревожные дни лета и осени 1968 г. советские войска и войска Варшавского Договора предотвратили новую войну в Европе, которая в условиях противостояния двух политических систем могла вспыхнуть в любое время.

К середине 60-х военное равновесие в Европе смещается в пользу НАТО. Американцы и их союзники могут использовать тактическое ядерное оружие по всему фронту против стран Восточной Европы. СССР может иметь ядерное оружие только в тех странах, где есть советские войска. В центре Европы — в Чехословакии — советских войск нет. Президент ЧССР и глава компартии А. Новотны наотрез отказывается их размещать. В Праге поговаривают, что так Новотны мстит Брежневу за отстранение Хрущева.

К осени 1967 г. резко обострилась борьба внутри руководства Чехословакии. Это было эхом отстранения от власти Хрущева в Москве. Усилились атаки на друга Хрущева — президента Новотны (хотя было много и тех, кто считал, что меняться вообще ничего не будет, и все политические баталии — не более, чем «возня под одеялом». ЦРУ фиксирует: Брежнев не намерен поддерживать Новотны. На Пленуме ЦК Компартии Чехословакии Л. Брежнев произнесет роковую фразу: «Делайте, как знаете...».

В январе 1968 г. во главе компартии Чехословакии встает А. Дубчек. Чтобы укрепить свои слабые позиции, опытным партаппаратчикам Дубчек противопоставляет свою популярность в массах. Упраздняется цензура. В феврале разгорается скандал: за границу сбежал генерал Чейна, один из сторонников Новотны. Замминистра обороны генерал Янко застрелился. В ЦРУ считают, что оба были причастны к организации военного переворота в пользу Новотны. Пользуясь скандалом, Дубчек проводит чистку в партаппарате, органах безопасности и армии. По странному совпадению изгоняются именно те, кто был настроен на полноценное сотрудничество с Советским Союзом. Взамен Дубчек пытается опереться на интеллигенцию, но у пражских интеллектуалов свои представления о реформах — им вообще не нужна была компартия ни в каком виде. Под давлением Новотны уходит с поста президента. Его место занимает Герой Советского Союза генерал Л. Свобода, но он никак не влияет на ситуацию. Зато все большее влияние на события оказывают Председатель парламента Й. Смрковски и глава правительства О. Черник. Они много говорят о реформах, но секретарь ЦК Компартии Чехословакии З. Млынарж отмечает:

   На протяжении целых трех месяцев партийное руководство решало вопросы, связанные с распределением кресел в верхушке партийного и государственного аппарата. Именно поэтому невозможно было приступить к осуществлению продуманной политики реформ».

В Праге начинают действовать общественные организации, которые отнюдь не намерены ждать. Вопреки всем сегодняшним разговорам чешские интеллигенты совершенно не разделяли идеи реформирования социализма и «пражской весны». Они хотели отстранения коммунистов от власти и сближения с Западом.

В феврале 1968 г. по линии КГБ Л. Брежнев получает документ такого содержания:

   Считаем своим долгом довести до сведения ЦК КПСС. 18 февраля 1968 года в поезде Москва – Прага генеральный консул Чехословакии Йозеф Горелик заявил буквально следующее: «Вы сняли Сталина и Хрущева, а завтра избавитесь от Брежнева. Чехам бы лучше иметь дело с Западом, чем с Советским Союзом. Лучше бы немцы разрушили половину Праги, чем вы пришли со своими танками».

Это сообщение буквально шокирует Брежнева. Он слишком хорошо помнил, как чехи встречали русских в Праге двадцать лет назад. Тогда, в мае 1945 г., генерал Брежнев лично участвовал в освобождении Чехословакии.

По данным американской прессы в 1968 г. в Праге работает американский разведчик Говард Хант. Это не просто агент. Профессионал высочайшего класса, Хант участвовал во всех серьезных операциях ЦРУ от переворота в Гватемале до поимки Че Гевары. Уровень Ханта — это подготовка переворотов и вербовка первых лиц страны.

К весне 1968 г. по требованию чешского руководства из армии и органов безопасности удалены все советские советники. Чешские руководители перестали контактировать с советскими коллегами. Все чаще в прессе звучат призывы к свертыванию отношений с СССР, выходу из Варшавского договора и отстранению коммунистов от власти. Более того, подобные разговоры ведут самые влиятельные деятели уже внутри самой компартии. В это же время разработчик экономических реформ О. Шик заявляет о необходимости изменить экономические приоритеты ЧССР в сторону Запада.

В Москве иллюзий по поводу Чехословакии нет уже ни у кого: после выхода из Варшавского договора Чехословакия немедленно попадет в сферу влияния НАТО и США — так уж устроен мир.

Парижская газета «Фигаро» отмечает:

   Географическое положение Чехословакии может превратить ее как в бастион Варшавского пакта, так и в брешь, открывающую всю военную систему Восточного блока.

На территории Чехословакии вопреки прямому запрету уже работают советские разведчики, переброшенные из стран Западной Европы — председатель КГБ Ю. Андропов знает, чем заканчиваются непродуманные реформы в соцстранах: он это видел сам в 1956 г. в Будапеште.

В марте Председатель советского правительства Н. Косыгин делает еще одну попытку как-то повлиять на чехословацких товарищей, однако мягкость советского руководства воспринимается, как слабость. Граница Чехословакии с ФРГ фактически открыта. Всех, кто выступает против прозападного крена в политике, объявляют сталинистами и предателями.

С весны руководители социалистических стран переходят к прямому военному давлению на Прагу. Проводится череда учений, но одними маневрами дело не ограничивается. В армиях ГДР и Польши идет активная античешская пропаганда. Готовится и Советская Армия.

14 июня в Прагу по приглашению группы местных интеллектуалов прибывает член совета по внешней политике госдепертамента США злейший враг СССР З. Бжезинский. Он открыто выступает с лекциями, в которых предлагает как можно скорее покончить с Советским Союзом, выйти из Варшавского договора и вернуться в лоно западной цивилизации. Никаких протестов со стороны правительства и компартии нет.

27 июня в чешской прессе распространяется программный документ оппозиции «2000 слов», составленный писателем Л. Вацуликом. Суть документа — пересмотр всей внутренней и внешней политики Ченхословакии. Невооруженным глазом видно, что эта программа составлена на основании тезисов Бжезинского.

В июле на территории Чехословакии проходят учения армий Варшавского договора «Шумава». Командиры полков и дивизий, которые были затем задействованы в операции вторжения, знакомились с городами и дорогами Чехословакии, изучали возможные пути выдвижения войск.

Рано утром 18 июля 1968 г. государственную границу ЧССР перешла оперативная группа полевого управления 38 армии Прикарпатского военного округа. Через три дня советско-чехословацкую границу перешли главные силы армии, выделенные для участия в учении. Однако после окончания учений советские войска не спешили возвращаться домой, в места постоянной дислокации. 22 июля в штаб 38 А прибыла группа высших офицеров Чехословацкой армии. По поручению министра национальной обороны ЧССР они спросили: почему, вопреки обещанию маршала И. Якубовского вывести советские войска до 21 июля, они до сих пор в районе учений? По каким причинам задержались и каковы дальнейшие планы? В общем, гостям открыто сказали, что пора собираться домой. После неоднократных требований чешского правительства части 38 А вернулись в свои гарнизоны.

В первых числах августа в пограничном городке Чиерне-над-Тисой проходят переговоры между Политбюро ЦК КПСС и делегацией Чехословакии. Дубчек обещает Брежневу, что реформы будут откорректированы. На 2 августа назначена встреча глав государств Варшавского договора в Братиславе. В Чехословакии ждут, что руководители братских стран решат дело миром. Переговоры проходят спокойно. Участники совещания подписывают коммюнике, согласно которому они имеют право применить силу, если в какой-либо из стран возникнет угроза социализму.

Однако буквально сразу же становится очевидным: Дубчек не контролирует ситуацию. Председатель парламента Смрковски заявляет, что ни на какие уступки Москве они не пойдут. К середине августа становится понятно: идет полноценный выход Чехословакии из советской сферы влияния.

Надо сказать, что к тому времени позиции СССР в мире серьезно пошатнулись. Год назад армии его арабских друзей были разбиты Израилем. На Дальнем Востоке товарищ Мао грозил войной советским ревизионистам. Румыния дистанцировалась от СССР и заигрывала с Китаем. Давний заклятый друг СССР Тито проявляет на удивление повышенный интерес к событиям в Праге. В тех условиях потеря Чехословакии означала бы полный разгром в холодной войне.

Брежнев колеблется. Однако перед глазами свежий пример Франции. В мае там произошли волнения, студенты вступили в схватки с полицией, рабочие захватывали заводы. В Париже шли уличные бои. Президент де Голль уехал в ФРГ. Власть просто валялась под ногами. Но де Голль дал понять и Москве, и своим коммунистам, что он готов попросить военной помощи у НАТО. Тогда СССР фактически поддержал де Голля. Теперь можно было надеяться на взаимность. И 22 июля госсекретарь США Дин Рас открыто сказал советскому послу Добрынину, что США не вмешаются в события в Восточной Европе, что бы там ни произошло.

14 августа в ГДР прибывает министр обороны СССР маршал Советского Союза А. Гречко. Он инспектирует немецкие и советские войска вблизи чешской границы. В разговоре с немецкими солдатами было установлено, что они торопятся, наконец, быть в деле. Министр обороны ГДР Х. Хофман заверил маршала Гречко: «Если будет дан приказ, то через 24 часа в ЧССР все будет забыто!».

А. Гречко и В. Ульбрихт.     Министр обороны ГДР Х. Хофман.
Слева — А. Гречко и В. Ульбрихт во время инспекционной поездки; справа – министр обороны ГДР Х. Хофман.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Здесь сразу же надо отметить следующее: вопреки всем слухам армия ГДР не входила в Чехословакию, хотя в состав боевой группы Центрального фронта были включены 7 танковая и 11 мотострелковая дивизии ННА ГДР, а также 12 пограничная бригада. Немцы очень хотели поучаствовать, но им просто не разрешили. Как дословно заявил в интервью ВГТРК В. Ярузельский (в то время министр обороны Польши), «...с нашей стороны было полное понимание, что был бы скандальным ввод гэдээровских войск...»

Тем временем в объединенном штабе армий стран Варшавского договора уточняются последние детали операции «Дунай».

16 августа в Прагу прибыл глава Румынии Н. Чаушеску. Один из самых жестоких диктаторов Европы Чаушеску и Герой Советского Союза демократ Свобода подписали договор о взаимопомощи. Одним из пунктов значилось «совместное отражение агрессии третьей стороны».

В Москве поняли, кого выбрали на роль третьей стороны. Трудно было отделаться от впечатления, что чехи начали свою собственную игру и стремятся сблизиться с Румынией и Югославией в ущерб Советскому Союзу. Больше медлить было нельзя.

Большая роль отводилась президенту Л. Свободе. Ему было направлено письмо от имени руководителей пяти соцстран. Специально звонил по телефону Л. Брежнев. Президент ЧССР не одобрил ввод войск, но заверил, что против союзников не пойдет и все сделает, чтобы не пролилась кровь. Свое обещание он выполнил. Армия получила указание президента и Президиума ЦК КПЧ не выступать против войск Варшавского Договора.

20 августа в 22 час. 15 мин. в эфире раздался условный сигнал, и операция «Дунай» началась одновременным вторжением более 20 советских, польских, венгерских, болгарских дивизий с трех направлений, высадкой 7 воздушно-десантной дивизии из Каунаса и 103 вдд из Витебска в Праге и Брно. 21 августа в 3 час. 37 мин. десантники на двух головных самолетах 7 военно-транспортной авиадивизии уже высаживались из АН-12 на аэродроме Рузине под Прагой и в течение 15 мин. блокировали основные объекты аэродрома. В 5 час. 10 мин. высадилась разведрота 350 парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103 воздушно-десантной дивизии. В течение 10 мин. они захватили аэродромы Туржани и Намешть, после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С 30-секундным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой. Самолеты 336 авиаполка радиоэлектронной борьбы, поднявшись с аэродрома в городе Стрый на Украине, подавили работу всех радио- и радиолокационных станций на территории Чехословакии (так и хочется спросить нынешнего министра обороны: способно ли на что-то хотя бы отдаленно похожее его потешное войско нового облика с необученными бригадами постоянной готовности?).

Появление союзных войск в чехословацкой провинции было воспринято достаточно спокойно. Люди вообще сначала думали, что идут учения. Совершенно иная ситуация была в Праге, Братиславе и других крупных городах. Там путь советским солдатам преградили сотни людей. На узких улицах технику блокировали демонстранты. Чтобы очистить дорогу, время от времени приходилось открывать предупредительный огонь.

Именно в Праге в составе частей 6 гв. мотострелковой дивизии действовал и 10 отдельный танковый батальон, которым командовал офицер-фронтовик гв. подполковник А. Н. Алексеев. Не все проходило гладко. Был момент, когда машину со Знаменем части и секретными документами оттеснила от колонны толпа, и пришлось стрелять в воздух, чтобы проложить себе путь к основной колонне (об этом случае рассказал В. А. Пинчуков, бывший в то время начальником секретной части 10 отб).

Танки 5 тр 10 отб на Староместской площади.    Танки 2 тр 10 отб на Вацлавской площади.    Танки 5 тр 10 отб у костела.   
10 отб в Праге. Слева направо: танки 5 тр на Староместской площади; танки 2 тр на Вацлавской площади; танки 5 тр у костела.
Фото из архива В. И. Кручинина. Для увеличения щелкнуть по картинке.
Танк комбата А. Н. Алексеева.    Командир 3 взв. 2 тр лейтенант В. Федоренко.    Начальник штаба 10 отб майор Мяндин.   
Слева направо: на переднем плане танк комбата А. Н. Алексеева; командир 3 взв. 2 тр лейтенант В. Федоренко; начальник штаба 10 отб майор Мяндин отгоняет чересчур назойливых папарацци. Фото из архива В. И. Кручинина. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Первый бой произошел в Праге возле Дома радио, куда по призыву дикторов пришло несколько тысяч человек. Советские солдаты оказались полностью окружены. Их стали закидывать камнями и бутылками. Были попытки отобрать оружие. Затем началась стрельба. Было принято решение пробиваться к радиоцентру через толпу. Отряд был обстрелян. Была дана команда открыть ответный огонь. Штурмовая группа ворвалась во двор радиоцентра, где снова была обстреляна.

Колонна 10 отб.     5 тр на Староместской площади.
Слева – колонна 10 отб; справа – танки 5 тр на Староместской площади.
Фото из архива В. А. и Д. А. Алексеевых. Для увеличения щелкнуть по картинке.

К середине дня практически без сопротивления все основные административные и транспортные узлы Чехословакии были заняты солдатами армий Варшавского договора. Войскам дан приказ блокировать казармы армии Чехословакии, в случае сопротивления действовать по обстановке. Но сопротивления не было вообще. Не нашлось ни одного офицера, который поднял бы своих солдат в бой.

Колонна 10 отб.     Утро танкистов.
Слева – группа офицеров и сверхсрочников 10 отб в Праге; справа – утро танкистов.
Фото из архива В. Дубовик (Пинчуковой). Для увеличения щелкнуть по картинке.

Советские донесения показывают, что в Праге боевые действия шли возле радиоцентра и вокзала и закончились к 16-00. В других районах города имели место отдельные выступления вооруженных групп. Почему чехи до сих пор отрицают факты сопротивления — неясно.

Итоговое донесение 20 гв. ОА.     Справка штаба 20 гв. ОА.
Фрагменты итогового донесения 20 гв. ОА и справки штаба 20 гв. ОА.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Утром 21 августа группа сотрудников КГБ и десантников захватывает здание правительства, парламента и ЦК компартии. Все попытки толпы взять здания штурмом отбиты. Руководство Чехословакии во главе с Дубчеком вывезено за пределы Праги, а затем в Москву.

В Москве, между тем, полная растерянность: сформировать просоветское правительство не удалось. В ЧССР продолжаются акции протеста, демонстрации сменяются забастовками. В мире началась антисоветская истерия. Что делать дальше — неясно. Тогда в Москву приглашают президента Чехословакии Л. Свободу. Он давний друг СССР, он генерал, он должен помочь. Первое требование Свободы — освободить Дубчека и остальных, в противном случае он — генерал Свобода — застрелится. Брежнев уступает. В итоге переговоры проходят в полномасштабном формате. Свобода и Дубчек соглашаются с размещением в Чехословакии советских войск.

16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». В договоре фиксировались положения об уважении суверенитета ЧССР и невмешательстве в ее внутренние дела. Подписание договора стало одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. 17 октября 1968 г. начался поэтапный вывод союзных войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября. А на территории ЧССР до 1991 г. оставались пять советских дивизий, входивших в состав Центральной Группы Войск Советской Армии.

По масштабу привлекаемых сил и средств операция «Дунай» была самой крупной из операций, проводимых Советским Союзом после Великой Отечественной войны. По отзывам наших и зарубежных военных специалистов и историков операция «Дунай» была проведена блестяще: четко, молниеносно и успешно.

Всему миру, особенно США и блоку НАТО, была показана сила и мощь войск Варшавского Договора, классический, не имеющий аналогов в военной истории, пример решения оперативно-стратегических задач при минимальных потерях в живой силе и технике и минимальном материальном ущербе для населения ЧССР. В результате еще 20 лет в Европе будет сохраняться военное равновесие.

Приказ военного коменданта Праги.
Было и такое... Приказ военного коменданта Праги.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Но без потерь подобные операции не проходят. Так, в ходе передислокации и размещения советских войск (с 20 августа по 12 ноября) в результате действий враждебно настроенных лиц погибло 11 военнослужащих, в том числе один офицер; ранено и травмировано 87 советских военнослужащих, в том числе 19 офицеров. Кроме того, погибло в катастрофах, авариях, при неосторожном обращении с оружием и боевой техникой, в результате других происшествий, а также умерло от болезней — 87 человек. С чехословацкой стороны погибло 94 и тяжело ранено 345 граждан.

Колонна 10 отб перед выходом из Праги.
Колонна 10 отб перед выходом из Праги. Фото из журнала «Life»
Для увеличения щелкнуть по картинке.

10 отб потерь в ходе операции не имел и 11 ноября 1968 г. вернулся в Берлин. В Берлине на Герман Дункер-штрассе (ныне Тресков-аллее) батальон, следовавший к месту постоянной дислокации, ждала торжественная встреча.

Колонна танков 10 отб на Герман Дункер-штрассе.     Колонна танков 10 отб на Герман Дункер-штрассе.
Прощай, Прага! Здравствуй, Берлин!; Колонна танков 10 отб на Герман Дункер-штрассе.
Фото из архива В. А. и Д. А. Алексеевых. Для увеличения щелкнуть по картинке.
10 отб возвращается.     Белые полосы – опознавательный знак советской бронетехники.
Слева – ноябрь 1968 г. 10 отб возвращается... Фото из архива В. Дубовик (Пинчуковой); справа – белые полосы – опознавательный знак советской бронетехники. Фото из архива В. А. и Д. А. Алексеевых. Для увеличения щелкнуть по картинке.

А чуть позднее в Гарнизонном Доме Офицеров в Карлсхорсте чествовали героев-танкистов 10 отб, мужественно и самоотверженно исполнивших свой воинский долг в Чехословакии. В торжествах приняли участие многочисленные немецкие гости.

Торжественное собрание в ГДО.     Поздравление от школьников 113 школы ГСВГ.
Слева – торжественное собрание в ГДО. Крайний слева командир 10 отб гв. подполковник Алексеев А. Н.; справа – поздравление от школьников 113Торжественное собрание в ГДО.школы ГСВГ, в которой учились дети офицеров и сверхсрочников батальона. Фото из архива В. А. и Д. А. Алексеевых. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Почему-то принято считать, что после ввода войск чехи видели в нас лишь оккупантов и каждого советского человека ненавидели лютой ненавистью. Это далеко не так. Военнослужащие 10 отб, в течение нескольких месяцев выполнявшие боевую задачу в Праге, успели обзавестись за это время множеством друзей среди местного населения. После возвращения 10 отб из Чехословакии эта дружба не только не угасла, но наоборот окрепла. Чехи, подружившиеся в Праге с нашими офицерами, неоднократно потом приезжали в Берлин в гости со своими семьями. Так впоследствии и дружили семьями долгие годы.

Встреча в Берлине с чешскими друзьями.
Встреча в Берлине с чешскими друзьями. Фото из архива В. Дубовик (Пинчуковой).
Для увеличения щелкнуть по картинке.

В июле 1991 г. министр иностранных дел Чехословакии И. Динсбер подпишет документ о выходе его страны из Варшавского договора. Но это было потом.

Вместо эпилога.

Те, кто участвовал в операции «Дунай» не могут быть признаны участниками боевых действий, ибо согласно Приложению Федерального закона «О ветеранах» боевые действия на территории ЧССР в 1968 г. не велись. Не постичь простому смертному логики Госдумы. Фронты есть, подъем по боевой тревоге есть, ввод войск и занятие территории другого государства есть, захват объектов и населенных пунктов есть, убитые и раненые есть, донесения о боевых действиях есть, а самих боевых действий нет! Такая вот история с географией...

 

 

Использованные источники:
  • Сайт В. П. Сунцева Операция «Дунай»
  • Документальный фильм «Горячее лето 1968 года». – ВГТРК, 2008 г.
  • Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. Участие российских (советских) военнослужащих в боевых действиях за пределами Российской Федерации (СССР) после Второй мировой (1946–2002). Коллектив авторов. – М.: Триада-фарм, 2002.
  • В. Мусатов. О «пражской весне» 1968 года. – «Духовное наследие» №№ 12-13 за 1994 г.
  • Блог О «Пражской весне» без предубеждения
  • М. Барятинский. Чешская машина на службе в вермахте. – «Военно-промышленный курьер» № 4 от 2 февраля 2011 г.
  • В. Петров. Лукавая челобитная. – «Военно-промышленный курьер» № 6 от 16 февраля 2011 г.
  • Приложение к Федеральному закону «О ветеранах»

 

Последнее обновление 17.12.2014.
Яндекс.Метрика