Воздушная бойня. Часть 1

Воздушная бойня.

     Уже давно в сознание людей тупо вбивается мысль о том, что победу во Второй мировой войне одержали западные державы, в первую очередь США и Великобритания. Даже позорно сдавшаяся Франция числится в победителях. Не желая признавать, что основную тяжесть борьбы с гитлеровской Германией вынес СССР, а судьба Европы решалась исключительно на советско-германском фронте, союзники пытаются всячески необоснованно выпячивать свою роль в разгроме Третьего рейха. Фактически же все их действия в Европе (за исключением высадки в Италии и Нормандии) свелись к неограниченным массированным бомбардировкам немецких городов. При этом стыдливо скрывается, что, совершая эти сомнительные в смысле военной необходимости и бесчеловечные по сути налеты, «победители» в своей жестокости превзошли нацистских преступников. Или победителей не судят?

 

Часть I.
Хроника безумия.

 

Еще до начала Второй мировой войны всем было ясно, что воздушные бомбардировки мирных жителей и невоенных целей противозаконны. Об этом говорилось еще в Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны, подписанной в 1907 г.

Всему мировому сообществу был известен документ «Правила войны», разработанный участниками Вашингтонской конференции по ограничению вооружений в 1922 г. В нем говорится: «Воздушные бомбардировки с целью терроризирования гражданского населения, или разрушения и повреждения частной собственности не военного характера, или же причинения вреда лицам, не принимающим участия в военных действиях, воспрещаются» (статья 22, часть II).

21 июня 1938 г. премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен заявил, что в ожидаемой войне должны соблюдаться три принципа:

  • — преднамеренное нападение на гражданское население есть явное нарушение международного права.
  • — воздушные налёты должны быть направлены только на военные цели, поддающиеся однозначной идентификации.
  • — при нападении необходимо обращать особое внимание на то, чтобы по ошибке не подвергать бомбардировке мирных жителей.

30 сентября 1938 г. Ассамблея Лиги наций единогласно приняла постановление, которое содержало принципы, выдвинутые Чемберленом.

В день начала Второй мировой войны, 1 сентября 1939 года, президент США Ф. Рузвельт направил послания правительствам всех воюющих государств. Он призывал их публично подтвердить отказ от использования национальных ВВС для проведения бомбовых ударов по беззащитным городам и другим объектам, где находится мирное население. Правительства Германии и Великобритании сразу же подхватили эту инициативу — очень уж хотелось всей этой политической своре, затеявшей кровавый передел Европы, выглядеть в глазах мирового сообщества этакими благородными рыцарями без страха и упрека. Первым среагировал А. Гитлер — еще не успев получить послание, он с пафосом провозгласил перед членами рейхстага: «Я не хочу войны против женщин и детей, и я отдал приказ командованию Люфтваффе подвергать ударам только военные цели». Отвечая на послание Рузвельта, Гитлер заявил: «Я согласен с вашим предложением, конечно, с тем условием, что и противник тоже будет придерживаться тех же правил».

2 сентября 1939 г. английское и французское правительства также заявили о том, что только «военные объекты в самом узком значении этого слова» будут подвергаться бомбардировкам. Весьма похожее заявление было сделано также германским правительством. Спустя шесть месяцев английский премьер-министр Н. Чемберлен, выступая в палате общин 15 февраля 1940 г., снова сказал: «Что бы ни делали другие, наше правительство никогда не будет подло нападать на женщин и других гражданских лиц лишь для того, чтобы терроризировать их». Чего на самом деле стоит слово главы английского правительства, выяснится очень скоро.

Обе стороны запретили атаковать даже боевые корабли, стоящие на якоре в прибрежной зоне. Например, Гитлер официально запретил атаковать силами бомбардировочной авиации английский линейный крейсер «Рипалс», который в то время был беззащитен, так как находился в доке.

Воюющие стороны не скупились на обещания и заверения в благих намерениях, направленных на ограниченное применение бомбардировочной авиации. Ниже в хронологическом порядке приведен краткий перечень воздушных операций первого этапа войны. Судя по этому списку, вначале все выглядело вполне благопристойно.

Итак, 4 сентября 1939 г. самолеты Королевских ВВС начинают воздушную войну с дневного рейда по военным целям в Вильгельмсхафене. В результате налета англичане потеряли пять бомбардировщиков «Бленхейм» и два бомбардировщика «Веллингтон». Две бомбы по ошибке упали на город Эсбьерг в Дании. Было разрушено здание, погибло два человека, еще трое были ранены. Британское правительство принесло свои извинения и выплатило компенсацию.

«Бленхейм».    «Веллингтон». «Хемпден».   
Английские бомбардировщики, состоявшие на вооружении Королевских ВВС в начале войны. Легкие бомбардировщики «Бленхейм» (слева) в 1942 г. были заменены на «Москито»; бомбардировщики «Веллингтон» (в центре) оставались в строю еще длительное время; несущие небольшую бомбовую нагрузку «Хемпден» (справа) в 1942 г. были переданы Береговому командованию. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Далее события развивались следующим образом:

  • 05.09.1939. Новый налет англичан на морские и военные объекты в Вильгельмсхафене и Куксхафене.
  • 13.11.1939. Первые немецкие бомбы упали на британскую землю во время воздушного налета на военно-морские и военные объекты на Шетландских островах.
  • 28.11.1939. 12 английских бомбардировщиков атаковали немецкую морскую базу в районе острова Боркум (Восточно-Фризские острова), откуда немецкие военные корабли осуществляли постановку магнитных мин.
  • 03.12.1939. 24 английских бомбардировщика нанесли удар по объектам германского ВМФ в районе Гельголанда.
  • 14.12.1939. Воздушное сражение над Гельголандом.
  • 18.12.1939. Неудачный воздушный налет англичан на Вильгельмсхафен.

До конца декабря 1939 г. британские ВВС провели шесть бомбардировочных рейдов на немецкую территорию с целью уничтожения военных объектов в Гельголандской бухте. Обе стороны предпринимали разведывательные полеты на глубину до тысячи километров, не сбрасывая бомб. Базирующиеся на территории Франции в районе Реймса английские бомбардировщики также воздерживались от проведения бомбовых атак.

  • 02.01.1940. Вновь воздушное сражение над Гельголандом.
  • 10.01.1940. Налет английских бомбардировщиков на базу немецкого ВМФ в районе острова Зильт. Две бомбы упали на датский остров Рёме.
  • 12.01.1940. Первые английские бомбы упали на город Вестерланд на острове Зильт.
  • 07.03.1940. Налет самолетов английских ВВС на немецкие вооруженные суда недалеко от острова Боркум.
  • 16.03.1940. 14 немецких бомбардировщиков Ю-88 атаковали корабли британского флота, стоящие на якоре в бухте Скапа-Флоу (Оркнейские острова). Один корабль получил повреждение. Кроме того, были атакованы аэродромы и позиции зенитной артиллерии. Первые попадания немецких бомб на заселенные земли. Один человек погиб на аэродроме. Еще семь человек получили ранения в районе Бридж-оф-Уэйт (Оркнейские острова).
  • 19.03.1940. 50 английских бомбардировщиков предприняли семичасовой ночной налет на аэродром Хёрнум на острове Зильт. Было сброшено 20 т взрывчатого вещества и 1200 зажигательных бомб. Имело место несколько прямых попаданий, в том числе одна из бомб попала в здание больницы. В палате обшин премьер-министр охарактеризовал этот налет, как акт возмездия за произошедший три дня назад рейд немецких бомбардировшиков на английскую территорию.
  • 22.04.1940. В Лондоне французские и английские союзники договорились, что в случае немецкого наступления на Западе будут подвергнуты бомбовым ударам транспортные узлы и заводы по производству горючего на западе Германии.
  • 23.04.1940. На окраины города Вестерланд на острове Зильт упало 25 бомб. Отдельные бомбы упали на сам город, а также на город Хайде в Гольштейне.

Действительно, в начальный период войны противники пытались действовать в рамках Вашингтонского соглашения. Но, тем не менее, это похвальное стремление сторон не смогло предотвратить разразившуюся впоследствии тотальную бомбовую войну. Период, когда обе стороны взаимно ограничивали применение бомбардировочной авиации, закончился с началом немецкого наступления на Западе в мае 1940 года. Еще 8 мая военное министерство Великобритании предоставило Королевским ВВС право наносить удары по железнодорожным узлам, нефтехранилищам и электростанциям в случае, если немецкая сторона решится на наступление. Но все же неограниченная воздушная война началась не сразу. Среди возможных причин этого видятся прежде всего технические трудности, опасения возможного превосходства авиации Люфтваффе и, вполне вероятно, сдерживающую роль играли моральные факторы.

Ранним утром 10 мая 1940 г. Германия начала вторжение в Голландию. В этот же день только что назначенный премьер-министром Великобритании вместо ушедшего в отставку Н. Чемберлена У. Черчилль впервые принял участие в заседании Военного кабинета. Именно тогда прозвучали настойчивые требования со стороны «бомбистов» в составе кабинета «начать воевать, сняв перчатки». Но немецкая авиация действовала пока только по военным объектам, поэтому Военный кабинет все же не решился санкционировать нанесение бомбовых ударов по железнодорожным узлам и объектам промышленности, дабы избежать жертв среди мирного населения.

Долгое время было принято считать, что неограниченная бомбовая война началась именно 10 мая 1940 года. В тот день бомбардировке подвергся Фрайбург. Удар был нанесен совершенно неожиданно: из облаков вынырнули три двухмоторных самолета и с высоты 1500 метров сбросили бомбы. Вероятно, целью был примыкавший к городу аэродром, однако его поразили лишь десять бомб, в то время, как тридцать одна (из них четыре неразорвавшихся) упали в черте города в его западной части, шесть — неподалеку от казарм Галлвац и еще одиннадцать — на центральный вокзал. Две бомбы угодили в детскую площадку на Кольмарштрассе. Последствия были ужасными. По данным начальника полиции погибло 57 человек, в том числе 22 ребенка. Одни обвиняли в этом варварстве французов, другие — англичан, хотя настоящих виновников долго искать не пришлось. По номерам неразорвавшихся бомб была установлена их принадлежность к партии на аэродроме в Лехельде под Мюнхеном. Именно отсюда три бомбардировщика «Хейнкель-111» вылетели для нанесения удара по аэродрому истребителей во французском Дижоне. Группа, заблудившись в условиях облачности, решила атаковать Доле — запасную цель близ Дижона, но ошибочно отбомбилась по Фрайбургу. Результаты расследования засекретили, и лишь в 1956 г. был опубликован подробный отчет Мюнхенского института современной истории, в котором было окончательно и недвусмысленно доказано, что город подвергся бомбовому удару самолетов Люфтваффе в результате банальной навигационной ошибки.

Но тогда, 11 мая 1940 г., DNB (германское бюро новостей) разродилось следующим гневным заявлением: «Три вражеских бомбардировщика совершили вчера налет на незащищенный город Фрайбург в Брайсгау, который находился вне их оперативных действий и не имел никакого военного значения... Начиная с сегодняшнего дня в ответ на каждый планомерный вражеский налет на немецкую территорию будут в пятикратном размере совершаться налеты немецкой авиации на английские и французские города».

Строго говоря, именно в этот день (но с другого инцидента) и началась неограниченная бомбовая война: в ночь с 11 на 12 мая 1940 г. 36 английских бомбардировщиков нанесли удар по окрестностям города Мёнхенгладбах. Бомбы упали на Луизенштрассе и в центре города. Погибло 4  человека. Вот что об этом рассказывал помощник государственного секретаря в министерстве ВВС Великобритании Джеймс Спейт в своей книге «Бомбардировки возмездия»: «Наши действия встречали активное сопротивление со стороны французов. [...] Это был великий день [...] не потому, что немедленно был достигнут впечатляющий результат, а из-за того, что должно было произойти в дальнейшем. Принятое в мае 1940 г. решение предопределило судьбу Германии, хотя тогда мы еще не знали об этом. Масштабы же самого рейда, следует признать, были относительно скромны».

Далее он же продолжает: «Мы начали бомбить объекты на территории Германии до того, как немцы стали бомбить цели на территории Великобритании. Это исторический факт, и его признают повсюду. Как оказалось, мы выбрали верный, хотя и трудный путь. Мы пожертвовали, по крайней мере на время, неприкосновенностью наших городов. Одновременно мы ввергли в пламя войны города наших друзей. Мы были готовы пожертвовать Лондоном ради достижения общей свободы...».

И, наконец, для того чтобы окончательно развеять все сомнения, Спейт пишет: «Поскольку мы сомневались в том, каким будет моральный эффект и как может быть использована пропагандой правда о том, что именно мы первыми начали стратегические бомбардировки территории противника, нам пришлось воздержаться от того, чтобы придать гласности великое решение, принятое 11 мая 1940 г., как оно заслуживало».

Другой автор Ф. Вил своей книге «На пути к варварству» делает следующее заявление: «Вплоть до той даты подвергались ударам с воздуха только районы ведения боевых действий, а также некоторые явно военные объекты, такие как немецкий аэродром на острове Зильт или английский аэродром на Оркнейских островах. Казалось бы, тривиальный воздушный рейд, имевший место 11 мая 1940 г., на самом деле явился эпохальным событием. Впервые было продемонстрировано явное пренебрежение к незыблемому правилу о цивилизованном ведении войны, согласно которому боевые действия должны вестись только против регулярных вооруженных сил противника».

Однако вести «цивилизованную» войну у британских летчиков как-то не получалось. На 10 мая в составе английских передовых ударных ВВС во Франции было 135 исправных бомбардировщиков. К исходу 12 мая их количество сократилось до 72 машин. А во второй половине дня 14 мая судьба английской авиационной группировки во Франции была решена. Днем 14 мая 170 французских и английских самолетов произвели налет на переправы немцев через реку Маас. Уничтожить переправы не удалось, при этом 85 самолетов союзников (50 французских и 35 английских) было сбито. Немецкая же авиация успешно обеспечила переправу своих войск через Маас

В этот же день произошло еще одно трагическое событие, серьезно повлиявшее на ход воздушной войны. Вопреки ожиданиям немцы встретили упорное сопротивление голландской армии, и к 14 мая продвижение немецких войск остановилось на подступах к Роттердаму. Согласно немецкой версии событий командир 39-го танкового корпуса Вермахта генерал Шмидт выдвинул ультиматум голландцам, угрожая массированными бомбардировками города, если те откажутся сдаться. Однако комендант города затянул переговоры (по одной из версий он до последней минуты надеялся на высадку английского десанта), в результате чего немцы не успели отменить запланированный вылет бомбардировщиков, а сигнальные ракеты, выпущенные при подходе последних к цели, не были вовремя замечены летчиками. В итоге сорок семь самолетов из ста все же отбомбились по цели. Общий вес сброшенных бомб составил 98 т (при этом зажигательные боеприпасы не применялись, только фугасные). И хотя целью налета были оборонительные позиции голландцев за рекой Маас, возникший в результате бомбометания сильнейший пожар уничтожил весь расположенный рядом исторический центр города, погибли более 800 человек. После такого удара правительство Голландии (к тому моменту уже укрывшееся в Лондоне) поняло, что вскоре та же участь может постигнуть и другие города. На следующий день практически все голландские войска капитулировали, но эта опустошительная бомбардировка беззащитного города окончательно развязала руки англичанам (тем более, что Верховное командование вермахта цинично сообщило: «Под мощным натиском немецких пикирующих бомбардировщиков и танковой ударной мощи капитулировал город Роттердам, таким образом избежав уничтожения»). Уже на следующий день военный кабинет разрешил английским ВВС приступить к бомбардировке промышленных объектов Рура.

Роттердам. Последствия налета немецкой авиации 14 мая 1940 г.    Роттердам. Последствия налета немецкой авиации 14 мая 1940 г. Роттердам. Последствия налета немецкой авиации 14 мая 1940 г.   
Роттердам. Последствия налета немецкой авиации 14 мая 1940 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Однако вопреки расхожему мнению никакого приказа Гитлера на уничтожение Роттердама не было. В течение первого года войны фюрер вообще ни разу серьезно не вмешивался в проведение воздушных операций и не отдавал никаких приказов Люфтваффе на бомбардировку тех или иных целей, тем более городов. Такая привычка появилась у него только во время последующей битвы за Англию.

Но, как бы то ни было, стороны перешли к беспощадной воздушной войне, и уже не было возможности остановить лишившуюся тормозов машину массовых убийств и разрушений.

Между тем 19 июля Гитлер, выступая в рейхстаге, предложил Англии (уже в который раз!) заключить мир, заявив, что это его последнее предложение. Три дня держалась пауза, после чего 22 июля британское правительство ответило официальным отказом. В тот же день на совещании с Верховным командованием Вермахта фюрер потребовал ускорить подготовку вторжения в Англию. Люфтваффе получили приказ «очистить небо от английских самолетов». Началась знаменитая «битва за Англию». Здесь надо отметить, что в ходе первой фазы операции Гитлер практически не вмешивался в нее. Его влияние фактически состояло лишь в запрете бомбить города, чтобы не спровоцировать ответные удары по Германии.

На Западе давно стало правилом обвинять немцев в развязывании тотальной бомбовой войны. В подтверждение этого тезиса обычно в качестве примера приводятся варварские бомбардировки Лондона. Но при этом почему-то напрочь забывается, что свой первый бомбовый удар по Лондону авиация Люфтваффе нанесла 7 сентября, а до этого немецкие города вновь и вновь подвергались ударам английской авиации (только Берлин бомбили шесть раз). И, лишь когда все заявления протеста оказались бесполезными, немецкая сторона предприняла контрмеры в виде массированной воздушной атаки на Лондон.

Вот что после войны сказал по этому поводу уже упоминавшийся Дж. Спейт: «Мы принесли Лондон в жертву, так как возмездие было неминуемо. Хотя этого нельзя утверждать с полной уверенностью, всё же весьма вероятно, что немцы не напали бы на Лондон и промышленные районы. Германия неуклонно стремилась к договоренности о прекращении бомбовой войны, когда казалось, что для этого представляется малейший шанс».

События развивались следующим образом. С 13 августа Люфтваффе начали бомбардировки британских аэродромов. При этом немцы не бомбили жилые кварталы английских городов, и британская авиация, соблюдая негласные правила, тоже не трогала немецкие города.

Но очень скоро такому благолепию пришел конец. 24 августа немецкие самолеты по ошибке сбросили бомбы на окраину Лондона. Впоследствии было заявлено о случайной ошибке одного пилота. В ответ Черчилль отдал приказ бомбить Берлин. Первый налет на германскую столицу состоялся в ночь на 26 августа. Это и положило начало беспощадной войне против мирного населения, длившейся потом в течение почти пяти лет. В следующие десять дней Берлин бомбили еще четыре раза, несмотря на угрозу Гитлера сровнять английские города с землей. Эти первые британские бомбардировки были малоэффективны, и разрушения в германской столице были незначительны. Но они вызвали большой общественный резонанс в Третьем рейхе. 4 сентября Гитлер выступил в рейхстаге, предупредив Черчилля, что еще один такой авиаудар — и он будет вынужден бомбить Лондон. Но Черчилль упрямо продолжал посылать самолеты на Германию. Через пару дней состоялся очередной налет англичан на Берлин, после чего Гитлер приказал бомбить Лондон. Это был его первый с начала войны прямой приказ, определяющий конкретную цель для авиации.

«Хейнкель-111» над Лондоном.    Горят доки Сюррея. Пожары в районе порта.   
Слева направо: «Хейнкель-111» над Лондоном; последствия налета 7 сентября 1940 года — горят доки Сюррея; пожары в районе порта. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Опять же, вопреки общепринятому мнению Гитлер не отдавал приказа уничтожать жилые дома и мирное население. На предложение генерала Йешоннека о бомбардировке жилых кварталов английских городов с целью вызвать массовую панику населения, он ответил: «Налеты на прилегающие военные объекты наиболее важны, поскольку в результате них разрушаются ценности, которые невозможно восстановить. Пока существуют важные в военном отношении цели, следует придерживаться этого принципа». Командующим 2-м и 3-м воздушными флотами было дано указание «воздушные налеты на Лондон по-прежнему направлять в первую очередь на важные в военном отношении и важные для жизни крупного города объекты, включая сюда вокзалы. Террористические налеты на чисто жилые кварталы следует оставлять напоследок в качестве последнего средства давления». В качестве целей для авиаударов были выбраны железнодорожные объекты, узлы связи, электростанци и трансформаторные подстанции, мосты, доки, склады и заводы, а также деловой центр Сити и правительственные кварталы.

Это впоследствии подтвердил и американский авиационный генерал Генри Арнольд, которому англичане в апреле 1941 г. показали карту города с местами падения бомб. Он убедился, что вопреки заверениям британской пропаганды, пытающейся убедить весь мир в том, что немцы бомбят жилые кварталы, целями массированных налетов были в основном военные объекты.

Взятый в плен экипаж самого первого немецкого бомбардировщика He-111H, сбитого над Англией.    Еще один взятый в плен экипаж.
Слева – пленный экипаж самого первого немецкого бомбардировщика He-111H из бомбардировочной группы KG26 с бортовым № 5449, сбитого 28.10.1939 г. над Англией истребителями и совершившего аварийную посадку недалеко от Эдинбурга; справа – немецких летчиков другого сбитого бомбардировщика конвоируют по улице Лондона. Для просмотра щелкнуть по картинке.

То же можно сказать и о ноябрьских налетах Люфтваффе на английские города, самым разрушительным из которых (а потому и самым известным) оказался налет на Ковентри 14 ноября.

В налет на Ковентри отправились 550 бомбардировщиков, города достигли 449 машин. Самолеты наведения, оснащенные навигационной системой «X-Geraet» вывели бомбардировщики на цель. Намеченные для атаки военно-промышленные объекты были распределены между пятью ударными группами. Группе I/LG1 в качестве цели была назначена «Стандарт мотор компани» вместе с компанией по производству радиаторов и прессов; группа II/KG27 должна была атаковать авиамоторные заводы «Элвис»; группа I/KG51 предназначалась для атаки компании по производству поршневых колец; группа II/KG55 нацеливалась на заводы Даймлера, группа KGr606 должна была уничтожить газгольдеры. Налет продолжался с 22.15 до 6 час. утра. Было сброшено 503 т фугасных и 881 т зажигательных бомб. Число погибших составило 380 человек (по другим данным более 500). Вследствие неточного бомбометания был частично разрушен центр города, в том числе сожжен кафедральный собор. Впоследствии именно это вменялось в вину немецкой стороне и преподносилось как варварское разрушение мирного города. Но при этом замалчивалось, что бомбежкой было повреждено двадцать одно предприятие (практически все были связаны с авиационной промышленностью). Огромный ущерб был нанесен источникам газо-, водо- и электроснабжения — из-за их разрушения полностью встали девять других важных заводов. Стоимость ущерба была эквивалентна потере промышленной продукции, выпускаемой в течение тридцати двух дней. Ни в коей мере не оправдывая немцев, все же следует признать, что в Ковентри удар был нанесен главным образом по военным объектам.

Разрушенные здания.    Разрушения в районе церкви Св. Троицы. У. Черчилль осматривает развалины Кафедрального собора.   
Ковентри после немецкой бомбардировки 14 ноября 1940 г. Слева направо: разрушенные здания; разрушения в районе церкви Св. Троицы; У. Черчилль осматривает развалины Кафедрального собора. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Может показаться невероятным, но Гитлер совершенно не хотел быть втянутым в тотальную воздушную войну, поскольку прекрасно понимал, чем это может закончиться. Видимо, именно этим объясняются его многочисленные попытки положить конец массированным бомбежкам. Такие шаги, конечно же, не имели ничего общего с человеколюбием фюрера. Просто здравый смысл подсказывал, что Германия не располагает необходимыми техническими средствами для завоевания господства в воздухе и достижения решающих стратегических успехов после нанесения бомбовых ударов по английским промышленным и административным центрам. Длительные бомбардировки Лондона и других городов вообще противоречили концепции блицкрига: Люфтваффе, созданные в первую очередь для поддержки сухопутных войск, втягивались в долгую изнурительную борьбу, ведущую к большим потерям людских и материальных ресурсов. Воздушная война над Англией при постоянном усилении ПВО противника стоила немцам таких жертв, что им вскоре пришлось ограничиться лишь ночными налетами.

Стало ясно, что склонить Англию к миру или уничтожить ее военную промышленность при помощи одной только воздушной войны невозможно. После отмены вторжения осенью 1940 г., Люфтваффе вели воздушную войну намного менее активно, стремясь восполнить потери.

В своей книге «Революция в ведении войны» известный британский военный историк Л. Гарт пишет: «Немцы были совершенно правы, называя это [налет на Лондон] ответными мерами, в особенности с учетом того, что после шести наших атак на Берлин они предупредили, что намерены пойти на этот шаг, если мы не прекратим наносить ночные бомбовые удары по Берлину. Более того, следует признать, что, несмотря на то что ответный рейд немецкая авиация нанесла более крупными силами, чем это делали мы, они пошли на это только через несколько недель после того, как стало ясно, что их инициатива о заключении соглашения, которое положило бы конец бомбардировкам городов, не нашла поддержки. И еще: несколько раз немецкая сторона в одностороннем порядке приостанавливала проведение рейдов силами своей авиации во время пауз в бомбардировках союзниками Берлина. Тем самым она как бы демонстрировала желание заключить соглашение о взаимном отказе от бомбардировок городов противника. Данный факт ясно свидетельствует, конечно, не о немецком «гуманизме», а о реализме и понимании долгосрочной перспективы».

А вот что пишет в книге «Вторая мировая война» генерал-майор Д. Фуллер: «В то время, когда его руки были заняты во Франции, Гитлер не пошел на акт возмездия. И все же не может быть сомнений в том, что [ ... ] продолжение воздушных ударов по немецким городам заставило его предпринять воздушное наступление против Англии».

И снова Л. Гарт: «Гитлер в то время, когда он обладал неизмеримым превосходством в мощи бомбардировочной авиации, явно не желал в полную силу выступить против городов своих противников. Он неоднократно пытался заключить соглашение об отказе от бомбардировки городов с воздуха даже в те дни, когда находился на пике своего могущества. Ни мы, ни американцы, когда они вступили в войну, не были сдержаны соображениями подсчета того, к чему могут привести эти ничем не ограниченные опустошительные рейды на территорию противника. Мы были одержимы мыслью уничтожить нацизм, невзирая на то, что еще помимо этого нам придется уничтожить».

Сказано предельно цинично и откровенно. Другими словами — цель оправдывает средства. Это именно то, в чем западные и доморощенные гуманисты-либералы так любят обвинять И. Сталина.

В директиве британского Бомбардировочного командования от 30.10.1940 г. первоочередными целями бомбардировок значились заводы по производству горючего, судостроительные предприятия, объекты транспортной сети. Но при этом особо отмечалось, что такие объекты, как нефтеперерабатывающие и авиационные заводы, электростанции следует выбирать для атак только в крупных промышленных центрах и городах как можно ближе к жилым кварталам с целью причинения противнику максимального материального ущерба и одновременно демонстрации врагу мощи Королевских ВВС. Так родился термин «бомбометание по площади».

В ночь на 17 декабря 1940 г. британская авиация совершила налет на Мангейм. Рейд проводился по решению Военного кабинета о нанесении массированного удара по центру какого-нибудь немецкого города в качестве ответной акции за бомбардировку Ковентри. До этого момента таких масштабных рейдов англичане не совершали. В налете участвовало 134 самолета. Впервые Бомбардировочное командование приказало бомбить цель, не являвшуюся объектом военного или промышленного назначения.

Сначала восемь «Веллингтонов» сбросили зажигательные бомбы с целью вызвать пожары, которые бы служили остальным самолетам ориентиром. По английским данным по цели отбомбились от 82 до 102 бомбардировщиков. Большинство бомб упало на жилые кварталы, было разрушено и повреждено 240 зданий от зажигательных боеприпасов и 236 от фугасных. Было убито 34 человека, 81 человек был ранен, 1266 остались без крова. В ходе налета были сбиты два «Хэмпдена» и один «Бленхейм», еще четыре машины потерпели аварию на обратном пути.

Подготовка бомбардировщика «Галифакс» к вылету. Примерно 1940 г.
Подготовка бомбардировщика «Галифакс» к вылету. Примерно 1940 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

С 1941 г. для контроля результатов бомбометания англичане стали устанавливать на бомбардировщики фотоаппараты. Момент сбрасывания бомб фиксировался, что позволяло определить точку сбрасывания бомб на местности. Результаты изучения снимков были ошеломляющими: выяснилось, что большинство бомбардировщиков вообще не выходили на заданные цели. Так, например, в августе 1940 г. при ночном налете 50 бомбардировщиков на Берлин была разрушена деревянная будка для хранения садового инвентаря, при этом были ранены два берлинца. Известно, что не менее 49% бомб, сброшенных на объекты в Юго-Западной Германии с мая 1940 г. по май 1941 г., упали вне целей. Фактически бомбы только трети самолетов попадали в цель, при этом под словом «цель» подразумевался круг диаметром 8 км! В области Рура, основной зоне операции, результативность при плохой погоде составляла 10-15 %. В течение безлунных недель поразить цель можно было только случайно. Срочно требовалось электронное оборудование, подобное тому, которое использовали немцы.

В августе 1941 г. на вооружение английской бомбардировочной авиации была принята радионавигационная система «Джи», позволявшая поражать цель вне ее видимости. Хотя радиус действия системы был небольшим, точность бомбометания стала возрастать.

Никаких масштабных событий в ходе воздушной войны в 1941 г. не произошло. Согласно немецким источникам после начала вторжения в СССР и до конца 1941 г. английская авиация совершила 109 рейдов на территорию Германии. Атаке подверглись 67 промышленных объектов и 41 транспортный узел. Особой пользы эти рейды не принесли — производство в Германии снизилось менее, чем на 1%. Если в 1940 г. потери английской авиации составили 1,6% от общего числа самолето-вылетов, то к маю 1941 г. они возросли до 3,5%, а к ноябрю достигли 4,8%. В связи с этим в ноябре воздушное наступление на Германию было фактически приостановлено. Немцы также практически прекратили налеты на Англию — все имевшиеся бомбардировщики были брошены на Восток. Воспользовавшись затишьем, англичане продолжали наращивать парк тяжелых бомбардировщиков — их число возросло до 539, но при этом остро ощущалась нехватка опытных экипажей.

А предусмотрительный Рузвельт в марте 1941 г. отдал приказ командующему американскими ВВС о создании стратегической бомбардировочной авиации. К этому времени в США уже было построено 5 тыс. машин и подготовлено 12 тыс. летчиков. В 1942 г. планировалось создать еще 5 тыс. бомбардировщиков.

Кстати, попытка Бомбардировочного командования использовать в конце лета 1941 г. американские тяжелые бомбардировщики В-17С, которые Великобритании были переданы по инициативе командующего ВВС США генерала Генри  Арнольда, закончилась неудачей — половина машин была потеряна в авариях и боях, а остальные сданы Береговому командованию.

Командующий ВВС США генерал Генри Арнольд.
Командующий ВВС США генерал Генри Арнольд.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Стратегическая воздушная война против Германии возобновилась в 1942 г. с двух ночных рейдов на Берлин 17 и 18 января силами 368 бомбардировщиков. При этом впервые был применен новый метод атаки на цель с помощью сигнальных ракет наведения, так называемых «рождественских елок», выпускаемых специальными самолетами наведения. Потери англичан были чувствительными: 22 самолета, или 6 % от всех машин, участвовавших в налетах. После этого маршал Харрис принял решение на время отказаться от ударов по Берлину, чтобы не отвлекать силы от подготовки к организованному авиационному наступлению на другие немецкие города.

В феврале 1942 года в распоряжении Бомбардировочного командования имелись 44 эскадрильи, не считая пяти эскадрилий легких бомбардировщиков, непригодных для налетов на Германию. В боевых действиях могли принять участие 38 эскадрилий. Из всего состава только 14 эскадрилий имели на вооружении новые тяжелые бомбардировщики «Стирлинг», «Манчестер» и «Галифакс», выпущенные в небольшом количестве в 1941 г. В остальных эскадрильях на вооружении были старые тяжелые бомбардировщики «Веллингтон» и средние «Уитли» и «Хэмпден» выпуска 1940 г. Всего Бомбардировочное командование насчитывало 378 исправных машин, в том числе около 50 легких бомбардировщиков, входивших в состав 2-й авиагруппы и использовавшихся преимущественно в качестве «приманки».

«Стирлинг»    «Манчестер» «Галифакс»   
Слева направо английские бомбардировщики «Стирлинг», «Манчестер» и «Галифакс».
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Еще в мае 1941 г. престарелый маршал Хью Тренчард в своем письме вразумлял маршала Чарльза Портала (в то время начальника штаба Королевских ВВС), что немцы — это пленники, которые в своих бункерах остаются пассивными жертвами и являются легкой добычей для истерии и паники. По этому слабому месту и нужно раз за разом наносить удар. Очень уж хотелось Тренчарду проверить на практике свою разработанную еще в Первую мировую войну теорию, согласно которой в ходе войны жилые районы противника должны стать естественными целями, поскольку промышленный рабочий является таким же участником боевых действий, как и солдат на фронте. К сожалению, добрый дедушка Хью не сказал, как сброшенная бомба будет отличать рабочего от домохозяйки или ребенка. Но, если предположить, что домохозяйка кормит рабочего, а ребенок — это будущий солдат, то очень элегантное решение проблемы напрашивается само собой.

Маршал авиации Хью Тренчард.      Командующий Королевскими ВВС маршал авиации Чарльз Портал.
Маршал авиации Хью Тренчард (слева) и командующий Королевскими ВВС маршал авиации Чарльз Портал.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Начальнику штаба ВВС Ч. Порталу, который пользовался репутацией хорошего стратега, идея понравилась, и 29 сентября 1941 г. он изложил ее Черчиллю в виде программы, согласно которой целями бомбардировок надо считать не военные и промышленные объекты, а жилые кварталы. Штаб ВВС скрупулезно подсчитал, что при наличии 4 тыс. бомбардировщиков и ежемесячном сбрасывании 60 тыс. бомб можно было бы разрушить 43 крупных немецких города с общим населением 15 млн. человек. Портал полагал, что при таком раскладе Германию можно будет за полгода поставить на колени вследствие безусловного подрыва боевого духа немцев.

Черчилль, хотя и ценил Портала, не спешил, поскольку прекрасно понимал, что таким примитивным способом выиграть войну не получится, о чем и заявил Порталу: «Весьма сомнительно, что бомбардировки сами по себе станут решающим фактором в этой войне. Напротив, все, что нам стало известно с начала войны, говорит о том, что их эффект, как физический, так и моральный, сильно преувеличен». Вместо армады в 4 тыс. бомбардировщиков (что потребовало бы в четыре раза увеличить численность летного состава), хитрый лис Черчилль предложил Порталу повысить эффективность действий авиации и дождаться, когда в налетах начнут принимать участие американцы. Тем не менее предложения Портала Черчиллем забыты не были, а сам Портал вскоре стал командующим Королевскими ВВС.

Отныне перед министерством авиации ставилась задача — «moral bombing», то есть «деморализация гражданского населения противника путем длительных масштабных бомбардировок городов. Это, в свою очередь должно спровоцировать недовольство людей правительством и в конечном итоге побудить их к свержению существующего режима». А чтобы не было никаких расхождений в толковании, министерство разъяснило, что «целью бомбардировок должны быть жилые объекты, а не, скажем, судостроительная или авиационная индустрия. Это должно быть ясно каждому пилоту». Попросту говоря, британские борцы с нацизмом выдвинули народу Германии ультиматум: всех вас — малых и старых, больных и здоровых, правых и виноватых, плохих и хороших — будем давить, как клопов, пока не сбросите вашего фюрера! Очевидно, авторы этой концепции наивно полагали, что человеку, на которого падают бомбы и льется фосфор, кроме, как борьбой с режимом, заняться больше нечем. Только вот как-то не очень верится в подобную «наивность».

14 февраля 1942 г. британский Военный кабинет принял решение о ведении «активного авиационного наступления» против немецких городов, первый период которого должен был продлиться шесть месяцев. Этот документ, известный, как «Директива бомбежек по площадям», предоставлял командующему бомбардировочной авиацией неограниченные права по использованию бомбардировщиков для подавления немецких городов. В нем, среди прочего, говорилось: «С нынешнего момента операции должны быть сфокусированы на подавлении морального духа вражеского гражданского населения — в частности, промышленных рабочих».

Большую роль в появлении этой директивы сыграл профессор Фредерик Линдеман, главный научный консультант британского правительства, введенный в Военный кабинет Черчиллем. Вот как об этом вспоминает сам Черчилль:

«Не подлежит сомнению, что имелись более крупные ученые, чем Фредерик Линдеман, хотя его опыт и одаренность заслуживали уважения. Но он обладал двумя качествами, имевшими для меня важнейшее значение. Прежде всего, как говорилось на этих страницах, он был моим испытанным другом и доверенным лицом в течение 20 лет. Вместе с ним мы наблюдали за развитием и наступлением всемирной катастрофы. Вместе с ним мы напрягали все силы для того, чтобы подать сигнал тревоги. А теперь нас втянули в войну, и я располагал властью для руководства нашими усилиями и организации вооружения.».

Вот, оказывается, как оно все было! Сидели на берегу Темзы два простых лорда, умиротворенно любовались развитием мировой катастрофы. И вдруг бац! — откуда ни возьмись налетела берлинская шпана и втянула их в войну! Только вот в СССР поговаривали, что некоторые лорды эту самую шпану всячески науськивали на СССР. Врали, наверное. Но это так, к слову. Читаем дальше «откровения» Черчилля:

«Но каким образом мог я приобрести знания? Вот в этом и состояло его второе положительное качество. Линдеман мог объяснить мне в ясных и четких выражениях сущность дела. [...] Но мне нужно было лишь вникать в практические результаты, и как только Линдеман сообщал мне свою точку зрения на все заслуживающее внимания в этой области, я старался добиться того, чтобы, по крайней мере, некоторая часть этих страшных и непонятных истин воплотилась в конкретные решения

Профессор Оксфорда лорд Черуэлл Фредерик Александр Линдеман «страшные и непонятные истины» объяснял всегда очень доходчиво. В 1942 г. этот ученый муж (кстати, немецкого происхождения) представил Военному кабинету документ, призывавший к «нанесению ударов с воздуха по немецким городам путем ковровых бомбежек» которые, по его мнению, должны были стать основой тактики кампании стратегических бомбардировок. А позднее он «в ясных и четких выражениях» настоятельно советовал другу Уинни обработать немецкие города как минимум 50 тыс. бомб, снаряженных возбудителем сибирской язвы. Вот он на снимке, этот благообразный профессор-гуманист с печальным взором и нацистским мышлением.

Профессор Оксфорда Фредерик Линдеман.
Профессор Оксфорда Фредерик Линдеман, научный консультант британского правительства
и личный друг У. Черчилля Для просмотра щелкнуть по картинке.

Вообще, компания подобралась интересная. Руководителем командования бомбардировочной авиации был назначен маршал сэр Артур Траверс Харрис — тот самый Харрис, который еще в 20-е годы, командуя британской авиацией в Пакистане, а затем в Ираке, отдавал приказы о бомбежках непокорных деревень зажигательными бомбами. Его так и прозвали — Харрис-Бомбардировщик. Тогда Л. Чарльтон, офицер английского генерального штаба, называл стратегию Харриса «слепой бомбардировкой гражданского населения, бессмысленной резней». И вот теперь профессиональному карателю был предоставлен шанс применить свои ценные навыки в Европе.

15 февраля командующий британскими ВВС Ч. Портал в записке к Харрису выразился предельно откровенно: «Я полагаю, Вам ясно, что целями должны быть районы жилой застройки, а не верфи или заводы по производству самолетов».

Англо-американский объединенный комитет по планированию операций настаивал на концентрировании усилий бомбардировочной авиации по городам, где размещались жизненно важные промышленные объекты. Более того, 22 февраля британское военное министерство санкционировало удары бомбардировочной авиации по городам Западной Европы, оккупированным германской армией. Харрис считал, что лучше всего поставленную задачу можно выполнить путем разрушения жилищ рабочих, занятых в немецкой промышленности. Другими словами, отныне конкретными целями для бомбардировок назначались города. Ковровые ночные бомбардировки с больших высот были официально узаконены. Воистину, нет предела гуманизму наших доблестных демократических союзников: бороться с военной промышленностью Германии путем уничтожения домов, в которых жили рабочие. Понятно, что при такой постановке вопроса идеальным являлся бы вариант уничтожения наряду с жилищами и самих рабочих вместе с их семьями. И маршал авиации Харрис блестяще подходил для выполнения этой миссии тщательно спланированного геноцида. Он так и заявил министерству авиации: «Прежде чем мы выиграем эту войну, нам нужно убить как можно больше бошей». Вскоре новый командующий потребовал от правительства предоставить ему 4 тыс. тяжелых четырехмоторных бомбардировщиков и 1 тыс. скоростных истребителей-бомбардировщиков типа «Москито». Это дало бы ему возможность каждую ночь держать над Германией до 1 тыс. самолетов. C большим трудом удалось втолковать бомбанутому маршалу, что английская промышленность просто не в состоянии в обозримом будущем построить такое количество тяжелых машин.

Cтратегический бомбардировщик «Ланкастер».    Скоростной бомбардировщик «Москито».
Cтратегический бомбардировщик «Ланкастер» (слева) являлся основным, наряду с «Галифаксом», тяжёлым бомбардировщиком Королевских ВВС. Скоростные бомбардировщики «Москито» (справа) выводили большие группы самолетов на цели, маркируя их, либо лидировали колонны, выступая в роли так называемых «следопытов». Для просмотра щелкнуть по картинке.

Много позднее в своих мемуарах бесноватый маршал напишет: «Основные объекты военной промышленности следовало искать там, где они бывают в любой стране мира, то есть в самих городах. Следует особенно подчеркнуть, что, кроме как в Эссене, мы никогда не делали объектом налета какой-нибудь определенный завод. Разрушенное предприятие в городе мы всегда рассматривали как дополнительную удачу. Главной нашей целью всегда оставался центр города. Все старые немецкие города наиболее густо застроены к центру, а окраины их всегда более или менее свободны от построек. Поэтому центральная часть городов особенно чувствительна к зажигательным бомбам. Целью наших бомбардировок было остановить военное производство. Мы надеялись достигнуть этого с таким же успехом путем косвенного воздействия, то есть разрушением жилых помещений и жизненно важных учреждений, а также и путем уничтожения самих заводов».

В феврале 1945 г. по этому поводу он выразился не менее откровенно: «Атаки на города, как и всякий другой акт войны, нетерпимы до тех пор, пока они не оправданы стратегически. Но они стратегически оправданы, поскольку имеют своей целью приблизить конец войны и сохранить жизни солдат союзников... Лично я не считаю, что все оставшиеся в Германии города стоят жизни одного британского гренадера...».

После подобных признаний совершенно непонятно, чем, собственно, расовые заскоки маршала Харриса отличаются от аналогичных закидонов ефрейтора Шикльгрубера. Так или иначе, но конец войны Харрис приближал по-нацистски изобретательно, поставив на конвейер массовое уничтожение расово неполноценного гражданского населения Германии. А за трепетное, почти отеческое, отношение к жизни британских солдат он заслужил от благодарных подчиненных прозвище Мясник — в Королевских ВВС 60% всех потерь пришлось именно на возглавляемое им Бомбардировочное командование.

Впрочем, Мяснику-Харрису, возомнившему себя сверхчеловеком, определяющим цену той или иной человеческой жизни, так и не удалось стать настоящим арийцем. Он единственный из высшего военного руководства Великобритании, кто по окончании войны не был удостоен звания пэра — слишком уж сомнительно выглядели его «подвиги». Но, тем не менее, некоторые джентльмены называют этого военного преступника не иначе, как «Нельсон воздуха». Во всяком случае в 1992 г. на Флит-стрит в Лондоне ему поставили памятник. Правда, как следует из фотоснимка, и здесь далеко не все однозначно.

Маршал авиации Артур Харрис.    Памятник А. Харрису, облитый краской.
Слева – руководитель Бомбардировочного командования маршал авиации Артур Харрис; справа – памятник А. Харрису, облитый краской. На постаменте надпись «Позор». Для просмотра щелкнуть по картинке.

В начале марта Бомбардировочное командование спланировало налет на Эссен, где находились крупнейшие заводы Круппа. По плану самолеты первого эшелона должны были выйти на цель с помощью радионавигационного прибора «Джи». Затем в течение 15 минут необходимо было сбросить парашютные светящиеся бомбы, после чего начать бомбардировку города зажигательными бомбами. Еще через 15 минут на цель должен был прибыть основной эшелон бомбардировщиков и отбомбиться, ориентируясь на возникшие пожары.

В ночь на 9 марта в условиях хорошей погоды для атаки Эссена были направлены 211 бомбардировщиков, из которых 82 имели радионавигационные приборы «Джи». Первый эшелон прибыл на цель точно в указанное время и сбросил светящиеся бомбы. Но большинство зажигательных бомб было сброшено лишь после того, как прекратилось горение светящихся бомб, поэтому бомбометание было неточным. Распространившиеся повсюду пожары ввели в заблуждение экипажи самолетов второго (основного) эшелона, и 168 бомбардировщиков сбросили свой бомбовый груз на южную окраину города. Много бомб упало на Гамборн, Дуйсбург и Оберхаузен. По заявлению местных властей Эссена, на город обрушилось 3000 зажигательных и 127 фугасных бомб, причинивших значительный ущерб машиностроительным заводам, железным дорогам и жилым зданиям. В целом налет на Эссен был малоэффективным. В следующую ночь был произведен повторный налет. Однако и на этот раз главные силы нанесли удар не по основной цели. Один из бомбардировщиков, подбитый огнем зенитной артиллерии, сбросил зажигательные бомбы на Гамборн. Экипажи следующего эшелона, нацеливаясь на огни пожаров, сбросили бомбы туда же. Таким образом, большинство бомб фактически было сброшено на Гамборн, где находились сталелитейные заводы Тиссена, ошибочно принятые экипажами за заводы Круппа. Два последующих налета на Эссен, проведенных в марте, были лишь немногим успешнее предыдущих.

Но, тем не менее, налеты на Эссен имели немалое значение. Стало ясно, что англичане переоценили возможности использования радионавигационных приборов «Джи». Считалось, что при применении этого прибора слепое бомбометание или по крайней мере сбрасывание светящихся бомб будет достаточно точным. Однако оказалось, что прибор «Джи» мог быть пригодным только для навигации. Он помогал вывести самолет в зону радиусом в 6-8 км от цели или привести его на свой аэродром, но не исключал необходимости визуального опознавания цели. Опознавание цели затруднялось также ослепляющим действием применявшихся тогда светящихся бомб. Через год светящиеся бомбы были снабжены колпаками, предохранявшими экипажи от ослепления. Для обозначения точек прицеливания нужно было иметь более надежное средство, чем создание пожаров, которые противник мог имитировать в стороне от цели. Через десять месяцев в распоряжении Бомбардировочного командования появились специальные бомбы для целеуказания.

Переломным моментом в бомбовой войне принято считать налет на Любек в ночь на 29 марта 1942 г. Это было начало ковровых бомбардировок, когда целью являлся каждый дом. Любек стал первым ощутимым «успехом» Бомбардировочного командования британских ВВС. Эффективный результат был необходим для обеспечения дальнейшей поддержки в руководстве страны. Одновременно налет на Любек явил собой собой первый большой провал ПВО рейха. Отныне ей никогда не удавалось обеспечить надежную защиту находившихся под постоянной угрозой немецких городов.

Старинный ганзейский город-порт Любек никогда не был военно-промышленным центром. Старая часть города была практически изолированной. Это давало возможность легко оценить точность бомбометания и масштаб разрушений. В официальных отчетах утверждается, что в результате налета были уничтожены грузы, собранные для отправки на Восточный фронт. Однако нападение на Любек больше похоже на рейд устрашения, чем на атаку военной цели. Этот рейд отмечен тем, что в нем впервые в большом количестве применялись зажигательные бомбы, которые вызывали интенсивные пожары в плотно застроенных жилых районах, где опасность возгорания была особенно велика. Харрис бросил в атаку на город 234 машины с 400 т бомб, две трети из которых были зажигательными. При этом помимо хорошо известных зажигательных бомб кассетного типа впервые были использованы зажигательные бомбы с жидкой горючей смесью. Налет показал: эффективность зажигательных бомб была намного выше, чем фугасных боеприпасов.

Бомбежка началась в полночь, проводилась несколькими волнами и продолжалась три часа. Город не был сильно защищен, погибло 320 человек и еще 785 человек были ранены; было разрушено 1044 здания, 4200 домов были серьезно повреждены. Огонь был потушен через 32 часа работ, в которых принимали и участие все спасательные службы города. Разрушенные и поврежденные дома составили 62 % всех зданий. 800 тыс. кв. м старой части города выгорели. Шведский дипломат К. Буркхард, в то время занимавший пост председателя Красного Креста, заручился обещанием англичан воздержаться от последующих рейдов на Любек, порт которого служил перевалочной базой для большей части грузов организации.

Любек после бомбардировки 29 марта 1942 г.    Любек после бомбардировки 29 марта 1942 г. Любек после бомбардировки 29 марта 1942 г.   
Любек после бомбардировки 29 марта 1942 года. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Фюрер был взбешен, и именно тогда он впервые (!) отдал приказ бомбить жилые кварталы в английских городах. Не имея возможности обеспечить защиту городов Германии от разрушительных рейдов авиации противника, Люфтваффе пытались совершать налеты возмездия с целью заставить англичан отказаться от дальнейших бомбовых ударов. Однако в рейдах Люфтваффе было задействовано недостаточное количество самолетов — бомбардировщики были нужны на Восточном фронте. Эти налеты вошли в историю как «рейды по Бедекеру», поскольку цель выбирали, руководствуясь известным туристическим путеводителем Карла Бедекера. Это были слабо защищенные старинные города, не имевшие военного значения.

В качестве мести за Любек немцы решили нанести удар по расположенному на побережье старинному английскому городу Эксетеру. В ночь с 24 на 25 апреля 1942 г. 25 самолетов Люфтваффе нанесли по городу бомбовый удар. В результате погибли 80 человек, 55 человек получили ранения. Было разрушено или повреждено 6000 зданий.

Однако на этот удар возмездия англичане ответили своим ударом: уже в ближайшую лунную ночь бомбежке подвергся расположенный на берегу Балтийского моря Росток.

Во время последующих «рейдов по Бедекеру» снова подвергся бомбардировке Эксетер. На этот раз налет осуществлялся более крупными силами. В нем участвовало 90 бомбардировщиков, специально отозванных для этой миссии с фронта. В результате бомбардировки было убито 163 человека и 131 человек ранен, разрушено или серьезно повреждено 2000 зданий.

Тушение пожара на Фор-стрит.    Разрушения в Кафедральном соборе. Бомбардировка 4 мая 1942 г.   
Последствия налетов на Эксетер. Слева направо: тушение пожара на Фор-стрит; разрушения в Кафедральном соборе; бомбардировка 4 мая 1942 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

А английские бомбардировщики четыре ночи подряд (с 24 по 27 апреля) бомбили Росток. На цель вышли 468 из 521 бомбардировщика, которые сбросили 442 тонны фугасных и 305 тонн зажигательных бомб на авиаuионные заводы, выпускавшие самолеты «Хейнкель» и «Арадо». Однако основной удар пришелся на жилые кварталы, где проживали рабочие. число убитых и тяжело раненных составило около 6000 человек. Центр города превратился в развалины, а доки были едва задеты. Материальный ущерб был намного более значительным, чем в Любеке. Было разрушено 1765 жилых зданий, еще 513 зданий серьезно повреждено. 60% жилой площади было уничтожено в результате пожаров. Также погибло в результате взрывов и пожаров значительное количество старинных памятников и произведений искусства, имевших большую историческую ценность. По английским данным был сильно поврежден авиационный завод фирмы Хейнкель, причем, если верить донесениям агентов, на заводе было уничтожено 45 готовых или почти собранных самолетов. Потери англичан — всего 12 бомбардировщиков (2,3 % всех сил, участвовавших в авианалете). Впервые в официальных немецких источниках этот налет был назван «рейдом устрашения». С тех пор это стало общепринятым выражением.

Английский историк А. Тейлор об этом говорил так: «Цели сознательно выбирались в зависимости от их известности. Любек (28 марта) и Росток (24–27 апреля) не играли большой роли в промышленности Германии. Но это были средневековые города с большим числом деревянных построек и потому хорошо горевшие».

В качестве цели возмездия за налет на Росток был выбран старинный город Бат в Западной Англии. Он трижды подвергался ночным авианалетам бомбардировщиков Люфтваффе с 25 по 27 апреля. Результаты бомбежек были сомнительны: было разрушено или серьезно повреждено 19 тыс. зданий, из которых многие были памятниками архитектуры, погибло примерно 400 мирных жителей, еще столько же было ранено. Работу пожарных затрудняла нехватка воды, а также атаки немецких самолетов на бреющем полете. В две следующие ночи самолеты Люфтваффе бомбили старинный город Норидж, центр графства Норфолк.

Пожар на Вествик-стрит.    Горящее здание на дороге Св. Стефана в центре города. Тушение пожара.   
После налета на Норидж: слева – пожар на Вествик-стрит; в центре – горит здание на дороге Св. Стефана в центре города; справа – тушение пожара на одной из улиц. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Вскоре англичане в рамках операции с кодовым названием «Millenium» («Тысячелетие») впервые применили новую форму авиационного удара, ранее считавшуюся невозможной — по-настоящему массированную ковровую бомбардировку силами 1000 бомбардировщиков. Многие в командовании английских ВВС считали, что увеличить до тысячи число бомбардировщиков, привлекаемых к удару, нереально — слишком велик риск. Но командующий бомбардировочной авиацией А. Харрис сумел настоять на своем и преодолеть сопротивление оппонентов. Для того, чтобы организовать этот сверхмощный рейд, ему наряду с самолетами береговой обороны и ВМС пришлось задействовать все, что было способно нести бомбовую нагрузку, вплоть до последней тренировочной машины. В состав группы входили и 338 новых тяжелых бомбардировщиков «Стирлинг», «Галифакс», «Манчестер» и «Ланкастер».

Подготовка тяжелого бомбардировщика «Стирлинг» к вылету.
Подготовка тяжелого бомбардировщика «Стирлинг» к вылету 30 мая 1942 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Серьезным достижением стала возможность организованного управления и наведения на цель такого огромного числа самолетов, достигнутая с помощью новой техники дистанционного наведения. Впервые было решено испытать новую тактику, получившую название «боевой поток», при которой подразделения не самостоятельно выходили на цель, а шли одной линией друг за другом. За полтора часа предстояло отработать по цели экипажам всех 53 эскадрилий! Непрерывно облетая район выбранного в качестве объекта удара города, эскадрилья за эскадрильей сбрасывала свои бомбы, ориентируясь на осветительные ракеты, которые непосредственно перед атакой сбрасывали самолеты наведения. Черчилль дал личное согласие на проведение этой операции. В качестве возможных целей были выбраны три города: Кёльн, Эссен и Гамбург. И только в последний момент, исходя из метеоусловий, было решено остановиться на Кёльне.

В ночь с 30 на 31 мая 1942 г. 1047 самолетов взлетели с 52 аэродромов, из них до цели дошли 898 машин и сбросили на Кёльн 1455 т бомб, две трети из которых были зажигательными. 50 специально выделенных самолетов наносили бомбовые удары по позициям зенитной артиллерии и аэродромам базирования ночных истребителей-перехватчиков. Первые бомбы упали на город в 00.47 — на семь минут раньше намеченного времени, и последняя бомба — в 02.25 — точно по плану. Истребители, зенитная артиллерия и прожекторы противника в начале налета действовали активно, но примерно через 45 минут действия их заметно ослабли. Плотность машин над целью была фантастической: каждую минуту удар по городу наносили 12 самолетов. Чтобы избежать столкновений в воздухе, был разработан специальный алгоритм полета — в итоге в воздухе столкнулись лишь две машины. Потери англичан в том рейде составили 39 самолетов (3,6% общего количества машин), 116 самолетов получили повреждения, из них 12 машин оказались непригодными для дальнейшего использования. Большинство потерянных самолетов было сбито огнем зенитной артиллерии.

Кёльн после многочисленных бомбардировок.    Кёльн после многочисленных бомбардировок. Кёльн после многочисленных бомбардировок.   
Кёльн после многочисленных бомбардировок. Для просмотра щелкнуть по картинке.

В ту же ночь А. Харрис доложил находившемуся в это время в Вашингтоне У. Черчиллю о грандиозном успехе рейда. Этим Харрис как бы подчеркивал, что он на правильном пути, и стратегические бомбардировки могут сыграть решающую роль в исходе войны. Вот только человеческие жертвы оказались не столь многочисленными, как ожидалось. Технология массового уничтожения населения явно нуждалась в доработке.

Справедливости ради надо отметить, что Кёльн (в то время третий по величине город Германии), был готов к воздушному нападению. Его бомбили и раньше. На город было совершено 107 авиаuионных налетов, в нем 268 раз объявлялась воздушная тревога. Только с января 1942 г. воздушная тревога объявлялась здесь 27 раз, и Кёльн 8 раз бомбили разные по количеству группы вражеских самолетов. Но на этот раз общее количество сброшенных бомб по крайней мере в 4 раза превышало то, что городу пришлось пережить прежде. Погибло 486 человек, ранено 5027 и осталось без крова 59100 человек, многие жители покинули город. Потери могли быть намного большими, если бы к тому моменту население не успело приобрести соответствующие навыки действий по сигналу воздушной тревоги. В городе было полностью разрушено 18 432 жилых, промышленных и общественных здания, 9516 зданий получили серьезные повреждения и 31 070 зданий частично повреждены. Зажигательные бомбы вызвали в городе 12 тыс. пожаров, из них 2500 крупных. Материальный ущерб превысил потери в Любеке и Ростоке, вместе взятые. По британским оценкам ущерб от бомбардировки в 6 раз превысил потери англичан в результате имевшего место год назад последнего массированного налета Люфтваффе на Лондон.

В Германии сначала предположили, что в налете на Кёльн участвовали и американцы. Когда же это не подтвердилось, все испытали шок, который вскоре еще более усилился: через сутки такому же массированному удару подвергся Эссен, а через три недели — Бремен. Что касается американцев, то первые части американской 8-й воздушной армии прибыли в Англию лишь в августе 1942 г. На первом этапе самолеты США использовались для нанесения ударов по обычным целям в оккупированных странах Западной Европы.

Немецкое возмездие на этот раз свелось к нанесению двух ударов небольшими силами по Йорку и Кентербери.

29 апреля свою худшую ночь пережил Йорк. В 2 ч. 30 мин. около 70 германских самолетов, почти не встретив сопротивления, высыпали на город свой смертоносный груз, после чего обстреляли улицы из пулеметов. Налет продолжался полтора часа. Основной удар пришелся по вокзалу и аэродрому. Хотя бомбардировка не затронула городскую церковь, городу был нанесен большой ущерб. Было убито 92 жителя, в том числе пять монахинь Барного женского монастыря, который был разрушен. Были разрушены ратуша и школа. В этом налете Люфтваффе потеряли 4 самолета.

Разрушения в Барнском женском монастыре.    Разрушенный вокзал.    Горящая ратуша. Тушение пожара на Кони-стрит.   
Последствия бомбардировки Йорка 29.04.1942 г. Слева направо: разрушения в Барнском женском монастыре; разрушенный вокзал; горящая ратуша; тушение пожара на Кони-стрит. Для просмотра щелкнуть по картинке.

31 мая 1942 г. 68 Do-217 совершили налет на английский город Кентербери — один из древнейших городов Англии. Первая волна «Дорнье» сбросила контейнеры с осветительными ракетами, осветившими цель налета — знаменитый Кентерберийский кафедральный собор и его окрестности. Cамолеты, не встречая практически никакого противодействия ПВО, подходили к цели на высоте 3000 м, снижались и с пологого пикирования сбрасывали бомбы. Всего на город было сброшено 70 т бомб всех калибров, в итоге здание эпохи готики получило значительные повреждения и навсегда утратило свой первоначальный вид, также сильно пострадал исторический центр Кентербери, погибли 48 человек.

Кентербери после бомбардировки 31 мая 1942 года.    Кентербери после бомбардировки 31 мая 1942 года. Кентербери после бомбардировки 31 мая 1942 года.   
Разрушения в Кентербери после бомбардировки 31 мая 1942 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

В ночь на 1 июня 965 бомбардировщиков, включая 347 самолетов из состава учебно-тренировочных частей, вылетели для нанесения удара по Эссену. Из-за облаков, затянувших город, налет был менее успешным по сравнению с налетом на Кёльн. Вся тяжесть бомбардировки пришлась на соседние города, главным образом Оберхаузен и Мюльгейм. Эссен же получил лишь незначительные повреждения, а заводы Круппа вообще не пострадали. При этом англичане потеряли 31 самолет, что составило 3,2 % от общего количества самолетов, принимавших участие в налете.

А 2 июня Черчилль, выступая в палате общин, заявил: «Могу сообщить, что в этом году германские города, гавани и центры военной промышленности будут подвергаться такому огромному, непрерывному и жестокому испытанию, которое не переживала ни одна страна».

В ночь на 26 июня 1006 бомбардировщиков (среди них 272 самолета из учебно-тренировочных частей и 102 самолета из Берегового командования) произвели налет на Бремен. Город был закрыт облачностью, и большинство самолетов первой волны сбросили бомбы на цель вслепую, с помощью радионавигационного прибора «Джи». Пожары послужили основным средством опознавания цели для остальных эшелонов. Серьезный ущерб был причинен авиационным заводам фирмы Фокке-Вульф, полностью разрушены строения на площади около 11 га деловой части и жилых кварталов города. Потери нападавших составили 49 самолетов (или 5 % от общего количества участвовавших в налете самолетов). Это был самый высокий процент потерь из всех проведенных до этого массированных налетов. В числе сбитых оказались 22 самолета из состава 91 учебно-тренировочной авиагруппы, в которой все самолеты, кроме одного, были укомплектованы учебными экипажами.

Воздушная война уже давно напоминала порочный круг. Все сводилось к бесконечному обмену бессмысленными в своей жестокости ударами возмездия. И выхода из этого тупика уже не было. Но у Люфтваффе практически уже не оставалось сил для нанесения таких ударов — все перемалывал Восточный фронт. Именно поэтому немцы очень скоро вынуждены были отказаться от подобных рейдов. Тем не менее приказ фюрера был выполнен: несмотря на нехватку сил, Люфтваффе разрушили четыре исторических города британцев, уничтожив десятки памятников архитектуры. Всего же в течение 1942 г. Люфтваффе сбросили на английские города 3260 т бомб.

Бомбардировщик «Веллингтон», сбитый во время налета на Эссен 17.09.1942 г.
Бомбардировщик «Веллингтон», сбитый во время налета на Эссен 17.09.1942 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

В конце лета 1942 г., когда Советский Союз, напрягая все силы, хрипел и истекал кровью под страшным прессом немецкого наступления, командующий Королевскими ВВС Ч. Портал разработал хитроумный план. В течение следующих полутора лет он предлагал высыпать на германские города 250 млн тонн бомб! Портал предсказывал, что в результате этих бомбардировок останется лежать в руинах 6 млн жилых, промышленных и административных зданий. Число бездомных он оценивал в 25 млн человек. По замыслу Портала в итоге среди гражданского населения должно погибнуть 900 тыс. немцев, к ним следует прибавить 1 млн получивших тяжелые ранения. Таким образом население Германии будет полностью деморализовано.

Удивительный образчик британской военной мысли! Не затрагивая моральный аспект проблемы, хочется отметить,что у этого блестящего плана был лишь один изъян: стратег-мечтатель Портал не учел, что британская промышленность произвести такое количество бомб за столь короткий отрезок времени была не в состоянии.

Как бы там ни было, но вместо оказания экстренной помощи мощными авиаударами по рвущимся к Волге и Кавказу дивизиям Вермахта, Черчилль увлеченно рассказывал недовольному Сталину, как доблестные Королевские ВВС «разрушат почти каждую квартиру почти в каждом немецком городе». «Это было бы неплохо», — язвительно заметил Сталин. Вряд ли для него являлось секретом, что у англичан по-прежнему отвратительно обстояло дело с освещением и маркировкой целей, а успех налетов во многом зависел от погоды. Многие рейды были проведены с небольшими потерями, но в некоторых, в особенности в налете на Эссен в ночь на 9 июля и на Гамбург в ночь на 28 июля, потери составили 10 % от общего количества участвовавших в налете самолетов. Немцы быстро учли горький опыт первого массированного налета тысячи бомбардировщиков и спешно вносили коррективы в систему своей ПВО.

В августе была создана авиация наведения бомбардировщиков «Пасфайндер Форс» под командованием бригадира авиации Беннета. Основной обязанностью этих подразделений (их называли «следопыты») было находить путь и указывать объекты другим самолетам.

По признанию самого У. Черчилля «...военная промышленность Германии и моральная сила сопротивления ее гражданского населения бомбардировками 1942 года сломлены не были».

В результате первого этапа бомбового наступления к концу 1942 года было проведено около 100 рейдов, в том числе 17 массированных налетов, за время каждого из которых по целям было сброшено более 500 т бомб. При этом, по мнению английского командования, потери в самолетах и экипажах были недопустимо высокими. На каждые 40 т сброшенных бомб приходился один потерянный бомбардировщик.

Однако под жестким руководством маршала А. Харриса были достигнуты значительные успехи в развитии сил тяжелых бомбардировщиков большого радиуса действия. Время от времени это направление становилось для военной промышленности приоритетным. Маршал Харрис сохранял оптимизм. В своих записях он отметил, что 1942 г. был, скорее, подготовительным. И хотя врагу за этот год не был причинен значительный ущерб, происшедшие события только укрепили уверенность Харриса в том, что Англия с помощью бомбардировочной авиации способна разгромить врага.

 

 

 

Использованные источники:
  • Алябьев А. Хроника воздушной войны. Стратегия и тактика. 1939–1945 гг. — М.: Центрполиграф, 2006. 
  • Арканжелиc М. Радиоэлектронная война. (От Цусимы до Ливана и Фолклендских островов). — Лондон: Blandford Press Ltd, 1985. Русский перевод Ю. Репка, 2000.
  • Бакурская Е. Авиация Великобритании во Второй мировой войне. Бомбардировщики. Часть 3. — М.: Техинформ, 1998.
  • Барц К. Свастика в небе. Борьба и поражение германских военно-воздушных сил. 1939-1945 гг. — М.: Центрполиграф, 2009.
  • Веракса Е. Воздушные операции стратегической авиации США и Англии в Западной Европе в 1943—1945 гг. — Военно-исторический журнал, 1976, № 8.
  • Веракса Е. Планирование боевых действий стратегических ВВС США и Англии в годы второй мировой войны. — Военно-исторический журнал, 1978, № 9.
  • Гарт Л. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1976.
  • Греффрат Ф. Война в воздухе (в сб. Мировая война. 1939–1945). — М.: ACT; СПб.: Полигон, 2000.
  • Дайсон Ф. Оружие и надежда — М.: Прогресс, 1990.
  • Дегтев Д., Баженов Н. Фюрер как полководец. — М.: АСТ, Астрель; Владимир: ВКТ, 2011.
  • История Второй мировой войны 1939-1945. (В 12 томах). тт. 3, 6, 7. — М.: Воениздат, 1973-1982.
  • Кессельринг А. Немецкая авиация. (В сб. Итоги Второй мировой войны. Выводы побежденных). — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1998
  • Максимов М. Война без правил. — Вокруг света, 2004, № 12 (2771).
  • Маршалль В. Вторая мировая война на море и в воздухе. Причины поражения военно-морских и воздушных сил Германии. — М.: Центрполиграф, 2011.
  • Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой отечественной войны 1941-1945 гг. Том 1 и 2. — М.: Госполитиздат, 1957-1958. 
  • Ржевский В. Генеральная репетиция... ада. Калининградская правда, 22.08.2009.
  • Ричард Д., Сондерс Х. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне (1939-1945 гг. — М.: 1963.
  • Румпф Г. Воздушная война в Германии. (В сб. Итоги Второй мировой войны. Выводы побежденных). — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1998
  • Румпф Г. Огненный шторм. Стратегические бомбардировки Германии. 1941-1945. — М.: Центрполиграф, 2010.
  • Соколов Б. Мифическая война. Миражи Второй мировой. — М.: Яуза-Пресс, 2011.
  • Типпельскирх К. История Второй мировой войны. — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1999.
  • Фуллер Дж. Вторая мировая война 1939–1945 гг. Стратегический и тактический обзор. — М.: Полигон, 2005.
  • Черчилль У. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1991 
  • Шант К. Бомбардировщики союзников 1939-1945. Справочник-определитель самолетов. — М.: Эксмо, 2009.
  • Широкорад А. Бог войны третьего рейха  — М.: АСТ, 2003.
  • Шишов В. Развитие тактики стратегических бомбардировщиков США и Англии во второй мировой войне. — Военно-исторический журнал, 1979, № 11.
  • Шпеер А. Воспоминания. — Смоленск: Русич; М.: Прогресс, 1997
  • Шпеер А. Третий рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности. 1930-1945. Перевод С. Лисогорского. — М.: Центрполиграф, 2005.
  • Operation Gomorrha. Hamburg in Feuersturm. 1943. — Документальный фильм. Spiegel TV, 2003. 

 

Последнее обновление 08.12.2014.
Яндекс.Метрика