10 отб

Д. Алексеев.

Моим родителям посвящается.

      Дмитрий Александрович Алексеев — сын командира 10 отдельного танкового батальона гвардии подполковника А. Н. Алексеева. Первоначально этот рассказ был опубликован на сайте 113 школы ГСВГ. Именно этот материал явился одной из отправных точек в поисковой работе по воссозданию истории танка «Мать-Родина». С разрешения автора рассказ публикуется здесь с небольшими изменениями.
Таисия Александровна и Александр Николаевич Алексеевы.
Мои мама – Таисия Александровна и папа – Александр Николаевич Алексеевы.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Папа не впервые попал в Германию.  

Сначала война. Папа прошел ее (1943-1945 гг.) в танковых войсках командиром взвода, а затем роты. Войну закончил с орденом Отечественной Войны, тремя орденами Красной Звезды и медалью «За Боевые Заслуги». Затем до 1949 года служил в Германии (по-моему в Нойруппине).

Осенью 1964 г. (мы жили в г. Слоним, Гродненской области, Белоруссия), откуда папа был переведен в 81 гв. мотострелковый полк (ГСВГ, Эберсвальде) командиром танкового батальона.

Мы с мамой и братом приехали в Эберсвальде где-то в ноябре 1964 г. В ГСВГ мы попали, естественно, в качестве членов семьи военнослужащего. Я до сих пор помню фотографию на удостоверении для пересечения границы, где засняты мы были втроем (мама, брат и я).

Папу мы видели только поздно вечером или по праздникам — в те времена офицеры в ГСВГ не просто работали, а «пахали».

На полигоне.     На полигоне.
Полигонные будни. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Да и праздники сначала проводили в полку (торжественные построения и спортивные праздники), а уже потом за столом в компании сослуживцев.

В праздники обязательно проводились какие-либо соревнования. Папа хорошо стрелял из пистолета (левой рукой, т. к. правый глаз был поврежден в результате фронтового ранения), поэтому его включали в команду полка на соревнования. Соревновались в основном с немецкими офицерами из местных частей.

Мама же стреляла еще в Белоруссии. Тогда у жен офицеров было два обязательных занятия — полковой хор и занятия по стрельбе из пистолета. В хоре мама пела с удовольствием, у нее был и голос, и слух. По поводу стрельбы   не знаю, но первую стреляную гильзу в подарок я получил от мамы.

Поздравления от офицеров ННА ГДР.     Праздничное застолье.
Слева – поздравления от офицеров ННА ГДР; справа – папа на одном из застолий в те времена в компании немецкого партийного товарища. Для увеличения щелкнуть по картинке.

Мама (как и любая другая жена офицера) вела все наше домашнее хозяйство. Поначалу, по-моему, ей психологически пришлось тяжело. Она оказалась в той самой стране, солдаты которой заставили ее настрадаться в эвакуации в Кустанае (Казахстан). Уже на моей памяти она не могла позволить себе выбрасывать хлеб, рассказывая нам с братом, как она с сестрами собирала хлебные крошки по полкам шкафа, стоявшего на кухне их временного жилища. Тем не менее, мама обеспечивала нормальный быт трем мужчинам и успевала воспитывать двоих младших из них.

Несмотря на домашние дела мама успевала работать и в родительском комитете класса. Она участвовала в организации выпускного вечера после моего окончания 8 класса и на этом вечере, на паркете Дома офицеров в Эберсвальде, я танцевал с ней вальс (первый раз в жизни, вела — мама).

В боксах папиного батальона в Эберсвальде хранилась реликвия времен Великой Отечественной войны — изготовленный на средства российской женщины и прошедший войну танк Т-34 «Мать-Родина». По решению «сверху» танк был установлен в полку на гранитной трибуне с которой, по преданиям, выступал Гитлер. Папа руководил установкой танка (фотографии установки танка можно посмотреть здесь ).

Осенью 1966 г. папу переводят в Берлин командиром 10 отдельного танкового батальона. Это резко увеличило объем обязанностей моих родителей.

Папа погрузился в дела — теперь он обеспечивал не только боевую подготовку, но и все остальные стороны жизни своей части. В частности, благодаря его решению состоялся футбольный матч между командой батальона и командой школы № 113 (это был единственный футбольный матч в Берлине с моим участием — мы его продули со счетом 1:7, а я стоял в воротах! Вот это был позор!).

Так получалось, что моим с братом повседневным воспитанием занималась мама (папа тоже воспитывал — сейчас это называется воспитанием на примере), а папа вмешивался только в разрешение критических ситуаций (их было исчезающе мало).

Сейчас я понимаю, что радовался, когда назначали родительские собрания. Я хорошо учился и был уверен, что мама (на собрания ходила только она) услышит хорошие отзывы обо мне. Так оно и было. После собрания мама о чем-то говорила с папой, а потом приглашали меня. Я выслушивал добрые слова в свой адрес по поводу успеваемости и пересказ критических замечаний классного руководителя по поводу моей манеры держаться (у меня что-то сразу не заладилось с новой классной в 113 школе). Таким образом, проблем со мной в отношении школы у родителей не было. То же можно было сказать и о моем брате Валерии.

Мама много времени отдавала работе в женсовете части. Тут были и семейные дела (конфликты внутри семей офицеров батальона), и общие мероприятия — праздники. Какие праздничные торты делали женщины для солдат батальона! Ребята долго вспоминали эти праздничные угощения.

Были у моих родителей и приключения.

Вспомните, в те годы мы могли видеть только тыльную сторону здания рейхстага (еще не восстановленного). Фасад здания смотрел в сторону Западного Берлина. В одну из новогодних ночей папа решил показать маме праздничный Берлин. Сели в командирский ГАЗ-69 и поехали. Водителем был только начавший служить неопытный парень. Поездили по городу, полюбовались праздничной иллюминацией и решили подъехать к Бранденбургским воротам. Поехали «кратчайшим» путем и... заблудились.

Но вот, наконец, показались Бранденбургские ворота и рейхстаг, но рейхстаг — о ужас! — с фасадной стороны. Как им удалось беспрепятственно проехать через все КПП? Не иначе, помогла Новогодняя ночь. Назад возвращались тем же «кратчайшим» путем, но на бешеной скорости. 

Летом 1968 г. батальон участвовал в операции в Чехословакии (более подробно об этом в материале Прага, год 1968-й ). Часть успешно выполнила поставленные задачи и вскоре была возвращена на зимние квартиры. 

Командир 10 отб гв. подполковник А. Н. Алексеев прощается со Знаменем.
Командир 10 отб гв. подполковник А. Н. Алексеев прощается со Знаменем.
Для увеличения щелкнуть по картинке.

Демобилизовался из армии папа в 1970 году. Сослуживцы подарили ему на память модель танка, которая сейчас занимает почетное место в квартире танкиста.

Яндекс.Метрика   
 К началу страницы 
Последнее обновление 23.12.2014.