Флактурмы. Часть вторая.

БЕТОННЫЕ МОНСТРЫ БЕРЛИНА.

   Пожалуй, самыми загадочными и колоритными образчиками «бетонных монстров Берлина», поражающими воображение своими гигантскими размерами, являются флактурмы (производное от немецкого слова FLugAbwehrKanoneTURM — Flakturm), что в переводе означает «зенитная башня ПВО». Всего за годы Второй мировой войны немцы построили восемь этих грозных железобетонных комплексов: по три в Берлине и Вене и два в Гамбурге. Во второй части обзора рассматриваются действия берлинской ПВО в годы Второй мировой войны.

Часть вторая.
ФЛАКТУРМЫ – КРУШЕНИЕ НАДЕЖД.

 

В преддверии Второй мировой войны высшее военно-политическое руководство Германии было уверено, что угроза налетов вражеской авиации существует лишь для западных, северо-западных и юго-западных районов страны. Поэтому к началу 1939 г. основная масса сил ПВО была развернута в так называемой «западной зоне». Часть сил была эшелонирована в глубину, примерно до рубежа Эльбы с концентрацией вокруг важных объектов. Объективно в тот период военные умы всего мира смутно представляли себе многие аспекты предстоящей воздушной войны, в частности вопросы стратегии и тактики применения авиации и ее оптимального оснащения. В Германии преобладало мнение, что уничтожение авиации противника на земле гораздо больше способствует успеху, чем сильная противовоздушная оборона. Германская концепция молниеносной войны предусматривала нанесение уничтожающих ударов по авиации противника в первый же день военных действий, в результате чего вражеская авиация гарантировано лишалась способности к эффективному противодействию до конца блицкрига. Исходя из этого считалось, что силы ПВО страны могут быть небольшими, быстрое победоносное завершение войны само по себе исключало возможность нанесения противником ударов по тыловым районам. И, хотя руководство рейха всячески стремилось нарастить мощь своих люфтваффе, значение истребительной авиации ПВО при этом явно недооценивалось. Группы истребителей (около 30 машин каждая), выделенные для противовоздушной обороны рейха, планировалось использовать исключительно для защиты определенных объектов. Количество таких групп, размещавшихся в западной зоне ПВО, колебалось от четырех до пяти. Для успешного отражения воздушных атак предполагалось задействовать достаточное с точки зрения командования количество полков зенитной артиллерии и  истребительной авиации, сопряженных с широкой сетью службы ВНОС. В оперативном отношении противовоздушная оборона рейха подчинялась либо постоянным, либо временно создававшимся управлениям ПВО военно-воздушных округов. Такая система ПВО сохранялась вплоть до 1940 г.

В этой системе ключевая роль в уничтожении вражеских самолетов предназначалась зенитной артиллерии. Для немецких зенитчиков это было вполне посильной задачей, учитывая их выучку и качество орудий и приборов. Однако почти до середины 1940 г. в зенитной артиллерии люфтваффе сохранялись методы ведения огня, которые были разработаны в условиях мирного времени и не учитывали специфики грядущей войны. Предполагалось, что вражеские самолеты будут летать на высотах до 5000 м и со скоростью не более 100 м/сек. От зенитчиков требовалось сбивать самолеты противника еще до того, как они подойдут к зоне бомбометания, в случае же прорыва их к цели постараться не допустить прицельного сброса бомб. При этом над обороняемым объектом стремились создать трехслойную зону заградительного зенитного огня. Днем цели обнаруживали посредством оптических приборов, в ночное время применяли прожекторы и звукоулавливатели, хотя от использования последних быстро отказались по причине неудовлетворительной точности их работы. Кроме того, начавшаяся война продемонстрировала серьезное отставание темпов совершенствования зенитной артиллерии на фоне бурного развития авиационной техники. Всего накануне войны в состав зенитной артиллерии входило около 657 тяжелых батарей (то есть около 2600 тяжелых 88 мм и 105 мм зенитных орудий), 560 легких батарей (около 6700 легких 20 мм и 37 мм зенитных орудий) и 188 прожекторных батарей (примерно 3000 прожекторов).

К 1939 г. ответственность за противовоздушную оборону была возложена на главное командование люфтваффе. Приоритет при этом отдавался истребительной авиации, сведенной в 1939 г. в воздушный флот «Митте». Зенитная артиллерия, прожекторы, войска воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) и другие наземные силы и средства ПВО входили в состав воздушных округов и оперативно подчинялись командованию «Митте». Истребительную авиационную дивизию составляли 3—5 истребительных эскадр из 3—4 авиагрупп по 36 самолетов каждая.

Незадолго до начала войны немногочисленные соединения зенитной артиллерии были сосредоточены в Восточной Германии, оставаясь там до окончания польской кампании. Затем эти соединения были постепенно переброшены в западную часть Германии, при этом незначительные силы были оставлены для прикрытия Берлина и других наиболее уязвимых объектов ПВО. Всего в системе ПВО Берлина к началу Второй мировой войны насчитывалось около 160 орудий среднего и крупного калибров (примерно 40 батарей), и около 200 стволов легкой зенитной артиллерии. Все действовавшие против Польши истребители также были переброшены на запад.

При всей сложности возникшей в Европе ситуации вероятность войны на территории Германии руководством нацистского рейха вообще всерьез не рассматривалась. Как тут не вспомнить растиражированное германской прессой хвастливое заявление Г. Геринга, сделанное им в августе 1939 г. после инспекции частей ПВО рейха. Тогда рейхсмаршал разглагольствовал о том, что ни один самолет противника никогда не достигнет Рура. Впрочем, в своей самоуверенности шеф люфтваффе был не одинок. Невероятно, но германское командование, прекрасно осознавая значение авиации в современной войне, одновременно ни во что не ставило возможности авиации своих противников. Так, на совещании командующих видов вооруженных сил летом 1939 г. кто-то из участников высказал «крамольное» предположение о возможности ночных воздушных боев над Германией, однако оно было дружно отвергнуто, как совершенно нереальное.

В результате таких настроений гражданский сектор ПВО страны стал считаться чем-то второстепенным. К тому же принятие законов по организации противовоздушной обороны проходило со скрипом, так как шаги, которые следовало предпринимать в этом направлении, нередко затрагивали чьи-то частные интересы либо вообще противоречили им. Забота по обеспечению гражданской обороны возлагалась все на того же министра имперской авиации Г. Геринга. Фактически к началу войны в Германии была создана лишь видимость ПВО. Города по сути оставались без серьезной защиты от воздушных атак. Германское командование, считавшее, что бомбардировки Первой мировой войны себя не оправдали, вообще не рассматривало идею стратегических бомбардировок. По-настоящему строительство противовоздушной обороны рейха развернулось уже в ходе начавшейся войны и окончательно прекратилось в 1944 г.

 

Однако с началом войны ни Франция, ни Англия даже не пытались воспользоваться благоприятным моментом. Французы, панически боявшиеся (совершенно обоснованно) ответных германских бомбардировок, всячески возражали против использования английским Бомбардировочным командованием французских баз. При этом они, как и немцы, считали, что бомбардировщики имеют исключительно тактическое значение и должны использоваться лишь для поддержки сухопутных войск. А в Англии пришли к выводу, что в сложившейся ситуации правильнее не начинать стратегических бомбардировок, если от них воздержатся и немцы. Было принято решение повременить до тех пор, пока английская авиация не будет значительно усилена. Поэтому английские ВВС в период польской кампании и вооруженного противостояния с Германией, получившего наименование «странная» (или «сидячая») война, лишь изредка совершали налеты на немецкие военно-морские базы и корабли. Зато с первых дней войны английское авиационное командование широко применяло так называемые «листовочные рейды».

Из сообщении английского министерства информации от 4 сентября 1939 г.
   Подразделения Королевских ВВС проводили прошедшей ночью масштабные разведывательные полеты над северной и западной частями Германии, не вступая в бой с вражескими самолетами. Над Германией было сброшено более 6 миллионов листовок с обращением Англии к немецкому народу.

Из «листовочных рейдов» следует, пожалуй, отметить рейд, состоявшийся в ночь с 1 на 2 октября 1939 г., когда четыре самолета 10-й эскадрильи взлетели с английского аэродрома Дишфорд и взяли курс на Берлин. Один самолет, заблудившись, пролетел мимо столицы рейха, но три других благополучно достигли цели и сбросили листовки. Данный полет примечателен тем, что над Берлином впервые появилась группа английских самолетов.

Неизвестно, насколько глубоко немецкий народ проникся содержанием сброшенных листовок и как распорядился этим свалившимся с неба богатством (за первые пять месяцев войны английскими самолетами было сброшено 65 млн штук). Однако пользу, которую принесли английской стороне бессмысленные на первый взгляд «листовочные рейды» трудно переоценить. Каждую ночь бомбардировщики 4-й авиагруппы уходили в очередной рейд. При этом германская ПВО обнаружила свою удивительную неэффективность. Видимо, группа из 20-30 самолетов, разбрасывающих листовки над всей Германией, не вызывала у противника особого беспокойства. Иначе трудно объяснить тот факт, что с 10 ноября 1939 г. по 16 марта 1940 г. в «листовочных рейдах» 4-я авиагруппа не потеряла ни одного самолета (хотя серьезные потери были из-за ошибок английских летчиков в ориентировании — опыт ночных полетов приобретался дорогой ценой). Но самым важным было то, что немцы так и не сумели разглядеть главного: «листовочные рейды» по своей сути явились первым шагом на пути подготовки к стратегическому воздушному наступлению на Германию. К тому же после неудачного налета 18 декабря 1939 г., когда англичане потеряли 15 из 24 «веллингтонов», вылетевших для нанесение удара по военно-морским объектам Германии, Королевские ВВС перешли исключительно к ночным бомбардировкам. В любом случае немцы безнадежно упустили драгоценное время для создания подразделений ночных истребителей. Командование люфтваффе озаботились этим, лишь когда на города рейха стали сыпаться отнюдь не листовки.

 

Первую настоящую бомбардировку Берлина произвели отнюдь не англичане, как было бы логично предположить, а французы в ночь с 7 на 8 июня 1940 г. Налет был совершен одним-единственным бомбардировщиком «Фарман» NC.223.4. Гражданские самолеты этой серии, построенные всего в трех экземплярах, имели дальность полета 5000 км и изначально предназначались для доставки почты в Южную Америку. С началом войны их срочно переоборудовали в бомбардировщики и ввели в состав морской авиации. К боевым действиям успели подготовить лишь один из трех самолетов, носивший имя «Жюль Верн». Инициатором рейда на столицу Германии был командир экипажа «Жюля Верна», известный французский летчик, кавалер ордена Почетного Легиона коммандант (майор) Анри Дайлери, который после долгих стараний добился у командования разрешения на полет. Помимо Дайлери в состав экипажа входили второй пилот Йонет, штурман Коме, радист Скур, бомбардир Дешам и механик Корнейлли.

Командир бомбардировщика «Жюль Верн» коммандант Анри Дайлери.   Экипаж бомбардировщика «Жюль Верн».
Командир Анри Дайлери. Экипаж бомбардировщика «Жюль Верн» (слева направо): Корнейлли, Коме, Дайлери, Йоннет, Скур, Дешам. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Рейд на Берлин был тщательно спланирован. В целях маскировки самолет перекрасили в черный цвет. Поскольку бомбовый отсек у самолета отсутствовал, соорудили наружную подвеску для восьми 250 кг бомб (во время загрузки французы украсили бомбы похабными рисунками и нецензурными пожеланиями в адрес Гитлера). Восемьдесят десятикилограммовых зажигательных бомб предполагалось со всей осторожностью уложить внутри фюзеляжа и сбрасывать на цель вручную. Особое внимание уделялось выбору максимально безопасного маршрута, по которому планировали достичь Берлина. Если бы Дайлери знал, насколько беспечно-самоуверенной окажется германская ПВО, он вполне мог лететь к цели по прямой. Инструкции экипажу были даны строгие: город бомбить запрещено, атаковать лишь заводы на окраине.

В 15.30 7 июня «Жюль Верн» взлетел с аэродрома Мериньяк под Бордо, по длинному обходному маршруту, пролетев над Ла-Маншем, дошел до датского побережья, пересек Данию и Балтийское море, после чего взял курс на Берлин и точно вышел к столице рейха с севера, откуда немцы нападения совершенно не ждали. Собственно говоря, воздушной атаки немцы не ждали вообще ниоткуда, город сиял огнями. Дайлери вывел самолет к аэродрому Темпельхоф, который был хорошо освещен. Немцы никак не отреагировали, видимо, приняв «Жюль Верн» за свой самолет, возвращающийся с задания. Имитировав заход на посадку, французские летчики на 15-метровой высоте прошли над взлетно-посадочной полосой и ушли в сторону. Французский бомбардировщик на стометровой высоте прошел над городом (как потом вспоминал пилот Йонет, они отчетливо видели дома, улицы и машины на них). Наконец вышли на цель и сбросили пять фугасных и серию зажигательных бомб («зажигалки» механик с бомбардиром с большим риском сбрасывали вручную через открытую дверь). Первые взрывы, похоже, вогнали немцев в ступор. Наконец, словно очнувшись, на земле вспыхнули прожекторы и беспорядочно захлопали легкие зенитки.

Между тем «Жюль Верн» возвратился, Дайлери, несмотря на зенитный огонь, сделал второй заход и хладнокровно сбросил на цель три оставшиеся 250 кг бомбы. Пока Дешам освобождал самолет от последних зажигательных бомб, Корнейли по приказу Дайлери бил из пулемета по прожекторам.

Самолет Фарман NC223.4 «Жюль Верн».   Подготовка «Жюля Верна» к очередному вылету.
Слева направо: дальний бомбардировщик Фарман NC.223.4 «Жюль Верн» из состава ВМС Франции – первый самолет во Второй мировой войне, сбросивший бомбы на Берлин; подготовка «Жюля Верна» к очередному вылету. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Сбросив на Берлин весь свой смертоносный груз, «Жюль Верн» взял курс на Лейпциг, пролетел через Германию и северо-восточную часть Франции и благополучно приземлился на своем аэродроме. Рейд, длившийся тринадцать с половиной часов, прошел без потерь, если не считать, что Корнейлли к изумлению присутствующих вылез из самолета босой. Выяснилось, что, расстреляв все патроны, он в состоянии крайнего возбуждения разулся и запустил в суетящихся внизу немцев своими сапогами.

Через день руководство французского адмиралтейства, не моргнув глазом, заявило, что «соединение дальних бомбардировщиков нашего флота в ночь с 7 на 8 июня подвергло бомбежке индустриальный квартал на севере Берлина в качестве ответа на немецкий авианалет на Париж. Все машины вернулись без потерь».

 

Безусловно, эта операция, проведенная силами французской морской авиации, имела скорее психологическое и пропагандистское, нежели военное значение. Тем не менее, событие не прошло незамеченным. Военный обозреватель английской «Дэйли Телеграф» майор Тернер сообщал, что налет французской авиации на Берлин приветствуется в Великобритании и, вне всякого сомнения, может быть повторен английскими Королевскими ВВС, поскольку Англия располагает достаточным количеством тяжелых бомбардировщиков, способных долететь до Берлина с полной бомбовой нагрузкой. Далее, рассуждая о том, что нанести Германии поражение достаточно просто, нужно лишь уничтожить ее нефтеперерабатывающие заводы, Тернер сказал буквально следующее

   ...было подсчитано, что 24 завода в настоящее время производят 2 млн тонн нефти в год, это около половины общей необходимости. Все заводы уязвимы, и один успешный рейд может вывести из строя значительную часть нефтедобывающих ресурсов Германии в течение нескольких месяцев.

В действительности ситуация выглядела не так оптимистично. Английская авиация пыталась совершать подобные налеты еще в мае, сразу после того, как военный кабинет У. Черчилля санкционировал бомбардировки к востоку от Рейна (в ответ на немецкую бомбардировку Роттердама). В ночь на 16 мая 1940 г. 96 английских бомбардировщиков «Веллингтон», «Уитли» и «Хэмпден» поднялись в воздух, чтобы впервые нанести удар по нефтеперегонным заводам и железнодорожным объектам в Рурской области. Хотя потери нападавших были незначительными (германской ПВО удалось сбить лишь один самолет), но и бомбардировка оказалась совершенно неэффективной, так как выйти на цели и атаковать их смогли лишь 24 самолета. При таком состоянии бомардировочной авиации невозможно было разрушить даже небольшие нефтеперегонные заводы. Вскоре вообще пришлось временно отказаться от этой затеи, поскольку началась воздушная «битва за Англию». Тем не менее, принято считать, что именно этот налет положил начало стратегическому бомбардировочному наступлению на Германию, которое уже не прекращалось до самого конца войны.

Бомбардировщик «Веллингтон».   Бомбардировщик «Уитли».   Бомбардировщик «Хэмпден».
Слева направо: английские средние бомбардировщики «Веллингтон», «Уитли» и «Хэмпден». Для увеличения щелкнуть по картинке.

24 августа один из самолетов люфтваффе, летевших на штурмовку английских аэродромов, заблудился и по ошибке сбросил бомбы на окраину Лондона (во всяком случае впоследствии именно так объясняла случившееся германская сторона). Черчилль не поверил в ошибку экипажа и отдал приказ о нанесении бомбового удара по Берлину. В ночь на 26 августа 81 английский бомбардировщик произвел налет на германскую столицу в порядке возмездия за те несколько бомб, что прошлой ночью были сброшены на Лондон. На северо-западную часть города было сброшено 22 тонны бомб, погибли 12 человек, в городе были серьезные разрушения. От большего количества жертв немцев спасло то обстоятельство, что Берлина достигли лишь 29 машин, 7 из которых были сбиты над городом.

В течение последующих ночей английские бомбардировщики произвели еще четыре налета на Берлин, несмотря на угрозу Гитлера сровнять английские города с землей. И, хотя эти бомбардировки были малоэффективны, они вызвали большой общественный резонанс в Третьем рейхе. 4 сентября Гитлер выступил в рейхстаге, предупредив Черчилля, что еще один такой авиаудар — и он будет вынужден бомбить Лондон. Но Черчилль не внял предупреждениям и упрямо продолжал посылать самолеты на Берлин. После того, как 7 сентября в результате очередного налета Королевских ВВС пострадали Бранденбургские ворота и Шарлоттенбургский замок, Гитлер приказал бомбить Лондон. С этого момента воздушная война на уничтожение стала набирать обороты.

Разрушения после налета английской авиации. Берлин, август 1940 г.     Разрушения после налета английской авиации. Берлин, август 1940 г.
Разрушения в Берлине после налета английской авиации. Август 1940 г.
Фото из Бундесархива. Для увеличения щелкнуть по картинке.

В связи с этим в тактику ПВО, прикрывавшей северо-запад страны и Берлин, были внесены корректировки. Было увеличено количество прожекторов, усилена оборона важных объектов, в поясе ПВО зона заградительного зенитного огня стала пятислойной. Налеты противника стали отражаться не только с огневых позиций, расположенных на возвышенностях или крышах домов, но и со специально оборудованных огневых позиций полевого типа. Созданная в конце июля 1940 г. экспериментальная ночная эскадрилья в количестве 23 истребителей Ме-110 спешно разворачивалась в 1-ю ночную истребительную дивизию под командованием генерала Й. Каммхубера. Поскольку выяснилось, что прожекторы не обеспечивают надежного обнаружения и захвата вражеских самолетов, идущих на больших высотах либо в условиях плохой видимости, шире стал применяться радиолокационный метод обнаружения с помощью РЛС «Вюрцбург». Однако из-за нехватки необходимого оборудования основная масса зенитной артиллерии РЛС использовать не могла. Переход на радиолокаторы затянулся почти до 1941 г. Радиопромышленность не могла обеспечить более быстрой разработки новой аппаратуры и ее массового выпуска. Промышленность сильно запоздала и с производством радиолокаторов для ночных истребителей. В итоге при отражении ночных налетов противника приходилось освещать прожекторами весь район вероятного нахождения вражеских бомбардировщиков, чтобы дать возможность своим истребителям находить цели. Помимо всего прочего, немецкие трансформирующие приборы были несовершенны.

 

Англичане тоже не дремали. 19 сентября 1940 г. командование Королевских ВВС включило Берлин в список целей, предусмотренных директивой по проведению бомбардировочного наступления. Для действий по Берлину была выделена особая бомбардировочная авиагруппа, основной задачей которой было нанесение ударов по берлинским электростанциям, газовым заводам и объектам электротехнической промышленности.

Схема расположения башенных комплексов ПВО в Берлине с привязкой к карте 1930 г.
Схема расположения башенных комплексов ПВО в Берлине с привязкой к карте 1930 г.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

В ночь на 24 сентября группа в составе 119 бомбардировщиков «Уитли», «Веллингтон» и «Хэмпден» произвела налет на Берлин. Вследствие плохой погоды и других причин цели достигли лишь 84 машины. Помимо берлинских газовых заводов и электростанций были назначены и запасные цели — станция и аэродром Темпельхоф. Бомбардировка была неудачной. Наибольший успех был достигнут в Шарлоттенбурге, где зажигательными бомбами был подожжен газгольдер. Многие бомбы вообще не взорвались, в том числе и бомба, попавшая в сад канцелярии Гитлера. В Берлине было убито 22 человека, 83 ранено, 781 человек остались без крова.

Согласно официальным отчетам за период с 1 сентября 1939 г. по 30 сентября 1940 г. в Берлине в результате бомбардировок погибло 515 чел., примерно вдвое больше было ранено, 1617 зданий было полностью разрушено и 11477 серьезно пострадало.

 

Для усиления ПВО от высотных налетов авиации в сентябре 1940 г. в центре Берлина началось строительство флактурмов — зенитных артиллерийских башен (подробнее об этом см. часть I статьи). Самыми удобными местами для зенитных башен оказались парки Берлина. Но для обеспечения открытых секторов обстрела необходимо было либо вырубить часть деревьев, либо устанавливать орудия выше их. Немцы выбрали второй вариант, построив высотные башни для установки на них тяжелых зенитных орудий. Помимо этого в целях защиты населения было развернуто строительство мощных бункеров-убежищ.

 

В ночь с 7 на 8 октября 1940 г. 42 самолета английских ВВС совершили самый крупный до этих пор налет на Берлин, в результате которого на город было сброшено 50 тонн бомб. Итог налета — 25 убитых и 50 раненых среди мирного населения. Две машины не вернулись с задания.

В конце октября 1940 г. начальником штаба английских ВВС стал маршал авиации Ч. Портал, до этого руководивший Бомбардировочным командованием. 30 октября он издал директиву, которая, в частности, предусматривала разрушение жилых кварталов, примыкающих к промышленным объектам. Так возник термин «бомбометание по площади». Британский Кабинет согласился с тем, что такого рода бомбардировки представляют собой единственный способ наносить чувствительные удары по Германии в период до начала вторжения в Северо-Западную Европу.

Начальник штаба английских ВВС маршал авиации Ч. Портал, 1941 г.
Начальник штаба английских ВВС маршал авиации Ч. Портал, 1941 г.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

До конца 1940 г. английские ВВС совершили 36 налетов на Берлин. В относительно мощных налетах на Германию в декабре 1940 г. из-за недостатка опыта у экипажей, навигационных трудностей, погодных условий, неправильно рассчитанных затрат на горючее и аварийных посадок англичане потеряли столько же самолетов, сколько их сбила немецкая зенитная артиллерия и к тому времени все еще редко применяющиеся ночные истребители. В декабрьских налетах на Берлин принимали участие всего 289 машин, затем в рейдах английской авиации наступила пауза.

 

В конце 1940 г. у командующего ночной истребительной авиацией рейха генерала Й. Каммхубера родилась идея разместить районы патрулирования вплотную друг к другу с целью создать на пути английских бомбардировщиков барьер, эффективность которого не будет зависеть от облачности. Станции наведения при этом располагались так, чтобы бомбардировщики, летевшие напрямую из Англии, вынуждены были проходить последовательно через ряд районов патрулирования, в каждом из которых их ждал готовый к бою ночной истребитель. Так началось строительство знаменитой «линии Каммхубера» В июле и сентябре 1940 г. были сформированы 1-я и 2-я бригады зенитных прожекторов, в августе следующего года развернутые в дивизии. Каждая прожекторная дивизия включала четыре полка. Обе прожекторные дивизии развернули на «линии Каммхубера».

Генерал Й. Каммхубер, 1941 г.
Командующий ночной истребительной авиацией генерал Й. Каммхубер, 1941 г.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Однако очень скоро британские бомбардировщики научились обходить стороной район, где постоянно патрулировали ночные истребители, и начали летать севернее и южнее линии. В ответ Каммхубер расширил прикрываемую зону, закрыв и обходные пути и разместив станции наведения впереди зон, оборудованных прожекторами. Ночным истребителям при этом рекомендовалось попытаться сначала перехватить бомбардировщики с наведением по радиолокации, а в случае неудачи следовать за ними в зону действия прожекторов (которые также были оборудованы радиолокаторами). В конце 1940 г. «линия Каммхубера» имела протяженность не более 250 км с северо-востока на юго-запад, но затем расширилась и к марту 1941 г. достигла датской границы.

В январе 1941 г. в налетах на Берлин участвовало всего 195 самолетов и после этого бомбовые удары по нему (как и налеты германской авиации на Лондон) на какое-то время прекратились. Битва за Англию обходилась рейху слишком дорого, но не давала нужных результатов. Кроме того, немецкая авиация должна была перегруппировать свои силы перед нападением на Советский Союз. Таким образом первый этап воздушной битвы за Берлин завершился. Город пострадал очень незначительно, жертвы среди населения также были относительно низкими.

 

В марте 1941 г. президент США Ф. Рузвельт отдал приказ командующему ВВС генералу Г. Арнольду о создании стратегической бомбардировочной авиации. К тому времени уже было построено 5 тыс. машин, и в 1942 г. планировалось произвести еще 5 тыс. тяжелых бомбардировщиков. Одновременно в США было подготовлено 12 тыс. пилотов. В свою очередь Англия также прилагала серьезные усилия по увеличению парка тяжелых бомбардировщиков. Хотя дело продвигалосьсь достаточно медленно, тем не менее количество четырехмоторных машин возросло с 41 до 539. Серьезной проблемой для Бомбардировочного командования оставалась нехватка подготовленных экипажей.

 

В мае 1941 г. разрозненное командование дневных и ночных истребителей объединилось под одной крышей. Зенитные же соединения на территории рейха пока остались в подчинении противовоздушного командования отдельных гау. Однако в 1941 г. стали создаваться зенитные артиллерийские дивизии, каждой из которых определялся свой район обороны. Дивизия, прикрывающая Берлин, имела в своем составе в разное время от 2 до 4 полков, полк — от 1 до 3 дивизионов, дивизион насчитывал от 4 до 10 батарей. К маю 1941 г. количество орудий крупного и среднего калибра было увеличено до 260. В состав зенитных артиллерийских дивизий входили также части зенитных прожекторов и аэростатов заграждения. В дальнейшем планировалось создать единое противовоздушное командование рейха.

За оборону Берлина отвечала 1-я зенитно-артиллерийская дивизия, сформированная в Берлине 1 сентября 1941 г. путем переименования 1-го командования ПВО (Берлин). Штаб дивизии размещался в башне управления зенитного комплекса в Тиргартене. Дивизия почти до самого конца войны подчинялась III авиационной области. На момент формирования в состав дивизии входили 22-й (группа «Берлин – Юго-Восток») и  53-й (группа «Берлин – Северо-Запад») зенитные, 82-й прожекторный (группа «Берлин») полки, а также 21-й авиационный батальон связи.

Основным средством защиты от воздушного нападения считалась истребительная авиация, возможности которой явно переоценивались. Предполагалось, что одной истребительной авиационной дивизии хватит для прикрытия нескольких городов. Например, истребительная авиационная дивизия, оборонявшая Берлин, должна была защищать также Штеттин, Лейпциг и Дрезден.

Зона действий истребительной авиации, прикрывавшей Берлин, называлась главной зоной сопротивления. Воздушные бои немецкие истребители завязывали на дальних подступах, вне зоны огня своей зенитной артиллерии. Если налет совершался одиночными самолетами противника, на перехват поднималась пара истребителей, если большими группами, то на задание уходило необходимое количество отрядов истребителей с задачей перехвата вражеских самолетов на дальних подступах. В дневное время истребительная авиация люфтваффе действовала достаточно эффективно, но когда англичане перешли к нанесению ударов в ночное время, ее результативность значительно снизилась, и задача отражения ночных налетов легла в основном на зенитную артиллерию. Но даже зенитная артиллерия прикрывала только центральную часть немецкой столицы и подступы с западного направления. Что касалось восточных и южных районов города, где находились основные предприятия военной промышленности, то они оставались в ночное время вообще без прикрытия. Орудия зенитной артиллерии малого калибра устанавливались, как правило, на территории прикрываемого объекта повзводно, чаще всего на крышах зданий.

В системе ПВО Берлина в этот период имелось 224 зенитных прожектора, объединенных в семь прожекторных дивизионов. Прожекторные станции со звукоуловителями занимали позиции на внешнем крае световой зоны. В сфере огня зенитной артиллерии прожекторы располагались на расстоянии 3—4 км друг от друга по фронту и в глубину. Сопровождение целей осуществлялось в зависимости от высоты полета и метеоусловий различным количеством лучей (от шести и более). Ночью, при сравнительно небольшой толщине облаков, прожекторы, подсвечивая облака снизу, помогали истребителям обнаруживать самолеты противника, летевшие над ними. В этом случае огонь зенитной артиллерии выше облаков был запрещен. Аэростаты воздушного заграждения применялись для обороны наиболее важных портов Германии и некоторых крупных военных заводов.

 

Начало войны с СССР существенно изменило деятельность противовоздушной обороны рейха. Поскольку множество истребителей было переброшено на Восток, оставшиеся на Западном фронте истребительные подразделения сократились на две эскадрильи. Но в июне 1941 г. с введением в эксплуатацию радара «Вюрцбург» для ночных истребителей была одновременно создана новая система перехвата, «гребенка», состоявшая из цепи перехватывающих ловушек. Однако новые РЛС могли отслеживать самолеты противника только на небольшом расстоянии. При этом точно определить высоту, на которой шли бомбардировщики, чтобы дать возможность истребителям вылететь вовремя, было невозможно. Тем не менее потери британских ВВС заметно увеличились. Во время безлунной или беспрожекторной ночи с помощью РЛС можно было следить за передвижением вражеских самолетов и контролировать собственные: один радар засекал приближавшиеся вражеские бомбардировщики, а второй отслеживал положение ночных истребителей. Вдоль западного побережья и вокруг Берлина были созданы специальные округа — взаимно пересекающиеся системы слежения. В каждом округе находился центр руководства и оценки воздушной обстановки с радиусом действия 65 км (таков был радиус действия «Вюрцбурга»), из этого центра ведущий офицер подводил ночной истребитель к цели. Наряду с этой системой ночного слежения зенитчики и летчики-истребители стали применять совместные атаки. Такая тактика применялась при защите больших городов, прежде всего Берлина.

В конце июля 1941 г. на вооружение люфтваффе был принят новый истребитель «Фокке-Вульф-190», почти по всем показателям превосходивший английский «Спитфайр». Англичане не остались в долгу и фактически в то же время стали поставлять в Королевские ВВС двухмоторный деревянный «Москито», который, обладая отличными двигателями Роллс-Ройс и прекрасными высотно-скоростными характеристиками, был практически недосягаем для атак германских истребителей и огня зенитной артиллерии. Этот самолет сыграл очень важную роль в воздушном наступлении на Германию.

Германский истребитель «Фокке-Вульф-190».   Английский многоцелевой бомардировщик «Москито». «Хэмпден».
Слева направо: германский истребитель «Фокке-Вульф-190» и английский многоцелевой бомбардировщик «Москито».
Для увеличения щелкнуть по картинке.

 

Летом 1941 г. была готова первая опытная РЛС для истребителей, получившая наименование «Лихтенштейн ВС». Радар с сектором обзора 15 градусов позволял ночному истребителю обнаружить цель на дальности 4 км и выйти к ней на дистанцию открытия огня. Главным недостатком новой РЛС была большая площадь наружных антенн, снижавшая максимальную скорость истребителя на 40 км/час.

1 августа 1941 г. первоначальная ночная истребительная авиадивизия была преобразована в ХII авиакорпус, который стал центром управления всеми действиями ночных истребителей. Й. Каммхубер считал, что лучшим решением будет дальний ночной истребитель. Он сформировал четыре эскадрильи из лучших ночных летчиков-истребителей и оснастил их машинами Do-17Z, а позднее — Ju-88C-6 (истребительная версия, вооруженная двумя пушками и четырьмя пулеметами) с задачей совершать набеги на базы британских бомбардировщиков, которые предполагалось атаковать и на взлете, и во время захода на посадку. Подобная тактика оказалась успешной и серьезно мешала проведению ночных бомбардировок Германии. Число английских потерь начало возрастать. Согласно данным люфтваффе, с 24 октября 1940 r. по 12 октября 1941 r. летчики элитной группы совершили 1063 боевых вылета, сбили 128 британских самолетов и сбросили на английские аэродромы около 400 т бомб, потеряв при этом над Англией и Северным морем 25 истребителей (еше 9 машин были потеряны в результате авиакатастроф). Хотя по данным Королевских ВВС ими за этот период был потерян лишь 51 самолет, англичане были вынуждены прекратить все ночные тренировочные полеты над районами Англии, где могли появляться немецкие ночные истребители. Окрыленный успехом Каммхубер, заручившись поддержкой Геринга, планировал утроить свои силы. Однако в октябре 1941 г. Гитлер остановил действия дальних ночных истребителей и приказал перебросить самолеты на Сицилию и в Северную Африку.

 

В ночь на 8 августа 1941 г. неприятный сюрприз жителям Берлина преподнесла советская авиация, совершившая свой первый налет на столицу рейха. Всего в течение августа-сентября 1941 г. таких налетов было десять. Это событие при всей незначительности нанесенного ущерба имело большое политическое значение. Подробно история налетов советской авиации на Берлин рассмотрена здесь.

 

В ночь с 12 на 13 августа Берлину пришлось испытать очередной налет британской авиации, самый мощный с начала войны. Английские летчики сбросили на германскую столицу 82 т смертоносного груза.

А в ночь с 7 на 8 сентября английские бомбы обрушились на Потсдамский вокзал и Потсдамскую площадь. Взрыв двухтонной бомбы, упавшей на Парижскую площадь, унес жизни почти 100 человек.

Следующий крупный рейд состоялся лишь в ночь с 7 на 8 ноября. На этот раз удар пришелся по жилым районам Шпандау и Моабит. Этот налет дорого обошелся британским Королевским ВВС, потерявшими 27 самолетов, причем берлинской ПВО впервые удалось сбить несколько новых четырехмоторных бомбардировщиков.

Из воспоминаний командующего британской стратегической авиацией маршала А. Харриса:
   Последняя атака на Берлин состоялась в декабре 1941 г., в то время, когда такой рейд мог иметь лишь политическое значение. Наши потери в тот раз составили 10% ... Четыре часа полета над районами с очень хорошо организованной ПВО ... Наземные службы работали четко, как нигде в Германии ... Кроме того, цели не представляли собой плотно застроенные районы ... Это означает, что только силами значительного количества тяжелых бомбардировщиков можно добиться существенных успехов и причинить противнику серьезный ущерб.

Надо заметить, что на протяжении 1940-1941 гг. Бомбардировочное командование Королевских ВВС весьма сильно заблуждалось относительно эффективности своей деятельности. Известно, что не менее 49 процентов бомб, сброшенных на объекты Юго-Западной Германии в период с мая 1940 г. по май 1941 г., упали вне целей. Основные усилия английской бомбардировочной авиации в этот период были направлены не против Берлина, Рура, и нефтеперерабатывающих заводов, а на северные порты и города, где находились крупные судостроительные верфи: Гамбург, Бремен, Киль и Вильгельмсхафен.

Из воспоминаний английского шурмана К. Оуэна:
   Инструктажи были очень, очень хороши. Они давали нам ощущение, что мы летим бомбить важную цель и нанесем Германии большой урон. И, конечно, мы все на следующее утро слушали сводки ВВС, в которых прославляли наши победы; уровень самообмана был просто потрясающий. Мы думали, что расколошматили их в пух и прах. Я предполагаю, что, может быть, с десяток раз [из тридцати вылетов] мы сбросили бомбы там, где надо; в остальных случаях мы или отбомбились в неправильном месте, или просто распахали им поле.

Победы, одержанные Германией в начале войны при поддержке люфтваффе, помогли окружить рейх широким предпольем захваченных территорий. Английские Королевские ВВС и ВВС США были пока не в состоянии эффективно использовать тяжелые бомбардировщики для нанесения мощных бомбовых ударов по стратегическим целям в глубине Германии. На какое-то время это дало жители Берлина иллюзорное ощущение некоторой безопасности.

Гарнизон зенитной башни Фридрихсхайн, 1942 г.
Личный состав зенитного дивизиона башенного комплекса Фридрихсхайн, 1942 г.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Стратегическая авиационная война против Германии в 1942 г. началась с двух рейдов в ночь на 17 и в ночь на 18 января силами 368 бомбардировщиков. При этом впервые был применен новый метод атаки на цель с помощью сигнальных ракет наведения, так называемых «рождественских елок», выпускаемых специальными самолетами наведения. И все-таки нападавшие потеряли 22 самолета, или 6 % от всех машин, участвовавших в налетах. После этого маршал Харрис принял решение на время отказаться от ударов по Берлину, поскольку это отвлекало силы от подготовки к организованному авиационному наступлению на другие немецкие города. Hовый виток воздушной войны начался с серии пробных ударов по Любеку, Ростоку, Кельну, Эссену и Оснабрюку, а также непрекращавшихся налетов на другие города на северо-западе Германии. 

 

21 февраля 1942 г. новым командующим бомбардировочной авиацией Королевских ВВС стал маршал авиации А. Харрис. Служака до мозга костей (он до конца войны лишь два раза брал отпуск на субботу-воскресенье) через несколько недель после своего вступления в должность заявил: «Есть люди, которые утверждают, что бомбардировщики не могут выиграть войну. Мой ответ по этому поводу: никто и не пытался это сделать. Поживем — увидим». Харрис в кратчайшие сроки установил железную дисциплину во вверенном ему ведомстве и потребовал беспрекословного и быстрого выполнения всех его приказов. В начале 1942 г. в части Бомбардировочного командования стал поступать новейший тяжелый бомбардировщик «Ланкастер». Темп выпуска бомбардировщиков нарастал с каждым днем. У. Черчиллю достаточно было уже самого факта появления этого тяжелого бомбардировщика. Практически сразу было принято решение британского военного кабинета от 14 февраля 1942 года под названием «Area Bombing Directive» — директива о бомбардировках по площади, главной целью которой была признана необходимость сломить волю к сопротивлению гражданского населения противника путем длительных масштабных бомбардировок городов. Предполагалось, что массовые налеты должны спровоцировать недовольство людей правительством и в конечном итоге побудить их к свержению существующего режима. В разъяснениях к даноой директиве было четко указано, что «...целью бомбежек должны быть жилые объекты, а не, скажем, судостроительная или авиационная индустрия. Это должно быть ясно каждому пилоту». Фактически У. Черчилль поставил перед маршалом А. Харрисом конкретную задачу «выбомбить Германию из войны». На вопрос, что это означает, английский премьер ответил внятно: «Это означает, что, если Германия не прекратит войну, она будет обуглена от края до края». Впоследствии сам Харрис вспоминал: «Практически я получил свободу бомбить любой немецкий город с населением 100 тысяч человек и более».

Английский бомбардировщик «Ланкастер».     Американский бомбардировщик Б-17 «Летающая крепость».     Американский бомбардировщик Б-24 «Либерейтор».
Слева направо: английский бомбардировщик «Ланкастер»; американские бомбардировщики Б-17 «Летающая крепость» и Б-24 «Либерейтор».
Для увеличения щелкнуть по картинке.

В тот же самый день произошло еще одно событие, которое в будущем будет иметь для Германии тяжелые последствия. Бригадный генерал США А. Икер, прибывший в Англию с шестью офицерами своего штаба, сообщил о создании первой американской бомбардировочной команды в Европе. Штаб-квартира А. Икера расположилась в семи километрах от штаб-квартиры Королевских ВВС. По всей восточной Британии развернулось грандиозное строительство аэродромов для приема американских тяжелых бомбардировщиков. Всего к началу июня 1942 г. было готово 127 аэродромов. Уже 23 июня 1942 г. в Англию стали прибывать американские стратегические бомбардировщики Б-17 «Летающая крепость» и Б-24 «Либерейтор» из состава 8 воздушной армии США под командованием генерал-майора К. Спаатца.

Бригадный генерал А. Икер (справа) и генерал-майор К. Спаатс; около 1942 г.
Бригадный генерал А. Икер (справа) и генерал-майор К. Спаатс. Примерно 1942 г.
Фото из библиотеки Конгресса США. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Hовый этап воздушного наступления на Германию начался с серии ударов по Любеку, Ростоку, Кельну, Эссену и другим городам. Кульминацией воздушной войны стал налет тысячи британских бомбардировщиков на Кельн в ночь с 30 на 31 мая 1942 г. Хотя в мае 1942 г. в распоряжении маршала А. Харриса имелось только 416 самолетов первой линии, ему удалось, используя самолеты второй линии и учебные эскадрильи, собрать и послать в ночь на 30 мая на Кельн 1046 бомбардировщиков. В результате площадь разрушений оказалась больше, чем от всех предыдущих налетов. Однако последняя большая операция английских ВВС в первой половине 1942 г. (налет тысячи бомбардировщико на Бремен) была неудачной. Из 1006 машин, взявших вечером 25 июня курс на Бремен, вследствие плохих метеоусловий лишь 713 самолетов достигли цели, при этом 49 из нитх было сбито немецкой ПВО. После этой неудачи «тысячные» бомбардировки англичанами были временно приостановлены.

Берлин на какое-то время был оставлен в покое, если не считать, что с июля 1942 г. удары по нему возобновила советская авиация (в основном самолетами Ил-4). Понятно, сейчас западные историки стараются вообще об этом не упоминать. Хотя осенью 1942 г. британское Бомбардировочное командование вынашивало мысль о массовых налетах на Берлин, сделать это было весьма проблематично, поскольку на тот момент в распоряжении маршала А. Харриса было всего 80 четырехмоторных дальних бомбардировщиков, пригодных для выполнения таких сложных задач, как преодоление берлинской ПВО. Показателен факт, что население Берлина в этот период увеличилось на 112 тыс. человек.

Схема зенитного прикрытия Берлина в октябре 1942 г.
Схема зенитного прикрытия Берлина в октябре 1942 г.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Однако спокойствие было обманчивым. Немногие трезво мыслящие военные чины рейха после разрушительного ночного налета на Кельн в мае 1942 г. поняли, что ожидает в недалеком будущем города Германии. Геббельсовсая пропаганда восторженно трещала о 39 уничтоженных над Кельном британских бомбардировщиках (впервые ночным истребителям удалось сбить такое количество вражеских самолетов), а командующий ночной истребительной авиацией генерал Й. Каммхубер был в смятении от этих цифр, поскольку они означали, что его летчики сбили менее четырех процентов участвоваших в налете машин. Такие низкие результаты действий ночных перехватчиков не могли воспрепятствовать дальнейшим бомбардировкам. Был и еще один негативный фактор. Существующая на тот момент тактика действий германских ночных истребителей, дежуривших в назначенных им зонах, оказывалась совершенно неэффективной против массированных соединений вражеских бомбардировщиков, летящих плотным непрерывным потоком. Налет на Кельн также наглядно показал, что немецкая радарная система тоже бессильна против массового бомбардировочного потока. Это относилось и к башенным зенитным комплексам, которые не были рассчитаны на противодействие такому количеству самолетов противника. Впрочем, до начала 1943 г. система ПВО Германии еще могла обеспечить достаточную защиту объектов от нападения авиации западных союзников.

Результат одного из налетов английской авиации. Берлин, 1942 г.
Результат одного из налетов английской авиации. Берлин, 1942 г.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

 

В начале 1943 г. английская авиация нанесла по Берлину несколько ударов различной интенсивности. Эти налеты явились прелюдией к полномасштабному воздушному наступлению на Берлин, которое Бомбардировочное командование Королевских ВВС планировало развернуть осенью. Пока же дело ограничилось отдельными бомбардировками.

В ночь на 18 и 19 января английская авиация совершила два не очень мощных налета на столицу рейха (в ответ немцы после долгого перерыва предприняли бомбардировку Лондона, но самолеты не сумели выйти на цель).

30 января свой первый налет на Берлин совершили 6 скоростных бомбардировщиков «Москито» 105-й эскадрильи. Этот налет к тому же стал первым дневным налетом английской авиации на столицу рейха. Точно в обеденное время с высоты 9000 м на радиостудию на Мазурен-аллее было сброшено 2 тонны бомб. Этот налет имел пропагандистский подтекст и был приурочен ко времени выступления рейсмаршала Г. Геринга с торжественной речью в честь 10-летней годовщины прихода Гитлера к власти.

11 февраля 1943 г. в Германии начался призыв учащихся юношей 1926–1927 годов рождения в части люфтваффе. 15–16-летние подростки без отрыва от школьных занятий проходили службу в качестве помощников на зенитных батареях, расположенных неподалеку от их места жительства. Наряду с ними обязанности зенитчиков выполняли и юноши более старших возрастов, которые были заняты на производстве. Для тяжелых работ на батареях крупных калибров стали широко использовать советских военнопленных.

 

С весны 1943 г. начались первые крупные воздушные удары по Берлину.

1 и 2 марта британские бомбардировщики нанесли по Берлину два удара, в которых впервые были использованы зажигательные бомбы в сочетании с 1800 кг «блокбастерами» — исключительно мощными фугасными бомбами, специально предназначенными для разрушения строений. Основными целями были район Вильмерсдорф и центр города. Большинство бомб угодило на Унтер-ден-Линден, Вильгельмштрассе, Фридрихштрассе, Беренштрассе и Лейпцигерштрассе. Были разрушены Хедвигскирхе и еще четыре церкви. При этом нападавшие потеряли 4,6 % участвовавших в рейде машин. Примечательно, что об этом У. Черчилль посчитал необходимым сообщить в личном послании И. В. Сталину.

Из послания У. Черчилля И. В. Сталину от 2 марта 1943 г.
   Прошлой ночью мы снова послали 370 машин и сбросили 700 тонн на Берлин. Первые донесения говорят о превосходных результатах.

27-29 марта состоялось еще два мощных налета, в результате которых появились первые жертвы среди животных Берлинского зоопарка. Было разрушено также здание штаба разведки ВВС в пригороде Тельтов.

Из послания У. Черчилля И. В. Сталину от 30 марта 1943 г.
   Прошлой ночью Королевские Воздушные Силы сбросили свыше 700 тонн бомб на Берлин. Налет был весьма успешным. Из 302 четырехмоторных бомбардировщиков мы потеряли 19.

За время мартовских налетов 1943 г. в Берлине погибло 700 человек. Общее количество жертв среди мирных жителей составило 1700 человек. И это было только начало надвигавшегося кошмара. Пока разрушения не так бросались в глаза, как в других городах, в полной мере испытавших на себе мощь британской авиации. Опасность пожаров тоже до поры была относительно низкой. Тем не менее на расчистку завалов и устранение последствий городу могло потребоваться более полугода.

 

Затем последовало три бомбардировки в июне и еще две в июле. Налеты совершались скоростными бомбардировщиками «Москито» с использованием новых прицелов и радаров. Союзники лишь готовились к грядущей воздушной битве за Берлин, поэтому ущерб от бомбардировок был пока относительно небольшим.

Вскоре Берлин получил короткую передышку — в конце июля союзная авиация была занята проведением грандиозной воздушной операции «Гоморра», в результате которой за неделю был превращен в груду дымящихся развалин Гамбург (подробнее об этом можно посмотреть здесь ). Воздушная война на уничтожение набирала обороты.

Из сообщения Агенства Рейтер от 4 августа 1943 г.
   По мнению экспертов, после воздушных налетов на Гамбург предстоят следующие похожие операции, которые с большой вероятностью будут направлены против Берлина. Указывается на то, что на многочисленных новых аэродромах, которые могут обслуживать тяжелые четырехмоторные бомбардировщики Королевских ВВС, работа идет полным ходом. Во время планируемых налетов на Берлин предпочтение будет отдаваться ночным операциям. Дата проведения операции ориентирована прежде всего на длинные ночи, продолжительность которых каждую неделю увеличивается на полчаса. Для тяжелых бомбардировщиков это дает возможность каждую неделю углубляться на территорию Германии на 80 километров.
   Поскольку Берлин находится только на 200 километров дальше, чем Гамбург, английские ВВС в состоянии долетать до него два-три раза в неделю. Американцы также начнут через несколько недель дневные налеты на Берлин. При этом следует упомянуть, что 8-й американский воздушный флот уже опробовал дневной полет до Варнемюнде, что соответствует расстоянию до Берлина.

В начале августа 1943 г. британское Бомбардировочное командование вплотную занялось подготовкой массированного воздушного наступления на Берлин. Операцию было решено начать ближе к зиме, чтобы максимально эффективно использовать продолжительность зимних ночей для увеличения подлетного времени, поскольку Берлин все еще оставался сложной целью.

 

В период с 23 августа по 4 сентября 1943 г. английская авиация нанесла три чувствительных удара по Берлину. В ночь на 24 августа на столицу рейха было сброшено 1700 т бомб, в ночь на 25 августа 1450 т, и в ночь на 4 сентября еще 1000 т. Во время первого рейда бомбардировщики нанесли удар по центральной части города, а в результате последнего налета существенно пострадали промышленные районы Зименсштадт, Мариендорф и Лихтерфельде.

Становилось совершенно ясно, что Берлин отныне будет постоянно находиться под угрозой новых ударов вражеской авиации. Поэтому рейхсминистр пропаганды, а по совместительству гауляйтер Берлина Й. Геббельс развернул мощную пропагандистскую кампанию, направленную на скорейшее проведение эвакуации из города той части населения, которая не работала на войну. Прежде всего это касалось женщин, детей и стариков. В течение трех последующих месяцев столицу покинуло около миллиона жителей. Среди прочих принятых мер можно отметить закрытие школ.

 

В середине ноября 1943 г. начался очередной этап битвы за Берлин, который продолжался вплоть до марта 1944 г. Разрушение столицы Германии было очень непростой задачей хотя бы уже потому, что Берлин был по размерам больше Лондона. После битвы за Рур это была крупнейшая стратегическая операция британских ВВС. В качестве целей были выбраны административные кварталы и правительственные здания в центре города, районы с наиболее высокой плотностью населения, а также промышленная зона, в которой были расположены 103 предприятия, главным образом машиностроительных и электротехнических. В рамках этой операции авиацией союзников на Берлин было совершено 16 крупных налетов.

 

Первый налет на Берлин состоялся в ночь на 19 ноября силами 440 бомбардировщиков, 402 из которых смогли прорваться к цели и обрушить на город 1593 т фугасных бомб. Потери нападавших при этом были минимальными — 9 самолетов (чуть более 2 %). Возможно, сыграла свою роль тактическая уловка англичан, которые с целью отвлечения от германской столицы ночных истребителей одновременно с налетом на Берлин нанесли мощный вспомогательный удар по Людвигсхафену-на-Рейне.

Еще два мощных удара британские летчики нанесли 22 и 26 ноября. Оба налета красочно описал в своих воспоминаниях тогдашний рейхсминистр промышленности А. Шпеер.

Из воспоминаний А. Шпеера.
   Около половины восьмого вечера 22 ноября 1943 года, когда я проводил совещание в своем кабинете, прозвучала сирена воздушной тревоги: армада бомбардировщиков приближалась к Берлину. Когда самолеты были над Потсдамом, я прервал совещание и отправился на ближайшую позицию зенитной артиллерии, намереваясь оттуда наблюдать за налетом. Едва я поднялся на вершину башни, как прочные железобетонные стены затряслись от близких разрывов бомб, и я бросился в укрытие. За мной, толкаясь, спускались по лестнице пострадавшие от взрывной волны зенитчики. В течение двадцати минут взрывы следовали один за другим. Я взглянул в лестничный колодец и увидел внизу в густом облаке цементной пыли плотно спрессованную людскую массу. Когда град бомб прекратился, я отважился вновь выйти на наблюдательную площадку. Здание моего министерства было охвачено огнем. Я немедленно помчался туда. Секретарши в стальных касках, похожие на амазонок, самоотверженно спасали папки с документами, хотя поблизости еще рвались бомбы. На месте моего кабинета зияла огромная воронка.
   В нашем министерстве больше ничего нельзя было спасти, но пламя быстро подбиралось к соседнему восьмиэтажному зданию управления вооружения сухопутных войск. Взвинченные пережитым налетом, испытывая острую необходимость делать хоть что-нибудь, мы ринулись туда спасать ценные телефоны спецсвязи. Мы просто обрывали провода и относили аппараты в безопасное место, в бомбоубежище под зданием.

По всей вероятности в мемуарах А. Шпеера речь идет о башенном зенитном комплексе Тиргартен — именно этот флактурм находился ближе всего к министерству военной промышленности и вооружений. Вызывают интерес и подробности второго налета, приводимые Шпеером, где он описывает пожар на танковом заводе «Алкетт», эвакуированном в Берлин из Рурской области.

Из воспоминаний А. Шпеера.
   26 ноября 1943 года, через четыре дня после уничтожения здания моего министерства, во время массированного налета на Берлин возник страшный пожар на важнейшем танковом заводе фирмы «Аллкетт». Было разбомблено здание центрального телефонного узла Берлина. Моему коллеге Зауру пришла в голову мысль позвонить в берлинское пожарное управление по неповрежденной прямой линии связи через Ставку фюрера. Именно поэтому Гитлер узнал о пожаре и, не потребовав никаких объяснений, приказал бросить на тушение танкового завода все пожарные команды из окрестностей Берлина.
   Тем временем я добрался до «Аллкетта». Почти все главные цеха выгорели дотла, но пожар уже был потушен. Однако продолжали прибывать пожарные команды даже из таких отдаленных пригородов, как Бранденбург, Ораниенбург и Потсдам. Поскольку они получили приказ лично от фюрера, я так и не смог убедить их отправиться на тушение других пожаров. В то раннее утро все улицы вокруг завода были забиты бездействующими пожарными машинами, а в других частях города полыхал огонь.

В результате ноябрьских ударов британской авиации в Берлине погибло 2966 человек. Было полностью разрушено 68252 здания, еще 5837 строений получили значительные повреждения, а 6533 были разрушены незначительно. Без крова остались 400 тыс. жителей. К расчистке завалов на улицах было привлечено почти 50 тыс. военнослужащих. Городские власти продолжали принимать меры для недопущения возвращения в город эвакуированных жителей, по этой причине школы продолжали оставаться закрытыми. В то же время правительственные структуры получили указание продолжать работать в столице, пока это возможно.

Еще один произошел в ночь на 3 декабря. В этом длившемся всего сорок минут налете принимало участие 650 бомбардировщиков, из которых на цель вышли 458 самолетов. Подобные кратковременные удары английская авиация наносила по Берлину до конца года. Но главные испытания были впереди.

 

 

Использованные источники:
  • Алябьев А. Хроника воздушной войны. Стратегия и тактика. 1939–1945 гг. – М.: Центрполиграф, 2006. С. 13, 33, 125.
  • Барц К. Свастика в небе. Борьба и поражение германских военно-воздушных сил. 1939-1945 гг. – М.: Центрполиграф, 2009.
  • Веремеев Ю. Г. Зенитные башни Германии.
  • Вторая мировая война на море и в воздухе. Причины поражения военно-морских и воздушных сил Германии. Пер. с нем. Л. А. Игоревского. – М.: Центрполиграф, 2011. С. 205-206.
  • Гарт Лиддел Б. Г. Вторая мировая война. – М.: АСТ, СПб.: Terra Fantastica, 1999. С. 622-645.
  • Залесский К. А. Люфтваффе. Военно-воздушные силы Третьего рейха. – М.: Яуза, 2005. – с. 199.
  • Замятин С. С. Огненный шторм. Война авиации против городов во время II мировой войны. Монография.
  • Итоги Второй мировой войны. Выводы побеждённых. – СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1998 С. 203, 217.
  • Канаев В. М. Особенности противовоздушной обороны европейских столиц во Второй мировой войне. – Военно-исторический журнал, 2 – 2005.
  • Мировая война. 1939–1945. – М: ACT; СПб.: Полигон, 2000. — 736 с., ил. (Военно-историческая библиотека). С. 599-644
  • Ричард Д., Сондерс Х. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне (1939-1945 гг. – М.: 1963. – С. 133, 165-166.
  • Румпф Г. Огненный шторм. Стратегические бомбардировки Германии. – М.: ЦентрполиграФ, 2010. С. 39-40, 96-98.
  • Самолёты Франции. Авиация во Второй Мировой войне. Часть 2. – Жуковский, ЦАГИ, 1996. – С.3-5.
  • Смирнов П. Боевые операции люфтваффе: взлет и падение гитлеровской авиации. – М.: Яуза-пресс, 2008. – 608 с. С. 42.
  • Харук А. И. Артиллерия вермахта. – М.: Эксмо, 2010. – с. 42.
  • Хейстингс М. Вторая мировая война 1939-1945. Ад на земле. – М.: АНФ, 2015.
  • Шант К. Бомбардировщики союзников 1939-1945 : справочник-определитель самолетов. [Пер. с англ. А. Колина]. – М.: Эксмо, 2009. – с. 42.
  • Широкорад А. Б. Бог войны Третьего рейха. – М.: АСТ, 2003.
  • Шпеер А. Третий рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности. 1930-1945. Пер. С. Лисогорского. – М.: Центрполиграф, 2005.
  • Arnold D., Janick R. Sirenen und gepackte Koffer. – Berlin : Ch. Links Verlag, 2003.
  • Foedrowitz M. Flak-Towers. – Berlin: Underworlds' Association, 2007.
  • The Chronicle (Adelaide, SA) – Thursday, 13 June 1940.
  • The West Australian (Perth, WA) Thursday 17 October 1940.
  • The Chronicle (Adelaide, SA) – Thursday, 13 June 1940.
  • The Chronicle (Adelaide, SA) – Thursday, 13 June 1940.
  • The Chronicle (Adelaide, SA) – Thursday, 13 June 1940.
  • The Kalgoorlie Miner (Kalgoorlie, WA) – Monday, 15 March 1943.
  • Yonnet H. Le Jules Verne, Avion Corsaire. – Paris: France-Empire, 1956.

 

Перейти к списку материалов по теме «Бетонные монстры Берлина».

 

 

Последнее обновление 13.12.2016.
Яндекс.Метрика