Трептов-парк

Мемориал в Трептов-парке.

   8 мая 1949 г. в берлинском Трептов-парке открылся один из самых величественных символов Великой Победы. На многометровую высоту вознесся Воин-освободитель с немецкой девочкой в руках. Этот тринадцатиметровый монумент стал по-своему эпохальным. Миллионы людей, посещающие Берлин, стараются побывать именно здесь, чтобы поклониться великому подвигу советского народа.

Трептов парк. На его аллеях и лужайках вот уже более 100 лет (парк был основан в 1876 году) жители Берлина отдыхают от шума и суеты большого города. Некогда на его аллеях прогуливались дамы в кринолинах, степенные кавалеры в цилиндрах и важные няньки с нарядными детьми в матросских костюмчиках. И хотя в наше время их сменили поклонники роликовых коньков, а дети, дамы и кавалеры переоделись в джинсы, парк по-прежнему популярен среди жителей немецкой столицы.

Было время, когда в парке часто можно было встретить представителей немецкого рабочего движения. Им Трептов-парк виделся удобной площадкой для митингов и манифестаций, проходивших под руководством Карла Либкнехта, Клары Цеткин, Эрнста Тельмана. Вполне вероятно, что именно этот факт «биографии» парка предопределил его роль в послевоенной истории.

В 1949 году началась новая страница в истории Трептов парка. Здесь был открыт монумент советским воинам — великое произведение искусства и один из самых грандиозных надгробных памятников в истории человечества. Ведь мемориал в Трептов парке — не только образец художественного стиля и пропаганды сталинской эпохи, но и место упокоения 5000 советских воинов, павших в битве за Берлин.

Вид мемориала с воздуха.
Вид мемориала с воздуха. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Мемориал в Трептов-парке воздвигнут сразу после окончания Второй мировой войны, в 1947-1949 гг. Сюда перенесли останки воинов, временно захороненных на разных городских кладбищах. Место было выбрано советским командованием и закреплено в приказе № 134. Мемориальный комплекс в Трептов-парке сделали из гранита, который был обнаружен в немецком тайнике на берегу реки Одер. Сюда, начиная с 1939 г., его стали свозить из западноевропейских стран для сооружения, как планировали в Рейхе, «памятника всемирной победы фашизма». Кажется, сама история посмеялась над этими замыслами и распорядилась, чтобы камень пошел на памятник, олицетворяющий как раз победу над фашизмом.

«В 1945 г. я оказалась в числе тех немецких женщин, чьим рукам довелось готовить братские могилы советским солдатам, погибшим за наше освобождение от гитлеровского фашизма. Наша первая задача была расчистить в Трептов-парке от кустарника и деревьев местность, предусмотренную для захоронения. На это ушли целые недели и месяцы. И вот прибыли первые автоколонны с печальным грузом... Носильщики опускали гробы в подготовленные нами могилы. От увиденного у нас буквально сжималось сердце... Мои мысли были где-то возле русской матери, чей любимый сын в этот час обрел покой в немецкой земле...»

Из воспоминаний коренной жительницы Берлина Фриды Хольцапфель:
   В 1945 г. я оказалась в числе тех немецких женщин, чьим рукам довелось готовить братские могилы советским солдатам, погибшим за наше освобождение от гитлеровского фашизма. Наша первая задача была расчистить в Трептов-парке от кустарника и деревьев местность, предусмотренную для захоронения. На это ушли целые недели и месяцы. И вот прибыли первые автоколонны с печальным грузом... Носильщики опускали гробы в подготовленные нами могилы. От увиденного у нас буквально сжималось сердце... Мои мысли были где-то возле русской матери, чей любимый сын в этот час обрел покой в немецкой земле...

Совсем иные эмоции присутствовали у соседей фрау Хольцапфель по работе в Трептов-парке. Многие еще долго и отчужденно воспринимали сооружаемый мемориал лишь как «русский памятник». Преобладала одна мысль: «Где бы еще раздобыть хлеб насущный»? Время было голодное. Быт вчерашних подданных третьего рейха, взявших в руки лопату, кирку, молоток каменотеса, грабли садовника или резец скульптора, в условиях послевоенной разрухи был далеко не обустроен. Как и лежавшие вокруг в руинах жилые кварталы поверженного Берлина...

Такое не забывается.

Важным фактором, стимулировавшим перемену во взглядах немецких строителей мемориала, было отношение советской военной администрации и специалистов-руководителей к бытовым нуждам немецких «трептовцев». Так, в ответ на озабоченность женщин, вынужденных приходить на объекты мемориала с малолетками-дошкольниками, был открыт детский сад. Его оборудовали на территории парка.

Из воспоминаний Вальтера Хагена:
   Для большинства же рабочих особую роль играла «котиковская» еда (она ежедневно готовилась по распоряжению военного коменданта Берлина генерал-майора А. Г. Котикова и бесплатно предоставлялась в обеденный перерыв — прим.). Это означало для каждого из нас дополнительно 250 г хлеба и горячее блюдо».

Не менее значимой поддержкой немцам-строителям была возможность заработать «поощрительную вещевую премию».

Из воспоминаний инженера-строителя, руководителя сооружения мемориала с немецкой стороны Вольфганга Вольтера:
   В июне 1949 года, за восемь недель до моей свадьбы, мой шеф на строительстве в Трептов-парке капитан Н. С. Капорцев вручил мне отрез на костюм. Тот, кто представит себе ситуацию первых послевоенных лет, поймет, что тогда это значило. Я сшил из него свадебный костюм. Хотя товарищ Капорцев, с которым я вместе работал, не проронил при этом ни слова, я прекрасно знал, почему он вручил мне такой подарок. Он не хотел вводить меня в смущение, если бы мне в день моей свадьбы пришлось надеть уже изрядно поношенную одежду. Такое помнится!

В беседах с населением нередко приходилось слышать, что теперь более необходимо все силы сосредоточить на восстановлении жилья, вместо того чтобы сооружать мемориал...

Из воспоминаний бывшего первого секретаря окружного руководства СЕПГ Вилли Шмидта:
   Я описываю вещи такими, какими они были. В том же 1947 году советский военный комендант Берлина генерал-майор А. Г. Котиков пригласил первых окружных секретарей СЕПГ обсудить проблемы населения. Жизнь лишь начинала более или менее налаживаться, но еще многое предстояло сделать, чтобы устранить огромные разрушения, причиненные войной [...] Когда комендант узнал о настроениях населения, которые никто из собравшихся немецких товарищей не ретушировал, обычно столь добродушные черты лица генерала Котикова стали серьезными. На них легла тень печали.
   Нет такого камня, который был бы слишком дорог, нет такой горсти земли, которая была бы слишком дорогой, и нет таких усилий, которые были бы слишком велики, чтобы возвести мемориал сынам советского народа, которым пришлось отдать свою жизнь для защиты своей Родины против немецких фашистов, — сказал Котиков. — Мертвые, которые покоятся здесь, в чужой земле, не хотели никакой войны, они хотели бы лучше остаться со своими женами и детьми. Монумент должен одновременно предостеречь, напомнить живым: никогда снова не начинать войны. За сохранение мира нужно работать и бороться, и не завтра или послезавтра, а сегодня и ежечасно».
   Слова эти глубоко затронули всех нас и пристыдили. Ведь разве советский мемориал не увещевал: борьба за мир всегда имеет приоритет!

Позднее на торжественной церемонии открытия монумента военный комендант Берлина генерал-майор А. Котиков сказал: «Этот памятник в центре Европы, в Берлине, будет постоянно напоминать народам мира, когда, как и какой ценой была завоевана Победа, спасение нашего Отечества, спасение жизней настоящих и грядущих поколений человечества».

Военный комендант Берлина генерал-майор Котиков А. Г.
Военный комендант Берлина генерал-майор Котиков А. Г. на открытии мемориала в Трептов-парке. Для увеличения щелкнуть по картинке.

В художественном конкурсе, который был организован советским военным командованием в Берлине, участвовали несколько десятков проектов. Победили совместные эскизы архитектора Якова Белопольского и скульптора Евгения Вучетича.

Имена строителей мемориала в Трептов-парке.     Имена строителей мемориала в Трептов-парке.
Высеченные в граните таблички с именами авторов и строителей мемориала в Трептов-парке.
Из архива В. В. Толстых. Для увеличения щелкнуть по картинке.

К изготовлению скульптурных элементов по эскизам Вучетича привлекли 60 немецких скульпторов и 200 каменотесов, а всего в возведении мемориала участвовали 1200 рабочих. Все они получали дополнительное довольствие и продукты. Подборку фотоснимков, рассказывающих о строительстве мемориала, можно посмотреть  здесь.  В немецких мастерских также были изготовлены чаши для вечного огня и мозаика для внутренней отделки мавзолея под скульптурой Воина-освободителя. Основную статую отлили в Ленинграде и доставили в Берлин по воде.

По мемориалу.

13-метровый колосс — фигура советского солдата со спасенной немецкой девочкой на руках, венчающая монумент, — знакома всем. В учебниках, календарях, на медалях, монетах, открытках можно встретить его изображение. Однако мемориальный комплекс Трептов-парка — это не только знаменитая статуя работы Евгения Вучетича, автора не менее известного монумента на Мамаевом кургане. В соавторстве с архитектором Яковом Белопольским (с ним же скульптор будет работать над волгоградским комплексом) он создал некрополь-храм, чья масштабность заставляют вспомнить постройки древних египтян.

Человека, решившего посетить мемориал, ждут два пути. Один открывается через северные, второй через южные ворота. Пройдя под каменным сводом, посетитель вступает в тишину тенистой аллеи, ведущей к изображению Родины. Родина-Мать образ, любимый создателями военных мемориалов. Но берлинская статуя выделяется в этом ряду. Мать, оплакивающая своих сыновей. Скорбящая женщина неловко и трогательно роняющая шаль с плеч. Мать боевых товарищей скульптора, которым в отличие от него не посчастливилось вернуться живыми домой.

О Родине, о России здесь напоминает и природа. Ландшафт парка был специально перепроектирован таким образом. Белые с черным отметинами, словно израненные, стволы берез окружают статуи мемориала.

Вход-арка на территорию мемориала.    Монумент «Воин-освободитель».    Скульптура «Скорбящая мать».    Интерьер мавзолея в подножии монумента «Воин-освободитель».
   Слева направо: вход-арка на территорию мемориала; монумент «Воин-освободитель»; скульптура «Скорбящая мать»; интерьер мавзолея в подножии монумента «Воин-освободитель». Из архива В. В. Толстых. Для увеличения щелкнуть по картинке.

От фигуры Матери-Родины начинается аллея, ведущая к бронзовому солдату. Но сначала вымощенный камнем путь приводит нас к гранитным ступеням, к фигурам коленопреклоненных воинов и навеки приспущенным пурпурным гранитным знаменам, на которых золотом, а в истории кровью, выведены следующие слова: «Вечная слава воинам Советской Армии, отдавшим свою жизнь в борьбе за освобождение человечества от фашистского рабства». Поднявшись, посетители парка продолжают путь по аллее саркофагов, на белом камне которых высечены барельефы с изображением битв минувшей войны. В центре аллеи на зеленом травяном ковре чаши с вечным огнем (правда, сегодня он горит не всегда).

Левое гранитное знамя.    Скульптура коленопреклоненного воина.    Правое гранитное знамя.
Гранитные знамена со скульптурами коленопреклоненных воинов. Ноябрь 2010 года. Из архива В. В. Толстых.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

И вот зеленый курган, на котором уже более полувека охраняет покой павших товарищей бронзовый воин. Воин-освободитель, разрубающий мечом фашистскую свастику. Воин-спаситель, готовый пожертвовать жизнью ради ребенка страны-противника.

Внутри постамента статуи мозаика — процессия скорбящих, отдающих последний долг — долг памяти тем, кто пожертвовал жизнью во имя спасения мира от фашистской угрозы. И книга с именами павших в битве за Берлин.

Один из саркофагов.    Барельеф на одном из саркофагов.    Изречение И. В. Сталина на одном из саркофагов.
Саркофаги на аллее украшены барельефами и высеченными на торцах изречениями И. В. Сталина.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Бронзовая скульптура «Воин-освободитель» (установлена 8 мая 1949 г.) работы Е. Вучетича является ключевой фигурой композиции. Именно этот памятник сделал имя скульптора широко известным не только в СССР, но и за рубежом.

История создания.

История создания памятника связана с именами сержанта Николая Масалова и гвардии рядового Ивана Одарченко из Тамбова. Первый совершил при взятии Берлина знаменитый подвиг, а второй послужил прототипом для фигуры воина-освободителя.

Событие, легшее в основу композиции памятника, произошло 30 апреля 1945 года во время штурма столицы нацистского рейха: под пулями и снарядами советский сержант Николай Масалов, рискуя жизнью, спас от смерти немецкую девочку.

Из воспоминаний Маршала Советского Союза В. И. Чуйкова:
   ...За час до начала артподготовки для взятия аэродрома Темпельхоф знаменщик 220-го гвардейского стрелкового полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии сержант Николай Масалов принес Знамя полка к Ландвер-каналу [...] До атаки гвардейцев осталось минут пятьдесят. Наступила тишина, как перед бурей, – тревожная, напряженная. И вдруг в этой тишине, нарушаемой лишь треском пожаров, послышался детский плач. Словно откуда-то из-под земли, глухо и призывно звучал голос ребенка [...] «Кажется, это на той стороне канала» – сказал товарищам Масалов. Он подошел к командиру: «Разрешите спасти ребенка, я знаю, где он».
   Ползти к Горбатому мосту было опасно. Площадь перед ним простреливалась огнем пулеметов и автоматических пушек, не говоря о минах и фугасах, запрятанных под землей. Сержант Масалов полз вперед, прижимаясь к асфальту, временами прячась в неглубоких воронках от снарядов и мин. [...] И тут снова услышал ребенка. Тот звал мать жалобно, настойчиво – будто торопил Масалова. Гвардеец поднялся во весь рост – высокий, могучий. Блеснули на груди боевые ордена. [...] Масалов перекинулся через барьер канала... Прошло еще несколько минут. На миг смолкли вражеские пулеметы. Затаив дыхание, гвардейцы ждали голоса ребенка, но было тихо. Ждали пять, десять минут... Неужели напрасно рисковал Масалов? [...] Несколько гвардейцев, не сговариваясь, приготовились к броску. И в это время все услышали голос Масалова: «Внимание! Я с ребенком. Прикройте меня огнем. Пулемет справа, на балконе дома с колоннами. Заткните ему глотку!» Тут началась артподготовка. Тысячи снарядов и мин как бы прикрывали выход советского воина из зоны смерти с трехлетней немецкой девочкой на руках. Ее мать, вероятно, пыталась бежать из Тиргартена, но эсэсовцы стали стрелять ей в спину. Спасая дочку, она укрылась под мостом и там скончалась. Передав девочку санитаркам, сержант Масалов снова встал у Знамени полка, готовый к броску вперед...

После войны Евгений Вучетич встретился с Николаем Масаловым, подвиг которого и подсказал ему ключевую идею монумента в Трептов-парке: спасая девочку, солдат защищает мир и жизнь. История эта основана в первую очередь на воспоминаниях В. И. Чуйкова. Сам факт подвига Масалова подтвержден, но во времена ГДР были собраны свидетельства очевидцев и о других похожих случаях по всему Берлину. Перед штурмом в городе оставалось множество жителей. Национал-социалисты не давали гражданскому населению его покидать, намереваясь защищать столицу «третьего рейха до последнего».

В центре Берлина есть мемориальная доска, посвященная подвигу советского солдата Николая Масалова, который, как установлено, и был увековечен в бронзе Евгением Вучетичем. Решение отметить мужество советского солдата памятной доской было принято администрацией берлинского района Митте по представлению германо-российского музея «Берлин-Карлсхорст» и объединения «Друзья германо-российского музея Берлин-Карлсхорст». Доска установлена на Потсдамском мосту, где все и происходило. История эта поминалась и раньше. Но в связи с тем, что молва по-разному называла солдата, совершившего описанный подвиг, возникло подозрение, не является ли это мифом, которые так часто возникают на войне. По воспоминаниям очевидцев, при штурме Берлина советскими солдатами были спасены более 170 немецких детей (хотя далеко не все случаи имеют документальное подтверждение). Долго считалось, что немецкую девочку на подступах к рейхстагу спас старший сержант Советской Армии Лукьянович. В свое время эту фамилию назвал в статье, напечатанной в «Правде», Б. Полевой. С его подачи в Трептов-парке был установлен мемориальный камень с выбитой на нем фамилией Лукьяновича. Однако дотошные сотрудники музея «Берлин-Карлсхорст» установили, что это лишь условный, собирательным образ, в реальной жизни человека с таким именем не существовало. И камень в Трептов-парке был демонтирован. А между тем исследователям удалось документально подтвердить подвиг Масалова, о котором первым рассказал маршал Чуйков. Об этом сообщал и Йорн Йенсен, бывший бургомистр берлинского района Тиргартен, на территории которого происходили события, вызвавшие столько споров. Истина все же восторжествовала.

Мемориальная доска на Потсдамском мосту, посвященная подвигу Н. Масалова.
Мемориальная доска на Потсдамском мосту, посвященная подвигу Н. Масалова.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

А вот что поведал директор музея «Берлин-Карлсхорст» Петер Ян. «Документально зафиксированы пять случаев спасения немецких детей советскими солдатами во время битвы за Берлин, — рассказал он. — Все дети потеряли родителей и были доставлены в приюты». В связи с открытием мемориальной доски Петер Ян выразил надежду, что Сенат Берлина восстановит имя Николая Масалова в списке Почетных граждан столицы. Дело в том, что после объединения Германии «восточногерманский» список был объявлен недействительным. Наряду с именами партийных лидеров и деятелей культуры ГДР, в нем, в частности, значились имена первого военного коменданта Берлина Николая Берзарина, Михаила Егорова и Мелитона Кантария, водрузивших Знамя Победы над рейхстагом, маршала Василия Чуйкова и сержанта Николая Масалова. После длительной тяжбы список почетных берлинцев в 2003 году был дополнен лишь именем Н. Э. Берзарина.

По первоначальному проекту в берлинском Трептов-парке, где покоится прах более 5 тыс. советских солдат и офицеров, должна была стоять величественная бронзовая фигура Сталина с глобусом в руках — символом спасенного мира.

Именно таким представлял себе монумент первый советский маршал К. Е. Ворошилов, когда вызывал к себе скульптора Вучетича сразу после окончания Потсдамской конференции. Скульптор, сам фронтовик, с проектом согласился, но на всякий случай приготовил еще и свой вариант: на пьедестале стоял простой русский солдат, прошедший с автоматом нелегкий путь от Москвы до Берлина и спасший немецкую девочку.

Сталин, посмотрев оба предложенных варианта, выбрал второй, но предложил заменить автомат в руках солдата на некий символ Победы, например, меч, которым воин разрубает фашистскую свастику. Теперь о Верховном Главнокомандующем напоминают лишь его многочисленные цитаты, высеченные на символических саркофагах на русском и немецком языках. После объединения Германии некоторые немецкие политики требовали их удалить, но весь комплекс, согласно межгосударственным соглашениям, находится под охраной государства. Никакие изменения без согласия России здесь недопустимы.

Е. Вучетич работает над макетом памятника.
Е. Вучетич работает над макетом памятника. Кадр из д/ф «Скульптор Вучетич».
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Таким образом проект был утвержден, и скульптор стал искать прототип солдата и девочки. Поиски продолжались не один месяц — лишь случайно на празднике, посвященном Дню физкультурника, скульптор встретил 21-летнего рядового Ивана Одарченко, который бежал кросс, но выбыл из борьбы и, переодевшись в гимнастерку, колоритно присел на трибуне. Статный десантник-гвардеец Иван Одарченко освобождал от фашистов Белоруссию, Польшу, Австрию и Чехословакию. Не раз раненый и контуженый, этот солдат с честью прошел войну и с радостью согласился стать прообразом воина-освободителя. Потом же Вучетич неоднократно подчеркивал, что возвышающаяся над Трептов-парком фигура отнюдь не является скульптурным изображением конкретного героя, а является собирательным образом советского воина и символом Победы.

При создании памятника было решено отказаться от первоначальной идеи о том, что солдат держит на руках именно немецкую девочку. «Мы — советские воины и прежде всего освобождали своих женщин и детей», — решил скульптор. Так на левой руке солдата оказалась трехлетняя Света, дочь коменданта Берлина генерала Котикова.

«Воин-освободитель» крупным планом.
«Воин-освободитель» крупным планом. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Меч воина-освободителя, которым он разрубает поверженную свастику, также вовсе не придуманный, а является точной копией двухпудового меча псковского князя Гавриила, который вместе с Александром Невским сражался против «псов-рыцарей».

Любопытно, что после открытия монумента в Трептов-парке Иван Одарченко, служивший в Берлинской комендатуре, несколько раз охранял этот памятник, и иногда к нему подходили люди, которые искренне удивлялись его сходству с Воином-освободителем.

Русское чудо.

Работа над монументом продолжалась около полугода. Сначала была изготовлена 2,5-метровая гипсовая копия, а отливали 13-метровый бронзовый монумент весом 72 т в Ленинграде. И это далеко не случайно: памятник должен был символизировать и мужество защитников северной столицы, которые выдержали атаки гитлеровцев, пережили блокаду и продолжили громить врага.

Весной 1949 г. директор ленинградского предприятия «Монументальная скульптура» В. П. Степанов прилетел в Берлин с группой специалистов, которые в кратчайший срок — всего за две недели (!) — завершили на берегах Невы отливку в бронзе монументальной фигуры солдата-освободителя: по исполинской гипсовой модели-формовке, изготовленной немецкими скульпторами в «ангаре»-мастерской трептовского мемориала. Ленинградцы спешно прибыли помочь немецким монтажникам.

В Берлин монумент переправляли частями. 10 апреля 1949 г. доставленная из Ленинграда бронзовая скульптура, кольцеобразно разделенная на фрагменты (иначе невозможно было ее транспортировать), была установлена в Трептов-парке.

По рассказу Е. Вучетича, после того как один из лучших немецких литейщиков наитщательнейшим образом осмотрел изготовленную в Ленинграде скульптуру и убедился, что всё сделано безупречно, он подступил к скульптуре, поцеловал ее цоколь и сказал: «Да это же русское чудо!»

Да, действительно чудо! Ибо по сей день не иссякает поток паломников отовсюду к мемориалу в Трептов-парке с его памятником солдату-освободителю.

Спустя полвека.

За полвека, что простоял на пьедестале в Трептов-парке солдат с мечом, прижимающий к груди спасенного ребенка, его открытое всем ветрам тело порядком поизносилось. Требовался капитальный ремонт.

При осмотре многотонной фигуры в ней были обнаружены многочисленные трещины, некоторые шириной до трех сантиметров. Восстановительные работы велись в несколько этапов. 13-метровый колосс разобрали на 35 составных частей, каждая из которых с применением новейшей технологии была до блеска начищена своеобразной «теркой» из микроскопических стеклышек. После обработки поверхности окисью меди все фрагменты покрыли специальным защитным слоем на восковой основе, что вернуло позеленевшему от времени памятнику «природный» темно-коричневый цвет. Важным этапом стало изготовление специального металлического «корсета», который помещен внутрь фигуры и накрепко соединен с наружными сегментами. Это позволило многократно увеличить устойчивость монумента. Восьмиметровый бетонный цоколь, на котором стоит солдат, также укреплен с помощью стального каркаса. После этого исцеленного воина можно было возвращать к месту постоянной службы в Берлин.

Рабочие из компании «Металлбау ГмбХ», которая занималась реконструкцией, установили фигуру советского солдата на пьедестал при помощи подъемного крана. Три сегмента статуи — туловище, голова и меч — доставили в Берлин по каналам и рекам с острова Рюген, где в городке Замтенс «Металлбау» в течение 7 месяцев осуществлял реставрацию исторической реликвии. Архитектор Кнуд Петерсен, подготовивший проект по восстановлению памятника, сказал, что для реставрации были изготовлены 1100 различных оригинальных деталей, а для фиксации самой фигуры использованы 1600 болтов, гаек, винтов и другого крепежа. Он заверил, что «в ближайшие 100 лет памятник в реставрации нуждаться не будет».

Тем временем подошли к концу и восстановительные работы, ведшиеся в самом Трептове с 1999 г. Обновлены каменные плиты и облицовка памятных сооружений на территории комплекса; на центральной аллее, ведущей к монументу, заново высажены 200 тополей. Отреставрирован и мавзолей, расположенный под фигурой воина. В круглом мемориальном зале в золотом ларце хранится книга с именами героев, павших в боях за Берлин.

На свой пост в берлинском Трептов-парке бронзовый солдат вернулся в 2004 г. строго в срок — ко Дню Победы. Можно считать, что ветеран подлечил свои раны и снова заступил на вахту памяти. Точно таким он был, когда к четвертой годовщине капитуляции гитлеровской Германии в бывшем фашистском логове был создан мемориальный комплекс в честь павших бойцов Советской Армии. Только в боях за Берлин их погибло более 20 тысяч. Памятники над захоронениями наших солдат, освободивших Европу, — величественные, как в германской столице, и совсем скромные, — находятся на территории 34 стран.

Главная аллея мемориала, ноябрь 2010 г.
Главная аллея мемориала, ноябрь 2010 г. Из архива В. В. Толстых.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Статус памятника и всех советских военных кладбищ закреплен в отдельной главе объединительного договора «два плюс четыре», заключенного между ФРГ, ГДР и державами-победительницами во Второй мировой войне. Согласно этому документу, мемориалу гарантирован вечный статус, а немецкие власти обязаны финансировать его содержание, обеспечивать целость и сохранность. Что и делается самым лучшим образом.

 

Использованные источники:

 

Яндекс.Метрика   
Последнее обновление 20.01.2015.