Л. Богатюк. Под грифом «Совершенно секретно».

Л. Богатюк.

Под грифом «Совершенно секретно».

Богатюк Леонид Дмитриевич – в 1973-1975 гг. водитель взвода связи 10 отб.

Первые полгода я служил шофером заправщика во взводе подвоза, затем был переведен во взвод связи на автомобиль-салон начальника штаба. В июле 1974 г. в Трампе формировался сводный автобат для поездки на целину (ему присвоили номер 1954 в честь 20-летия освоения целинных земель). Из 10 отб направлялись две автомашины с водителями. Начальник штаба сказал, что мой ЗИЛ-157 тоже пойдет на уборку — будут снимать будку и ставить кузов, а мы получим новый автосалон на базе автомобиля ЗИЛ-131. Я долго умолял его направить меня с моим автомобилем — такой шанс побывать в Союзе выпадал очень редко. Еле уговорил. Так я из Германии попал на уборку урожая в Саратовскую, Кустанайскую, Винницкую области (об этой командировке нужно рассказывать отдельно). В общем, вернулся в ноябре 1974 г., а в батальоне новый комбат, новый начальник штаба, новый командир взвода связи. Тогда-то и произошел этот случай. После возвращения с целины мой автомобиль направили в Бернау в рембат. Я занимался там ремонтом, периодически приезжая в батальон. И вот в начале февраля 1975 г. я прибыл в часть как раз накануне учений, и на время учений был задействован в наряд по КПП. Дежурным же по части остался начфин батальона, который именно в это время готовился к ревизии. Как-то раз он направил меня в свой кабинет с заданием подобрать с пола все разбросанные и скомканные бумаги и сжечь их. Я быстро и точно выполнил поставленную задачу. При этом на глаза мне попалась затоптанная брошюрка — что-то наподобие тарифно-квалификационного справочника офицерского состава с размерами зарплат и с невзрачной пометкой «Сов. секретно» в углу обложки. Но приказ есть приказ — ее я тоже без малейших колебаний сжег в печке в подвале штаба. Суматоха началась сразу после учений, когда все спохватились и в панике бросились искать пропавший секретный справочник. Оказывается, начальник секретной части должен был выдавать эту книжицу под роспись начальнику финчасти, а в конце дня ее забирать. В батальон тут же нагрянула грозная комиссия из высоких чинов и особистов. Я был вызван к комбату, который стоял бледный по стойке «смирно» перед суровым начальством. Меня подробно расспросили, как все было, провели следственные эксперименты и больше не трогали, поскольку то, что я ее сжег, было гораздо лучше, чем если бы она просто бесследно пропала. Ну, а командному составу, конечно же, повезло намного меньше, чем мне, и вряд ли удалось отделаться так легко…

 

 

Последнее обновление 19.01.2015.
Яндекс.Метрика