Воздушная бойня. Часть 2

Воздушная бойня.

     Уже давно в сознание людей тупо вбивается мысль о том, что победу во Второй мировой войне одержали западные державы, в первую очередь США и Великобритания. Даже позорно сдавшаяся Франция числится в победителях. Не желая признавать, что основную тяжесть борьбы с гитлеровской Германией вынес СССР, а судьба Европы решалась исключительно на советско-германском фронте, союзники пытаются всячески необоснованно выпячивать свою роль в разгроме Третьего рейха. Фактически же все их действия в Европе (за исключением высадки в Италии и Нормандии) свелись к неограниченным массированным бомбардировкам немецких городов. При этом стыдливо скрывается, что, совершая эти сомнительные в смысле военной необходимости и бесчеловечные по сути налеты, «победители» в своей жестокости превзошли нацистских преступников. Или победителей не судят?

 

Часть II.
Эволюция бойни.

 

К концу 1942 г. в Германии преобладали далеко не радостные настроения. Всем стало ясно, что германская ПВО не в состоянии защитить города рейха. Даже потери немецкой стороны были слишком высокими по сравнению с англичанами: более 10% самолетов, в том числе 5000 истребителей и 3800 самолетов других типов. Хотя количество летного состава Люфтваффе возросло вдвое, новички не имели достаточной подготовки. Ежемесячно из летных школ выпускалось примерно 9 тыс. пилотов, но качество обучения сильно упало. Теперь летчики Люфтваффе уступали в мастерстве своим противникам из Королевских ВВС, которые к тому же все более усиливались за счет пилотов из Канады, Австралии, Новой Зеландии.

В США, согласно посланию президента конгрессу, производство самолетов в декабре 1942 г. достигло 5500 единиц, что почти вдвое превышало возможности производственных мощностей Германии. И производство продолжало неуклонно расти. К концу года в США было выпущено 47836 самолетов, в том числе 2625 тяжелых бомбардировщиков типов B-17 «Летающая крепость» и B-24 «Либерейтор».

B-17F «Flying Fortress» («Летающая крепость»).    B-24 «Liberator» («Освободитель»).
Американские стратегические бомбардировщики: слева B-17F «Flying Fortress» («Летающая крепость»), справа B-24 «Liberator» («Освободитель»). Для просмотра щелкнуть по картинке.

Оставшиеся месяцы 1942 г. немцы постарались увеличить и улучшить парк своих ночных истребителей, в то время, как англичане тщательно готовились к разрушению с воздуха еще 50 городов Германии.

В 1942 г. британские и американские самолеты сбросили на территорию Германии 53755 т бомб, в то время как Люфтваффе сбросили на Англию всего 3260 т.

Мы выбомбим Германию — один город за другим. Мы будем бомбить вас все сильнее и сильнее, пока вы не перестанете вести войну. Это наша цель. Мы будем безжалостно ее преследовать. Город за городом: Любек, Росток, Кельн, Эмден, Бремен, Вильгельмсхафен, Дуйсбург, Гамбург — и этот список будет только пополняться, — это обещание командующего бомбардировочной авиацией Великобритании маршала А. Харриса было напечатано на миллионах листовок, которые разбрасывались над территорией Германии.

Маршал А. Харрис.
Маршал А. Харрис: «Мы выбомбим Германию – один город за другим...»
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Противовоздушная оборона Германии и сопредельных оккупированных ею стран осуществлялась силами 3-го воздушного флота и воздушного флота «Митте», имевших в своем составе более 1 тыс. одномоторных и двухмоторных истребителей. Из них только Берлин прикрывали до 400-600 самолетов.

Тяжелые поражения и огромные потери на советско-германском фронте зимой 1942-1943 гг. вынудили немецкое командование формировать за счет Люфтваффе, куда входили и войска ПВО, так называемые авиаполевые дивизии. К весне 1943 г. Люфтваффе для этой цели должны были дополнительно выделить из своего состава около 200 тыс. человек. Все это заметно ослабляло ПВО рейха.

В условиях нарастающей силы ночных ударов союзной авиации особую важность приобретала проблема обеспечения ПВО радиолокационными средствами обнаружения самолетов и ночными истребителями. Специальных ночных истребителей немцы не имели, а в качестве их применялись обычные двухмоторные самолеты (Ме-110, Ю-88, До-217). Не лучше обстояло дело и с зенитной артиллерией. До 1942 г. прикрытие объектов территории страны осуществляли 744 батареи тяжелой и 438 батарей легкой зенитной артиллерии (в общей сложности до 10 тыс. орудий). В течение 1942 г. количество зенитных батарей практически оставалось на прежнем уровне. Несмотря на непрерывные усилия по наращиванию боевой мощи, Восточный фронт, словно огромный магнит, притягивал к себе все имеющиеся силы. Поэтому германское командование в 1942-1943 гг., несмотря на общее увеличение выпуска истребителей, так и не смогло усилить систему ПВО Германии.

C 14 по 24 января 1943 г. в Касабланке состоялась конференция глав правительств США и Великобритании, а также объединенного комитета начальников штабов этих стран. Черчиль об этой конференции написал в своих мемуарах следующее:

«Принятая в Касабланке директива командованиям английской и американской бомбардировочной авиации, базирующейся в Соединенном Королевстве (от 4 февраля 1943 года), сформулировала стоящую перед ними задачу следующим образом:

Вашей первоочередной целью будет все большее разрушение и расстройство военной, промышленной и экономической системы Германии, подрыв морального состояния народа до такой степени, чтобы его способность к вооруженному В рамках этой общей концепции вашими первоочередными объектами на данный момент являются следующие, в порядке их перечисления:

  • а) германские верфи, строящие подводные лодки;
  • б) германская самолетостроительная промышленность;
  • в) транспорт;
  • г) нефтезаводы;
  • д) другие объекты военной промышленности противника».

Но на этой конференции произошло и еще кое-что, о чем Черчилль благоразумно промолчал: было одобрено принятое британским Военным кабинетом 14 февраля 1942 г. решение о «бомбовых ударах по площадям». Это означало, что отныне целями бомбардировок становились не военные и промышленные объекты Германии, а жилые районы ее городов, независимо от потерь среди мирного населения. Этот преступный бесчеловечный документ вошел в историю как «директива Касабланки». Намеченный год назад смертный приговор немецким городам и людям, их населявшим, был утвержден, а ковровые бомбардировки официально объявлялись обычным способом ведения войны.

У. Черчилль и Ф. Рузвельт.    Совещание объединенного командования ВВС Великобритании и США.
Касабланка, январь 1943 г. У. Черчилль и Ф. Рузвельт (слева); совещание объединенного командования ВВС Великобритании и США. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Вот что в своих воспоминаниях писал об этом Харрис: «После конференции в Касабланке круг моих обязанностей расширился [...] Соображениями морали было решено пожертвовать. Мне предстояло приступить к выполнению совместного англо-американского плана бомбового наступления с целью общей «дезорганизации» промышленности Германии [...] Это давало мне довольно широкие полномочия в выборе. Я мог отдать приказ атаковать любой немецкий промышленный город с населением 100 тысяч жителей и более [...] Новые инструкции не делали разницы в выборе».

В конце концов в качестве основных целей для стратегического бомбового наступления были выбраны три общие группы объектов:

  • 1) города Рурского бассейна, представлявшие собой арсеналы Германии;
  • 2) крупные города внутренней Германии;
  • 3) Берлин как столица и политический центр страны.

Бомбовые удары по Германии намечалось осуществлять совместными усилиями авиации США и Англии. Американские ВВС нацеливались на уничтожение отдельных важных военных и промышленных объектов посредством прицельного дневного бомбометания, английская авиация — на совершение массированных ночных налетов с применением бомбометания по площадям.

Выполнение этих задач непосредственно возлагалось на английское Бомбардировочное командование (командующий главный маршал авиации А. Харрис) и американскую 8-ю воздушную армию (командующий генерал А. Икер). Первые части 8-й воздушной армии прибыли в Великобританию 12 мая 1942 г. Первые налеты американской авиации на объекты во Франции летом 1942 г. были слишком небольшими по масштабу и прошли довольно гладко, лишь 6 сентября американцы понесли первые потери в количестве двух машин. После этого армия была серьезно ослаблена, поскольку большинство B-17 было переброшено на Северо-Африканский театр военных действий. Октябрьские налеты в ослабленном составе на базы немецких подлодок во Франции успеха не имели.

Командующий американской 8-й воздушной армией бригадный генерал Айра Икер.
Командующий американской 8-й воздушной армией бригадный генерал Айра Икер.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Это дало повод Черчиллю на конференции в Касабланке упрекнуть Икера в бездействии. Об этом Черчилль вспоминал: «...я напомнил ему, что уже начался 1943 год. Американцы участвуют в войне более года. В течение всего этого времени они усиливают свои военно-воздушные силы в Англии, но до сих пор еще не сбросили ни одной бомбы на Германию во время дневных налетов, если не считать одного случая, когда весьма короткий рейд совершался под прикрытием английских истребителей. Икер, однако, отстаивал свою точку зрения умело и настойчиво. Он признал, что они действительно еще не нанесли удара, но дайте им еще месяц или два, и тогда они начнут операции в возрастающих масштабах».

Первый налет американских самолетов на Германию состоялся 27 января 1943 года. В этот день «Летающие крепости» бомбили склады материалов в порту Вильгельмсхафен.

К этому времени американские летчики разработали собственную тактику воздушных атак. Считалось, что В-17 и В-24 с их многочисленными крупнокалиберными пулеметами, летящие сомкнутым строем («боевая коробка»), неуязвимы для истребителей. Поэтому американцы совершали дневные налеты без истребительного прикрытия (истребителей с большой дальностью полета у них попросту не было). Основу «коробки» составляло построение из 18-21 самолетов группы, собранное из фрагментов по три машины, при этом эскадрильи шли эшелонированно по вертикали для обеспечения лучшего сектора обстрела пулеметчикам в надфюзеляжных и подфюзеляжных турелях. Уже две или более группы образовывали расслоенные по вертикали ударные крылья (схема «собранное крыло», включавшая до 54 бомбардировщиков), однако количество операций не позволяло перейти к постоянному использованию такого строя. Таким образом подобное расположение самолетов обеспечивало максимально возможное использование бортового оружия при отражении атак. Коробки опять же могли находится на разных высотах. Были и минусы: при бомбометании никакие маневры для уклонения от зениток или истребителей были невозможны, поскольку всегда существовала возможность попасть под бомбы выше летящего самолета.

B-17 попал под бомбы летящего над ним самолета.    B-17 попал под бомбы летящего над ним самолета.
B-17 попал под бомбы летящего над ним самолета. В данном случае экипаж выпрыгнуть не успел.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

C начала 1944 г. наличие истребительного сопровождения на всем пути позволило экипажам бомбардировщиков целиком сосредоточиться на бомбометании с помощью нескольких самолетов, оснащенных специальной аппаратурой. Один такой лидер вел бомбардировочную эскадрилью из 12 машин, а три эскадрильи образовывали группу в форме наконечника стрелы. И, наконец, последнее усовершенствование, введенное в феврале 1945 г., когда немцы стали прикрывать города концентрированными массами зенитных батарей, выразилось в формировании группы из четырех эскадрилий по девять бомбардировщиков, следовавших на разных высотах с целью усложнить вражеским зенитчикам правильную установку прицелов и снарядных трубок.

Тяжелый истребитель P-38 «Лайтнинг».    Истребитель P-47 «Тандерболт». Дальний истребитель P-51 «Мустанг».   
Слева направо: тяжелый истребитель P-38 «Лайтнинг»; истребитель P-47 «Тандерболт»; дальний истребитель P-51 «Мустанг».
Для просмотра щелкнуть по картинке.

В апреле 1943 г. Бомбардировочное командование насчитывало 38 эскадрилий тяжелых и 14 эскадрилий средних бомбардировщиков, всего 851 тяжелый и 237 средних бомбардировщиков. В составе 8-й американской воздушной армии находились 337 тяжелых бомбардировщиков и 231 самолет в соединениях тактической авиации.

С 6 марта по 29 июня 1943 г. Бомбардировочное командование санкционировало 26 массированных налетов на города Рура, во время которых союзники сбросили 34 705 т бомб, потеряв при этом 628 самолетов. Помимо этого в марте-апреле 1943 г. было проведено три массированных налета на Берлин, четыре на Вильгельмсхафен, по два на Гамбург, Нюрнберг и Штутгарт и по одному на Бремен, Киль, Штеттин, Мюнхен, Франкфурт-на-Майне и Мангейм.

В ночь на 17 мая 1943 г. английские бомбардировщики разрушили плотины на реках Мёне, Эдер и Зорпе. Эта акция, известная как операция «Порка», по точности исполнения и результату считается самой блестящей операцией из всех, проведенных к тому времени английскими ВВС. В Эдертале 160 млн куб. м воды девятиметровой волной устремились в направлении Касселя, по пути уничтожив пять населенных пунктов. Число погибших неизвестно, только в гробах было захоронено 300 человек. Погибло также большое количество скота. В Мёне, в долине Рура, последствия были не менее ужасными. Главный удар волны пришелся на городок Неайм-Хюстен, где погибло 859 человек. Всего в местности около города утонуло 1300 жителей. Кроме того, жертвами стали 750 женщин (преимущественно украинок), занятых здесь на принудительных сельхозработах.

Английский опыт разрушения плотин позднее охотно использовали американцы во время войны в Корее. Но это было потом, а пока действия американской авиации по Германии носили ограниченный характер. Так, 14 мая 126 американских тяжелых бомбардировщиков бомбили Киль. Лишь после того, как американцы достаточно нарастили свое присутствие в Англии, их самолеты стали регулярно участвовать в воздушных рейдах.

Авиационное наступление на Рур началось 6 марта 1943 г. налетом на Эссен, где находились заводы Круппа, силами 450 английских бомбардировщиков. Их вели на цель 8 самолетов наведения «Москито». За 38 минут интенсивной бомбардировки на город было сброшено более 500 т фугасных и свыше 550 т зажигательных бомб. Город был превращен в руины. Руководство Бомбардировочного командования ликовало — английским бомбардировщикам наконец-то удалось на месяцы вывести из строя наиболее важные предприятия Круппа. И только в конце 1943 г. обнаружилось, что три четверти бомб были сброшены на ложный завод, построенный южнее Эссена.

Одно из предприятий Рура после налета.    Разрушения в Эссене.
Слева направо: одно из предприятий Рура после налета; разрушения в Эссене.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Весной 1943 г. налеты на Германию осуществлялись без сопровождения истребителей, так как радиус их действия был недостаточен. А вот в Люфтваффе уже начали поступать «Фокке-Вульф-190А» с усовершенствованным вооружением, а также ночной истребитель «Мессершмитт-110». Применяя усовершенствованные радиолокационные прицелы, немецкие истребители наносили значительный урон союзной авиации как днем, так и ночью. Например, попытка американцев 17 апреля атаковать завод «Фокке-Вульф» возле Бремена силами 115 самолетов B-17 «Летающая крепость» закончилась для них неудачно: 16 «крепостей» было сбито и еще 48 повреждено. Потери апреле 1943 г. только британских ВВС во время ударов по Германии составили 200 тяжелых бомбардировщиков и примерно 1500 членов их экипажей. А всего в 43 рейдах, совершенных в период «битвы за Рур» (март-июль 1943 г.) было сбито 872 (или 4,7%) бомбардировщика союзников. Людские потери Бомбардировочного командования составили 5000 человек.

Следует отметить один важный момент. Благодаря грамотной пропаганде в самой Англии образовалась весьма благоприятная атмосфера общественного мнения в отношении бомбардировок Германии, проводимых Королевскими ВВС. Публичные опросы в апреле 1943 г. показали, что 53 % британцев согласны с бомбардировками гражданских объектов, против было 38 % опрошенных. Позднее количество людей, поощряющих такие бомбардировки возросло до 60 %, число несогласных снизилось до 20 %. При этом правительство утверждало, что авиаудары наносятся исключительно по объектам, имеющим военное значение. В частности, министр авиации А. Синклер во всех своих публичных выступлениях старательно подчеркивал, что Бомбардировочное командование наносит бомбовые удары только по военным целям. Любые предположения об атаках жилых кварталов сразу объявлялись абсурдными и расценивались, как клеветнические посягательства на доброе имя английских летчиков, рискующих своими жизнями во благо страны. Хотя в действительности все выглядело совсем иначе.

Доказательством того, что сэр Арчибальд Синклер врет, как сивый мерин, явился опустошительный налет на Вупперталь. «Двойной» город Вупперталь, расположенный на востоке Рура, делился на две части: Бармен и Эльберфельд. План атаки на город был прост: соединение из 719 английских бомбардировщиков должно было пересечь Вупперталь по курсу 69 градусов. Такой маршрут позволял главным силам накрыть бомбами весь «двойной» город. Точкой прицеливания был выбран Вупперталь-Бармен, поскольку предполагалось, что в условиях жесткого противодействия ПВО многие экипажи, проявившие малодушие, сбросят бомбы ранее намеченной цели, но даже в этом случае поразят Вупперталь-Эльберфельд (в каждом налете на объект, прикрываемый сильной ПВО, таких летчиков набиралось достаточно, Харрис презрительно называл их «кроликами»). В этот раз английские бомбардировщики, которые следовали курсом через Маастрихт, Мёнхенгладбах, были обнаружены еще за 45 минут до атаки. Но произошло непредвиденное. Несмотря на то, что ПВО города находилась в полной боевой готовности, зенитки молчали: в центре управления до последнего момента не верили, что Вупперталь будут бомбить, и не давали команду на открытие огня, чтобы не обнаружить город (до сих пор это удавалось, сверху туманная низина, в которой лежала долина р. Вуппер, была похожа на озеро). Сначала самолеты-разведчики «Москито», сбросив маркировочные бомбы, точно пометили центр города, затем первая волна из 44 самолетов высыпала сюда контейнеры с зажигательными бомбами. Возникшие пожары стали ориентиром для остальных. В результате весь бомбовый груз концентрированно обрушился на Вупперталь-Бармен. Было сброшено 1895 т фугасных и зажигательных бомб. Более 10 % самолетов сбились с курса и бомбили Ремшейд и Золинген, но 475 экипажей сбросили бомбы в самом центре Вупперталя (Бармен). Спохватившаяся ПВО сумела сбить 33 самолета, еще 71 повредить.

Вупперталь. Последствия бомбардировки.    Вупперталь. Последствия бомбардировки. Вупперталь. Последствия бомбардировки.   
Вупперталь. Последствия бомбардировки. Для просмотра щелкнуть по картинке.

А Вупперталь-Эльберфельд остался невредимым. Но ненадолго: через месяц бомбардировщики Харриса провели «работу над ошибками». Если в первой атаке на Бармен было убито 2450 человек, то месяц спустя после атаки на Эльберфельд общее число погибших в Вуппертале составило 5200 человек.

Стало ясно, что воздушная война приняла новый вид, превратившись в воздушную бойню. Это был первый воздушный налет, который привел к столь большим жертвам среди гражданского населения. Бомбардировка привлекла внимание не только руководства рейха. В Лондоне многие из тех, кто увидел в прессе снимки развалин Вупперталя, были впечатлены масштабами разрушений. Даже Черчилль уронил скупую крокодилову слезу, выразив 31 мая в «Таймс» свое сожаление и объяснив, что жертвы среди населения неизбежны при всей точности бомбардировок союзниками военных объектов и высочайшей точности Королевских ВВС (еще бы! без промаха бомбившие Вупперталь «соколы Черчилля» уничтожили 90% застроенной части города — прямо-таки снайперская точность!)

А 18 июня 1943 г. на траурной церемонии в Вуппертале другой скорбящий людоед, доктор Й. Геббельс, среди прочего изрек следующую сентенцию: «Этот вид воздушного терроризма является продуктом больного ума диктаторов — разрушителей мира. Длинная цепь человеческих страданий во всех германских городах, вызванная налетами авиации союзников, породила свидетелей против них и их жестоких трусливых лидеров — начиная от убийства немецких детей во Фрайбурге 10 мая 1940 года и до событий сегодняшнего дня».

С первой фразой геббельсовского пассажа трудно не согласиться, ибо мысль применить ковровые бомбардировки против населения городов могла возникнуть только в мозгах взбесившихся от безнаказанности психопатов, возомнивших себя богами. А вот в остальном... Возможно, Геббельс в глубокой печали и запамятовал, кто же все-таки 1 сентября 1939 года развязал эту страшную войну. Но вот что касается Фрайбурга — уж кому-кому, а ему-то изначально было известно, чьи «хейнкели» сбросили тогда бомбы на немецких детей. Кстати, всего несколько дней спустя, Геббельс в неофициальной беседе заявил: «Если бы я мог наглухо закрыть Рур, если бы не было таких вещей, как письма или телефоны, я бы не позволил опубликовать ни слова о воздушной атаке. Ни одного слова!»

Это лишь еще одно доказательство того, что мораль и война, совесть и политика суть понятия практически несовместимые. Кстати, союзники (как и немцы с Фрайбургом) тоже долго и искусно разыгрывали замусоленную карту с бомбежкой Роттердама — с самого начала сдавшее страну и благополучно смывшееся в Лондон голландское правительство, громко возмущаясь и топая ножкой, возлагало на немецкую сторону ответственность за гибель в Роттердаме аж 30 тыс. голландцев! И ведь многие, в частности в США, тогда поверили откровенному бреду. Увы, таковы законы этого подлого жанра.

В конце мая 1943 г. Черчилль посетил США, где обратился с речью к конгрессу. В своем выступлении он ясно дал понять, что не имеет никакого представления, эффективны ли стратегические бомбардировки.

Невероятно, если учесть, что в октябре 1917 г., будучи министром военного снабжения Великобритании, он имел об этом полное представление, о чем сам же тогда и написал в собственном меморандуме: «...Неразумно думать, что воздушное наступление само по себе может решить исход войны. Вряд ли какое бы то ни было устрашение гражданского населения с помощью воздушных налетов способно заставить капитулировать правительство великой державы. Привычка к бомбардировкам, хорошая система убежищ или укрытий, твердый контроль полиции и военных властей — всего этого достаточно, чтобы не допустить ослабления национальной мощи. Мы видели по собственному опыту, что немецкие воздушные налеты не подавили, а подняли боевой дух народа. Все, что известно нам о способности населения Германии переносить страдания, не дает основания предполагать, будто немцев можно запугать или подчинить такими методами. Напротив, такие методы повысят их отчаянную решимость...».

Далее со свойственным ему цинизмом он заявил конгрессу буквально следующее: «Мнения разделились. Некоторые считают, что одно только применение стратегической авиации способно привести к коллапсу Германию и Италию. Другие придерживаются противоположной точки зрения. По моему мнению, следует продолжать эксперимент, одновременно не пренебрегая прочими методами».

Вот так! Для Черчилля тотальные бомбардировки гражданского населения — это всего-навсего эксперимент, где роль подопытных крыс отведена сотням тысяч людей. Понятно, не у одного Черчилля было такое увлекательное хобби — опыты на людях. Но, если врача-садиста Менгеле с его экспериментами в Аушвице признали нацистским преступником, то кем после подобных заявлений считать английского лидера? Ведь, когда в 20-е годы министру оборонной индустрии и колоний Великобритании У. Черчиллю доложили о кровавых художествах в Ираке командующего 45-й авиаэскадрой Харриса, он, по его же словам, был «глубоко шокирован, услышав о подобной жестокости по отношению к женщинам и детям». Тогда Черчилль очень опасался огласки подобных «подвигов» английских летчиков. Еще бы, ведь «если такая информация просочится в прессу, то наши воздушные силы будут навечно обесчещены». Зато теперь, лично назначив того самого палача Харриса командующим бомбардировочной авиацией с правом на геноцид, лживый премьер за честь Королевских ВВС был спокоен.

Как бы то ни было, союзникам пришлось признать, что «битва за Рур» ими проиграна. Несмотря на большие разрушения в индустриальных районах и огромные трудности для гражданского населения, продолжался стабильный рост объемов выпускаемой военной продукции. К середине июня общий тоннаж бомб, сбрасываемых на города Рура, значительно снизился. Потери британских бомбардировщиков превысили 5%, (говоря проще, живучесть одного бомбардировщика составляла 20 вылетов). Концентрация сил ПВО в этом районе достигла опасного уровня. С целью ее ослабить было решено перенести удар на города Центральной Германии.

Между тем озабоченное высокими потерями союзное командование еще в мае пересмотрело очередность бомбардировок объектов. А 18 мая 1943 г. Объединенный комитет начальников штабов одобрил «План объединенного бомбардировочного наступления с Британских островов» под кодовым названием «Пойнтблэнк». Этот план лег в основу директивы от 10.06.1943 г., согласно которой основной задачей ВВС являлось уничтожение немецких истребителей и разрушение промышленных предприятий, связанных с их производством. «Пока это не будет достигнуто, — указывалось в директиве, — наша бомбардировочная авиация не сможет выполнить поставленные перед нею задачи». Главная роль в выполнении плана «Пойнтблэнк» отводилась американской 8-й воздушной армии. Для отработки вопросов взаимодействия был создан англо-американский объединенный комитет по планированию операций.

Согласно плану объединенное бомбардировочное наступление состояло из четырех этапов. На первом этапе (он заканчивался в июле) главными объектами должны были стать верфи подводных лодок. На втором (август-сентябрь) основные усилия сосредоточивались по районам базирования истребительной авиации и заводам, выпускающим истребители. За это время количество тяжелых бомбардировщиков предполагалось довести до 1192 машин. На третьем (октябрь-декабрь) планировалось продолжать уничтожение немецкой истребительной авиации и других средств ведения вооруженной борьбы. К январю 1944 г. предполагалось иметь 1746 тяжелых бомбардировщиков. Задачи последнего этапа (январь-март 1944 г.) сводились в основном к обеспечению подготовки вторжения союзных войск на континент. К 31 марта количество тяжелых бомбардировщиков должно было увеличиться до 2702 машин.

Подготовка 1000-фунтовых фугасных бомб к загрузке в «Ланкастер».    Подвеска 1000-фунтовой фугасной бомбы в бомболюк «Ланкастера».    Вариант бомбовой загрузки «Ланкастера» с одной 4000-фунтовой и восемнадцатью 500-фунтовыми фугасными бомбами. Вариант загрузки с одной 4000-фунтовой фугасной бомбой и множеством контейнеров с зажигательными бомбами.   
Слева направо: подготовка 1000-фунтовых фугасных бомб к загрузке в «Ланкастер»; подвеска 1000-фунтовой фугасной бомбы в бомболюк «Ланкастера»; вариант бомбовой загрузки «Ланкастера» с одной 4000-фунтовой и восемнадцатью 500-фунтовыми фугасными бомбами; вариант загрузки с одной 4000-фунтовой фугасной бомбой и множеством контейнеров с зажигательными бомбами. Для просмотра щелкнуть по картинке.

В июле 1943 г. английская бомбардировочная авиация совершила налеты на Кёльн, Аахен, Эссен и Вильгельмсхафен. Самым серьезным был налет на Эссен 26 июля, в котором участвовали 705 бомбардировщиков. До цели дошли 627 машин, сбросившие на город 2032 т бомб. Потери нападавших составили 26 самолетов.

Начавшиеся 24 июля ужасающие своей жестокостью налеты на Гамбург ознаменовали собой новый кровавый виток воздушной бойни. Именно здесь союзникам впервые удалось успешно применить новую дьявольскую технологию массового уничтожения, так называемый «огненный шторм». При этом продуманное изуверское истребление огнем живых людей, естественно, оправдывалось исключительно военной необходимостью — конечно, куда же без нее! она, родимая, еще неоднократно возникнет впоследствии: полыхнет гигантским крематорием в Дрездене и Токио, взметнется ядерными грибами над Хиросимой и Нагасаки, прольется обильным напалмовым дождем на Вьетнам, ударит ракетным градом по Ираку и Сербии. Именно вследствие этой необходимости то, что тогда происходило в Гамбурге, не поддается описанию. Впрочем, есть в русском языке слово, которым можно обозначить огненный ужас Гамбурга. Это слово — «всесожжение» или по-гречески — «холокост». По словам очевидцев, чудом уцелевших в том рукотворном аду, множество людей задохнулось или буквально испеклось под действием невероятного жара. Многие утонули, бросившись в городские каналы. Через несколько дней, когда, наконец, стало возможным приблизиться к раскаленным руинам, стали вскрывать городские подвалы, где нашли тысячи погибших людей, будто зажаренных в печах.

Но в старой доброй Англии это мало кого смущало. Архиепископ Йоркский, к примеру, в лондонской «Таймс» по-христиански доброжелательно разъяснял смиренной неразумной пастве, что массированные налеты на города необходимы, ибо помогут «сократить войну и спасти тысячи жизней».

Мясника в сутане поддержал мясник в мундире: маршал Харрис публично выразил искреннее сожаление, что сразу не может проделать то же самое с другими крупнейшими городами Германии.

Безусловно, были в Англии и здравомыслящие деятели, выступающие против варварских методов ведения войны. Так, Чичестерский епископ Джордж Белл еще в феврале 1943 г. заявил в Верхней палате парламента: «Ставить нацистских убийц, виновных в преступлениях, в один ряд с немецким народом — сущее варварство!». Через год он взывал к правительству: «Я требую, чтобы правительство выразило свое отношение к политике бомбардировок вражеских городов. Я отдаю себе отчет в том, что при налетах на военно-промышленные центры и транспортные узлы смерть гражданского населения в результате акций, осуществленных с верой в их чисто военный характер, неизбежна. Но здесь необходима соразмерность применяемых средств и достигаемой цели. Стереть с лица земли целый город только потому, что в некоторых его районах находятся военные и промышленные объекты, — в этом нет соразмерности. Союзники представляют нечто большее, чем силу. Ключевое слово на нашем знамени — «право». Чрезвычайно важно, чтобы мы, являющиеся вместе с нашими союзниками спасителями Европы, использовали силу так, чтобы она находилась под контролем права».

К сожалению, те, кому эти слова были адресованы, слышать их не желали, ибо заняты были разработкой очередного гениального плана освобождения Европы от нацизма. Примерно в это самое время профессор Линдеман увлеченно и красочно описывал Черчиллю принцип действия бактерий сибирской язвы. Еще зимой 1943 г. американцами по английскому проекту была изготовлена 1,8 кг бомба, снаряженная возбудителем этой страшной болезни. Достаточно было шестерки «Ланкастеров», чтобы, равномерно расбросав эти подарки, уничтожить все живое на площади 2,5 кв. км, надолго сделав местность непригодной для жизни. Черчилль отнесся к сообщению Линдемана с интересом. При этом он дал указание, чтобы его непременно известили, как только бомбы будут готовы. Этим вопросом «борцы с нацизмом» планировали заняться всерьез весной 1944 г. И занялись. Уже 8 марта 1944 г. США получили заказ на изготовление полумиллиона (!) таких бомб. Когда через два месяца через океан в Англию была переправлена первая серия таких бомб в количестве 5 тыс. штук, Черчилль c удовлетворением отметил: «Мы рассматриваем это, как первую поставку».

Однако 28 июня 1944 г. британское военное руководство отметило в протоколе ежемесячного совещания о намерении временно воздержаться от применения бактериологического оружия в пользу более «гуманного» способа: уничтожения ряда городов Германии с помощью гигантских, опустошительных «огненных штормов».

Черчилль был крайне недоволен: «Ну конечно же, я не могу одновременно сопротивляться сразу всем — и священникам, и собственным военным. Эту возможность нужно еще раз обдумать и вернуться к ее обсуждению, когда положение ухудшится».

Как бы то ни было, в арсенале «победителей» остался лишь старый надежный холокост, причем самая эффективная его версия — ковровая, гарантирующая всесожжение немецкого гражданского населения с помощью тотальных воздушных налетов. И союзники без колебаний приступили к делу.

Об уничтожении Гамбурга, вошедшем в историю Второй мировой войны, как операция «Гоморра», будет рассказано в следующей части повествования, ибо это было одно из ключевых событий тотальной воздушной бойни. Здесь впервые англичанами была применена техническая новинка — система «Окно», ставшая прообразом современных средств радиоэлектронной борьбы. С помощью этой нехитрой уловки союзникам удалось полностью парализовать систему ПВО Гамбурга. Здесь же была применена и так называемая «тактика двойного удара», когда через несколько часов после воздушного налета снова наносится удар по той же цели. Сначала в ночь на 25 июля 1943 г. по Гамбургу отбомбились англичане. Днем американские самолеты также совершили налет на город (использовались результаты подавления ПВО в ходе первого налета), а ночью его вновь повторила английская авиация.

А 18 августа Бомбардировочное командование нанесло мощный бомбовый удар по очень важной цели, которая серьезно угрожала безопасности Лондона: 600 бомбардировщиков, из которых до цели долетела 571 машина, сбросили 1937 т бомб на экспериментальный центр ракетного оружия в Пенемюнде. При этом англичане мастерски обманули всю германскую ПВО. Двадцать «Москито» совершили имитационный налет на Берлин. Сбросив осветительные бомбы они, создали у немцев впечатление, что целью налета является столица рейха. Поднятые в воздух двести ночных истребителей безуспешно рыскали над Берлином. Обман раскрылся, когда на Пенемюнде уже посыпались бомбы. Истребители ринулись на север. Несмотря на сработавшую уловку, британцы потеряли 40 самолетов, еще 32 бомбадировщика были повреждены.

За последние десять дней августа были совершены три налета на столицу рейха, которые явились прологом грядущей «битвы за Берлин». Несмотря на то, что были сильно разрушены районы Сименс-Штадта, Мариендорфа и Лихтенфельде, эти рейды не принесли желаемого результата из-за плохой погоды и невозможности использовать систему «Гобой». При этом немецкие ночные истребители могли свободно наносить удары, поскольку их наводили радиолокационные станции, которые к тому времени освоили принцип действия системы «Окно» настолько, что могли опознавать главный поток атакующих самолетов (но не отдельные бомбардировщики).

Потеряв во время трех налетов 125 бомбардировщиков (около 80 машин были уничтожены ночными истребителями), Бомбардировочное командование временно прекратило удары по Берлину, переключившись на другие цели. 6 и 24 сентября силами около 600 самолетов было проведено два массированных налета на Мангейм, в сентябре-октябре атакам с воздуха подверглись Ганновер, Кассель и Дюссельдорф.

B-17G «Летающая крепость» наносит удар по заводам «Фокке-Вульф» в Мариенбурге 09.10.1943 г.    «Ланкастер» наносит удар по Бремену.
B-17G «Летающая крепость» (слева) наносит удар по заводам «Фокке-Вульф» в Мариенбурге 09.10.1943 г.; «Ланкастер» (справа) наносит удар по Бремену. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Между концом сентября и серединой октября было совершено четыре рейда на Ганновер, в ходе которых на город было сброшено 8339 т бомб.

Особо следует отметить предпринятый английской авиацией в ночь на 23 октября массированный налет на Кассель, центр танковой промышленности и производства локомотивов. В Касселе англичанам вновь удалось вызвать огненный шторм. Для нейтрализации ПВО Касселя был предпринят отвлекающий налет. В сочетании с этой уловкой была применена новая тактика под кодовым наименованием «Корона». Суть ее в следующем. Хорошо говорящий по-немецки персонал передавал по радио сообщения из пункта перехвата в Кингсдаун (графство Кент). Эти специалисты давали ложные указания постоянно растущим силам истребительной авиации немцев, откладывая вылеты самолетов или даже заставляя их реагировать на отвлекающую атаку, выдавая ее за нанесение главного ночного удара. Второстепенной обязанностью операторов «Короны» была передача неверной информации о погоде для ночных истребителей немцев. Это заставляло их совершать посадку и рассредотачиваться.

Пожары в Касселе после бомбардировки.    Вид на Кассель, 1946 г.  Кассель, Кёнигштрассе, 1949 г.   
Слева направо: пожары в Касселе после бомбардировки; вид на Кассель, 1946 г.; Кассель, Кёнигштрассе, 1949 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Атака основных сил на Кассель была намечена на 20.45 22 октября, но еще в 20.35 силам ПВО сообщили, что наиболее вероятной целью будет Франкфурт-на-Майне, туда были направлены ночные истребители. А когда в 20.38 поступило ложное донесение о том, что Франкфурт атакован, зенитным батареям Касселя был дан отбой воздушной тревоги. Таким образом с помощью умелого использования «Короны» бомбардировщики смогли нанести мощный удар по городу, фактически лишенному защиты. Когда ночные истребители вернулись после бесполезного вылета на Франкфурт, первая волна английских самолетов уже отбомбилась по Касселю.

На Кассель было обрушено 1823,7 т бомб. По меньшей мере 380 бомбардировщиков из 444 участвовавших в налете, должны были нанести удары в радиусе 5 км от избранной цели. В течение всего лишь получаса разразился второй в истории воздушной войны огненный смерч, против которого были бессильны 300 городских пожарных команд.

Согласно предварительным донесениям было полностью разрушено 26 782 дома, при этом 120 тыс. человек остались без крова. Рейд на Кассель послужил классическим примером теории, лежащей в основе атаки района, в цепной реакции дезорганизации, которая сначала парализовала работу коммунальных служб города, а затем остановила работу и неповрежденных заводов (нечто подобное было в Ковентри). Город снабжался электричеством от городской электростанции и от электростанции Лоссе. Первая была уничтожена, последняя остановлена после разрушения угольного конвейера. Вся городская энергетическая низковольтная система вышла из строя. При этом, несмотря на то что с потерей только трех газгольдеров сама по себе система подачи газа не была подорвана и газопроводы могли быть восстановлены, без электричества, необходимого для работы оборудования газопроводов, весь промышленный район Касселя остался без газоснабжения. Опять же, хотя водонасосные пожарные станции повреждены не были, без электроэнергии их работа была невозможна. Без газа, воды и электроэнергии тяжелая промышленность Касселя оказалась парализованной.

Население города составляло 228 тыс. жителей. Однако, несмотря на разразившийся огненный шторм, аналогичный гамбургскому, число погибших Касселе было на удивление небольшим — 9200 человек. Дело в том, что во всем городе были приняты строгие меры предосторожности в области противовоздушной обороны. Еще в 1933 г. (задолго до войны!) была задействована программа сноса ветхих домов, чтобы на окраинах освободить широкие пути для эвакуации на случай пожара в городе. Кроме того, после авианалета на дамбы Рура в ночь на 17 мая 1943 г. центр города был частично затоплен из-за разрушенной дамбы Эдера. После эвакуации в центре остались только 25 тыс. необходимых для выполнения работ жителей, и для них были возведены большие бетонные бункеры.

Налет на Кассель имел еще одну особенность. Было установлено, что 70 % погибших умерли от удушья и отравления продуктами горения. При этом тела погибших приобрели яркие оттенки голубого, оранжевого и зеленого цветов. Поэтому сначала возникла версия, что англичане применили бомбы с отравляющими веществами. Немцы готовились принять меры для адекватного ответа. Но проведенные вскрытия опровергли присутствие отравляющих веществ, и Европа избежала вполне возможного начала химической войны.

4 ноября англичане бомбили Дюссельдорф. В этом налете впервые был использован бортовой радионавигационный прибор GH. В отличие от применяемой до сих пор системы «Гобой» систему GH могло использовать неограниченное число самолетов. Точность бомбометания повысилась, бомбы стали ложиться в радиусе 800 метров от точки прицеливания. К осени следующего года этим прибором оснастили большинство «Ланкастеров».

Американцы в 1943 г. фактически все еще оставались противниками налетов на города. По сравнению с британскими бомбардировщиками их самолеты были лучше бронированы, имели больше пулеметов и могли летать дальше, поэтому считалось, что американская авиация способна решать военные задачи без массового убийства гражданского населения. Но когда были предприняты операции на большую глубину, потери резко возросли. Во время налета на Бремен 17 апреля из 115 участвовавших самолетов 16 было сбито, а 44 повреждено.

Подготовка бомбардировщика B-17 «Летающая крепость» к вылету.    Германская 88-мм зенитная батарея в работе. Коробка «Летающих крепостей» в зоне зенитного огня.   
Слева направо: подготовка бомбардировщика B-17 «Летающая крепость» к вылету; германская 88-мм зенитная батарея в работе; коробка «Летающих крепостей» в зоне зенитного огня. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Налет на Киль и Бремен 13 июня ознаменовался ростом немецкого истребительного противодействия — американцы потеряли 26 бомбардировщиков из 182 машин, атаковавших цель.

Во время налета на Ганновер в июле из 92 бомбардировщиков было потеряно 24 машины, при бомбардировке 28 июля Берлина силами 112 американских самолетов 22 из них были сбиты.

Американская 8-я воздушная армия летом и осенью 1943 г. наносила удары преимущественно по городам, расположенным в глубине Германии и несла тяжелые потери. В пяти операциях июля (всего 839 вылетов) американцы не досчитались 87 бомбардировщиков (или 10%). Забегая вперед, можно отметить, что 50 % потерь американской авиации во Второй мировой войне пришлось на долю именно 8-й воздушной армии: 26 тыс. убитых и свыше 21 тыс. раненых.

Американскую угрозу немцы восприняли всерьез: на западе появилась еще одна группа истребителей-перехватчиков, переброшенная с Восточного фронта для борьбы с 8-й воздушной армией.

Тогда американское командование пошло ва-банк. В Швейнфурте находился крупный центр производства шарикоподшипников. И американцы решили выиграть войну несколькими мощными ударами, лишив немцев всех их подшипников. Однако подобные объекты прикрывались настолько хорошо, что, получив жестокий отпор ПВО, американское командование все больше стало склоняться к проведению бомбометания по площадям.

Черным днем для американских летчиков стало 17 августа. В этот день при налете 146 бомбардировщиков на заводы «Мессершмитт» в Регенсбург-Прюфениге немецкие истребители сбили 24 «Летающих крепости». Другая группа из 229 самолетов, наносившая удар по заводам в Швейнфурте, потеряла еще 36 машин. После такого поражения «крепости» не появлялись над рейхом почти пять недель.

Как написал Шпеер в своих воспоминаниях, «несмотря на большую уязвимость Швейнфурта, нам пришлось налаживать производство шарикоподшипников там же. Эвакуация привела бы к полной остановке производства на три-четыре месяца. Наше тяжелое положение не позволяло переместить производство шарикоподшипников с заводов в Берлин-Эркнере, Кантштате или Штейре, хотя противнику было известно их местоположение».

По мнению Шпеера тогда американцы допустили серьезный просчет, распылив силы на два объекта. Англичане же были заняты любимым делом — беспорядочной бомбардировкой жилых кварталов, а не промышленных предприятий. А ведь если бы английская авиация переключилась на удары по тому же Швейнфурту, ход войны мог измениться еще тогда!

Более того, уже после войны, в июне 1946 г., штаб Королевских ВВС попросил Шпеера проанализировать возможные последствия ударов по шарикоподшипниковым заводам. Шпеер дал следующий шокирующий расклад: «Производство военной продукции снизилось бы в последующие два месяца и было бы полностью парализовано в четыре при условии

  • 1. если бы удар был нанесен одновременно по всем заводам шарикоподшипников (Швейнфурт, Штейр, Эркнер, Кантштат, а также во Франции и Италии);
  • 2. если бы налеты, независимо от фотосъемок результатов бомбардировки, были бы повторены три-четыре раза с интервалом в две недели;
  • 3. если бы после этого каждые два месяца на протяжении полугода массированными налетами были бы исключены всякие восстановительные работы».

Другими словами, войну можно было закончить уже к февралю 1944 г., причем без разрушения немецких городов, избежав колоссального количества жертв! Выводы делаем сами.

B-17 «Летающая крепость» совершают налет на Швейнфурт 17.08.1943 г.    B-17 сквозь облака по радару наносят удар по Бремену 13.11.1943 г.
Рейды американских бомбардировщиков. Слева направо: B-17 «Летающая крепость» совершают налет на Швейнфурт 17 августа 1943 г.; B-17 сквозь облака по радару наносят удар по Бремену 13 ноября 1943 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Осенью американцы вновь совершили серию налетов на шарикоподшипниковые заводы в Швейнфурте, во время которых было сброшено 12 000 т бомб. 14 октября вошло в историю как «Black Thursday» — «черный четверг». Налет в этот день сложился крайне неудачно. Из 228 бомбардировщиков, участвовавших в рейде, 62 было сбито и 138 повреждено. Причина катастрофы — ненадежное прикрытие. Истребители «Тандерболт» могли сопровождать бомбардировщики только до рубежа Аахен, а затем оставляли их без защиты. Это была кульминация страшной недели, в течение которой 8-я воздушная армия потеряла 148 бомбардировщиков с экипажами в результате четырех попыток прорвать немецкую оборону за пределами радиуса действия истребительного сопровождения. Удар Люфтваффе оказался настолько серьезным, что дальнийшие бомбардировки Швейнфурта были отложены на четыре месяца. За это время заводы были восстановлены настолько, что, как отмечалось в официальном отчете, не осталось «никаких признаков того, что налеты на предприятия шарикоподшипниковой промышленности заметно повлияли на эту важную отрасль военного производства». После столь чудовищных потерь главной проблемой американцев стала не нехватка бомбардировщиков, а моральное состояние экипажей, которые попросту отказывались летать на боевые задания без прикрытия! Так продолжалось до прибытия в декабре истребителей Р-51 «Мустанг», имевших большой радиус действия. С этого времени начался закат немецкой истребительной авиации ПВО.

Зона действий истребителей P-47 «Тандерболт».    Зона действий истребителей P-38 «Лайтнинг» и P-51 «Мустанг».
Слева: зона действий истребителей P-47 «Тандерболт» без баков, с одним подфюзеляжным баком (belly) и двумя подкрыльевыми различной емкости . Справа: Аналогичная картинка для истребителей P-38 «Лайтнинг» без баков и с подкрыльевыми баками различной емкости и P-51 «Мустанг» также без баков, с одним подфюзеляжным баком и двумя подкрыльевыми баками различной емкости. Обычно баки были двух видов – 75 галлонов и 108 галлонов. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Как 8-я американская армия, так и особенно английское Бомбардировочное командование придерживались плана воздушного наступления на Германию лишь в общих чертах. Английская авиация вместо налетов на важные военно-промышленные объекты основные усилия сосредоточивала на бомбардировке наиболее крупных городов Германии. Главный маршал авиации Харрис 7 декабря 1943 г. заявил, что «к концу октября 1943 г. на 38 главных городов Германии было сброшено 167 230 т бомб, уничтожено около 8400 га застроенной площади, что составляет 25% общей площади городов, подвергшихся нападению».

В связи с этим уместно привести выдержку из воспоминаний Фримена Дайсона — ученого с мировым именем, одного из создателей квантовой электродинамики: «Я прибыл в штаб-квартиру Командования бомбардировочной авиации Королевских ВВС как раз перед большим налетом на Гамбург. В ночь 24 июля мы уничтожили 40 тыс. человек, потеряв всего 12 бомбардировщиков, — наилучшее соотношение, какое у нас когда-либо было. Впервые в истории мы создали огневой вал, который убивал людей даже в бомбоубежищах. Потери противника были примерно в десять раз больше, чем при обычном налете такой же мощи, без применения тактики огневого вала.

Я занимал довольно высокое положение в стратегической бомбардировочной авиации, зная гораздо больше об общем направлении кампании, чем любой офицер. Я знал о деталях кампании намного больше и сотрудников министерства в Лондоне, я был одним из немногих, кто знал цели кампании, знал, в сколь мизерной степени нам удается их достигать и сколь дорого — в деньгах и человеческих жизнях — мы платим за это. Бомбардировки составляли приблизительно около четверти всех военных усилий Англии. Защита и восстановление урона от бомбардировок обходились немцам значительно дешевле. Их оборона была столь эффективна, что американцы вынуждены были прекратить дневные бомбардировки почти на всей территории Германии с осени 1943 года до лета 1944 года. Мы же упрямо отказывались сделать это, хотя немецкая противовоздушная оборона лишала нас возможности точного бомбометания. Мы вынуждены были отказаться от поражения точных военных объектов. Единственное, что мы могли делать, — это сжигать немецкие города, что и делали. Наши усилия в поражении гражданского населения также были весьма неэффективны. Немцы убивали одного человека на каждую тонну бомб, сброшенных на Англию. Для того чтобы убить одного немца, мы были вынуждены сбрасывать в среднем три тонны.»

И вот теперь эти вояки провозглашают себя победителями!

Далее Ф. Дайсон пишет: «Я чувствовал глубочайшую ответственность, обладая всей той информацией, тщательно скрываемой от британской публики. То, что я знал, наполняло меня отвращением к войне. Много раз мне хотелось выбежать на улицу и сообщить англичанам, какая глупость творится их именем. Но у меня не хватало на это смелости. Так я и просидел в своей конторе до самого конца, тщательно подсчитывая, как наиболее экономично убить еще несколько тысяч человек.

Фримен Дайсон. 1963 г.
Фримен Дайсон. 1963 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Когда война окончилась, мне довелось читать отчеты о суде над группой Эйхмана. В точности как я, они сидели по своим конторам, сочиняли докладные записки и высчитывали, как эффективнее убивать людей. Разница состояла в том, что их отправили в тюрьму или на виселицу как преступников, я же оставался на свободе. Ей-богу, я даже испытывал некоторое сочувствие к ним. Вероятно, многие из них ненавидели СС, как я — бомбардировочную авиацию, но не имели смелости заявить об этом. Вероятно, многие из них как и я, за все шесть лет службы не видели ни одного убитого».

Потрясающее признание, не нуждающееся в комментариях!

Однако разрушение жилищных массивов не привело и не могло привести к снижению выпуска военной продукции. Английский историк А. Верриер в своей книге «Бомбардировочное наступление» пишет: «Нам теперь известно, что германская тяжелая промышленность и основные производственные мощности не понесли в 1943 году серьезного ущерба. Несмотря на опустошение Рура, металлургические и другие предприятия продолжали работать; не ощущалось недостатка в машинном оборудовании; не было острой нехватки сырьевых материалов».

Другой английский историк А. Тейлор вывод о том, что воздушное наступление на Германию не оправдало возлагавшихся на него надежд, подкрепляет конкретными данными. «В 1942 г. англичане сбросили 48 тысяч тонн бомб; немцы произвели 36 804  единицы оружия (тяжелых орудий, танков и самолетов). В 1943 году англичане и американцы сбросили 207 600 тонн бомб; немцы выпустили 71 693 единицы оружия».

Ни английскому Бомбардировочному командованию, ни командованию 8-й американской воздушной армии к концу 1943 г. не удалось полностью выполнить задач, предусмотренных планом «Пойнтблэнк». Так или иначе, с осени 1943 г. воздушные бомбардировки стали все больше подчиняться подготовке вторжения союзных войск во Францию.

С ноября 1943 г. по март 1944 г. длилась «битва за Берлин». Ее поощрял Черчилль. В период этой битвы на столицу Германии было совершено 16 крупных налетов, а также 12 налетов на другие важные объекты, в том числе на Штутгарт, Франкфурт и Лейпциг. Всего было сделано более 20 тыс. самолето-вылетов.

Результаты этого массированного наступления были далеки от тех, которые предсказывал Харрис. Ни Германия, ни Берлин не были поставлены на колени. Потери достигли 5,2 %, а ущерб от бомбардировок был минимальным. Моральный дух летчиков бомбардировочной авиации резко упал, да и не удивительно, поскольку англичане потеряли 1047 бомбардировщиков, а 1682 самолета получили повреждения. Бомбардировочное командование было вынуждено перенести удары на объекты, расположенные южнее Берлина, и все большую часть своих сил использовать на отвлекающие налеты.

Основные объекты действий Бомбардировочного командования с 01.01.1944 г. по 01.05.1945 г.
Основные объекты действий Бомбардировочного командования с 01.01.1944 г. по 01.05.1945 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Кульминацией стал катастрофический рейд 30 марта 1944 г. 795 самолетов Королевских ВВС стартовали для выполнения важного задания — уничтожения Нюрнберга. Но с самого начала все пошло не так. Плохие погодные условия над Северным морем не дали идущим широким фронтом самолетам возможности для маневра. Кроме того, бомбардировщики сбились с правильного курса.

В 450 км от цели начались непрерывные воздушные бои, в которые включалось все больше ночных истребителей Люфтваффе, оборудованных системами «Лихтенштейн SN-2» и «Наксос Z», благодаря которым германские летчики улавливали лучи, исходящие от радаров бомбардировщиков, и атаковали их.

Армада бомбардировщиков пересекла Рейн между Бонном и Бингеном, а затем через Фулду и Ханау пошла дальше в сторону Нюрнберга. Летящие впереди бомбардировщиков «Москито» безуспешно пытались расчистить им маршрут.

Самые тяжелые потери были у соединения «Галифаксов». Из 93 машин 30 было сбито. Английский лейтенант Смит так рассказал про тот рейд: «Между Аахеном и Нюрнбергом я насчитал 40 горящих самолетов, но, наверное, не менее 50 бомбардировщиков было сбито, прежде чем соединение сумело дойти до цели». Другие же 187 бомбардировщиков просто не нашли цель, так как самолеты-маркировщики целей опоздали на 47 минут, да и город к тому же располагался в густой облачности. А между тем сотни самолетов в назначенное время безуспешно кружили над целью и искали маркировочные огни.

Немецкие истребители были в ударе, сбив 79 бомбардировщиков. Было включено 600 прожекторов. Стрельба с земли велась со всех стволов, что создавало непроходимый заслон перед бомбардировщиками. Приведенные в полное замешательство английские экипажи сбрасывали свои бомбы куда попало. Машины, не оборудованные аппаратами H2S, бомбили прожектора зенитных установок в полной уверенности, что они над Нюрнбергом.

Из 795 вылетевших на операцию самолетов 94 не вернулись назад (из них 13 канадских), 71 машина была тяжело повреждена, еще 12 разбились при посадке. Восстановлению не подлежали 108 бомбардировщиков. Потери Люфтваффе— всего 10 самолетов. Расследование этой операции показало, что немцы применили новую оборонную тактику. Так как они не знали заранее цели налета, то истребители начинали атаковать противника еще на подлете. Таким образом, 2460 т сброшенных бомб причинили только ограниченный ущерб. В Нюрнберге частично была разрушена фабрика и несколько других легко повреждены. Население Нюрнберга потеряло убитыми 60 горожан и 15 иностранных рабочих.

Это была действительно «черная ночь» для Королевских ВВС. Помимо самолетов погибли экипажи — 545 человек. 159 летчиков попали в плен. Это было самое большое число когда-либо попадавших в плен летчиков.

Такое крупное поражение вызвало резкую критику стратегии Харриса. Штаб ВВС был вынужден признать, что прицельное бомбометание по заранее намеченным целям больше соответствует идее, высказанной на конференции в Касабланке, о том, что вторжение в Северную Европу — главная цель союзников, но ее можно добиться, лишь завоевав господство в воздухе.

Харрис, взгляды которого все больше ставились под сомнение, пытался привлечь американцев к налетам на Берлин, но это оказалось невозможным, так как они не были подготовлены к ночным действиям, а дневные налеты в конце 1943 г. были бы равносильны самоубийству. В начале 1944 г. штаб ВВС отверг идею Харриса, что к апрелю можно поставить Германию на колени с помощью одних «ланкастеров», и потребовал наносить точечные удары по германской промышленности, например, по шарикоподшипниковому заводу в Швейнфурте.

В апреле английскую бомбардировочную авиацию переключили, как и планировалось раньше, на действия против французской железнодорожной сети в предвидении вторжения через Ла-Манш. Это помогло скрыть тяжелое поражение, понесенное в авиационном наступлении на Германию. Задачи бомбардировочной авиации значительно упростились с началом операции «Оверлорд», когда обстановка в воздухе решительно изменилась в пользу союзников.

К тому времени система ПВО Германии уже была не в состоянии отражать удары авиации союзников, хотя эти удары пока не оказывали существенного влияния на состояние экономики страны. Количество сбиваемых бомбардировщиков оставалось примерно одинаковым, но при этом число рейдов на территорию Германии выросло в четыре раза. Это означает, что силы германской истребительной авиации все больше таяли. В 1943 г. общее количество сбитых или получивщих серьезные повреждения в воздушных боях немеuких истребителей составило 10 660 машин. Кроме того, во второй половине года в ходе дневных рейдов были атакованы и получили значительные повреждения расположенные в различных районах Германии 14 заводов по производству истребителей. У союзников же потери в технике и людях, какими бы высокими они ни были, легко восполнялись за счет огромных ресурсов.

КП германской ночной истребительной авиации в Троенбритцене.    КП германской ночной истребительной авиации в Троенбритцене. КП германской ночной истребительной авиации в Троенбритцене.   
Командный пункт германской ночной истребительной авиации в Троенбритцене (близ Потсдама). Сюда стекались все сообщения о вторжении в воздушное пространство рейха. Отсюда отдавались приказы истребителям. На гигантской карте, закрепленной на стеклянной стенке и подсвеченной сзади дежурные из женской вспомогательной службы отмечали местоположение вражеских самолетов и действия германских истребителей. Для просмотра щелкнуть по картинке.

В начале 1944 г. Люфтваффе попробовали огрызнуться, предприняв отчаянную попытку нанести удар по Англии с целью заставить противника сократить количество налетов на города Германии. Для операции возмездия, вошедшей в историю воздушной бойни под кодовым наименованием «Малая молния», со всех фронтов удалось собрать около 550 самолетов. В операции предполагалось задействовать все, что было способно летать. Это соединение после трех лет перерыва возобновило налеты на Англию. С конца января до конца апреля 1944 г. было осуществлено 12 рейдов, во время которых на Лондон было сброшено 275 т бомб, а еще 1700 т на другие цели в Южной Англии. В ночь на 19 апреля в небе Лондона появились 125 самолетов 9-го воздушного корпуса генерал-майора Пельтца. Это был последний большой налет на Лондон в этой войне.

Рейды пришлось прекратить из-за чрезвычайно высокого уровня потерь, иногда достигавших почти 50 %. И все это происходило тогда, когда бомбардировщики были особенно нужны для того, чтобы воспрепятствовать высадке войск в Европе, которую готовили союзники. Получить хотя бы одно фото, чтобы оценить ущерб, причиненный Лондону, было нельзя, так как дневные полеты над Англией стали уже невозможны. Люфтваффе переняли тактику английских ВВС и перешли на ночные рейды.

Удар «Малой молнии» был коротким и интенсивным. Потери в Южной Англии достигли 2673 человек. Кроме того, было заметно, что жители реагируют на налеты более болезненно, чем это было в 1940–1941 гг.

Для американцев зима 1943-1944 гг. выдалась спокойной, они совершали налеты лишь на ближние цели. В декабре потери составили только 3,4 % против 9,1 % в октябре. 1 января 1944 года вступили в силу перестановки в руководстве 8-го американского воздушного. Командовавший им более года генерал-лейтенант Икер был переведен в Италию. Его преемником стал генерал-лейтенант Джеймс Дулиттл.

Бригадный генерал-лейтенант Дж. Дулиттл.
Командующий американской 8-й воздушной армией бригадный генерал-лейтенант Дж. Дулиттл. Для просмотра щелкнуть по картинке.

В первые месяцы 1944 г. резко возрос приток «мустангов». Главной целью было добиться полного господства в воздухе, поэтому «мустанги» наносили немецким истребителям все возрастающие потери, атакуя при первой же возможности. К марту немцы все неохотнее вступали в бой с «мустангами», чьи активные действия не только позволили американским бомбардировщикам совершать дневные налеты со все меньшими потерями, но и расчистили путь к проведению операции «Оверлорд».

11 января 663 бомбардировщика 8-й американской воздушной армии в сопровождении многочисленных истребителей Р-51 «Мустанг» провели налет на авиационные заводы в Хальберштадте, Брауншвайге, Магдебурге и Ошерслебене. Немецким истребителям удалось сбить (частично с помощью ракет) 60 бомбардировщиков и 5 «Мустангов». Немецкая сторона потеряла 40 истребителей.

В ночь на 21 января 1944 г. 697 английских бомбардировщиков нанесли удары по Берлину и Килю. Было сброшено 2300 т бомб. 35 машин было сбито. Следующей ночью настала очередь Магдебурга, который пережил свой первый сильный налет. 585 самолетов сбросили на него 2025 т бомб. 55 бомбардировщиков, участвовавших в налете, не вернулись на базы.

В ночь на 20 февраля 1944 г., несмотря на разнообразную маскировку и мероприятия по глушению радаров, Королевские ВВС потерпели тяжелое поражение. Из 730 британских самолетов, сбросивших на Лейпциг 2290 т бомб, ночные истребители и зенитки сбили 78 самолетов. Немцы потеряли 17 истребителей

В период с 20 по 25 февраля 1944 г. командование ВВС США в Европе и английское Бомбардировочное командование провели совместную операцию «Аргумент». Целью операции было уничтожение германских производственных мощностей по выпуску истребителей. В течение так называемой «Большой недели» союзники совершали налеты на главные авиационные заводы Германии, при этом собственные истребители сопровождения уничтожали немецкие истребители-перехватчики, которые поднимались в воздух для отражения нападения.

В ходе «Большой недели» в рамках операции «Аргумент»» американская авиация совершала массированные налеты с большим эскортным сопровождением против самолетостроительных заводов, выпускавших планеры истребителей, а также на другие цели во многих немецких городах, в том числе на Лейпциг, Брауншвейг, Готу, Регенсбург, Швейнфурт, Аугсбург, Штутгарт и Штейр.

Операция обошлась американцам потерей 226 бомбардировщиков и 28 истребителей (потери достигли 20 %!), Бомбардировочное командование Великобритании потеряло 157 самолетов. Тем не менее, успех был налицо, ибо по темпам выпуска истребителей немцы были отброшены на два месяца назад.

«Боевая коробка» B-17.    B-17 прорываются к Людвигсхафену.
«Боевая коробка» американских стратегических бомбардировщиков B-17 «Flying Fortress» (слева); B-17 из состава 452 бомбардировочной авиагруппы сквозь зенитный огонь прорываются к Людвигсхафену, 1944 г. (справа). Для просмотра щелкнуть по картинке.

Операция «Аргумент» вынудила немцев приступить к дальнейшему разукрупнению ключевых производств, особенно авиастроительных и шарикоподшипниковых заводов, несмотря на затраты и неминуемые сбои в процессе выпуска продукции. Хотя это и позволило продолжить и даже нарастить объем производства истребителей, над промышленностью Германии нависла другая угроза: систематические бомбардировки транспортной сети, от которой особенно зависели расбросанные объекты.

6 марта 1944 г. на Берлин был совершен первый американский дневной воздушный налет. 730 бомбардировщиков В-17 и В-24 под прикрытием 796 истребителей в прекрасную солнечную погоду сбросили на южную часть города и радиостанцию в Кёнигсвустерхаузене 1500 т бомб. 68 бомбардировщиков и 11 истребителей было сбито, немецкая сторона потеряла 18 самолетов. С этим налетом связаны также самые большие потери 8-й американской воздушной армии в небе над Берлином.

13 апреля около 2000 американских самолетов совершили налет на Аугсбург и другие цели в Южной Германии. 8-я американская воздушная армия вновь бомбила Швейнфурт, но и на этот раз расположенные там шарикоподшипниковые предприятия не были уничтожены.

Рейхсминистр вооружения Шпеер вспоминал: «С середины апреля 1944 г. налеты на шарикоподшипниковые предприятия неожиданно прекратились. Но из-за их непоследовательности союзники выпустили удачу из рук. Если бы они продолжались с той же интенсивностью, то конец наступил бы гораздо раньше».

Кстати, небольшой штришок к портрету американских «победителей». 24 апреля американские пилоты поставили своеобразный рекорд: в течение 115 минут в Швейцарии сели 13 В-17 и 1 В-24, большинство из них на аэродроме Дюбендорф в Цюрихе. А поскольку не проходило и недели, чтобы американцы не садились в Швейцарии, обеспокоенное командование ВВС США созвало комиссию, чтобы расследовать причины этого явления. Вывод комиссии был ошеломляющим: экипажи предпочитали быть интернированными в нейтральной Швейцарии, а не летать на боевые задания, рискуя жизнью.

Множество похожих случаев зафиксировано и в Швеции. Шведская газета «Свенска дагбладет» еще 10 апреля 1944 г. опубликовала следующее сообщение: «Вчера, на обратном пути из Северной Германии и Польши, в Южной Швеции совершили вынужденную посадку 11 самолетов «Либерейтор» и 7 «Летающих крепостей». В большинстве случаев эти самолеты были вынуждены пойти на посадку вследствие атакующих действий шведских истребителей и зенитной артиллерии, вызвавших настоящие воздушные бои. За малым исключением, американские самолеты остались неповрежденными. Один упал в море. Экипажи интернированы».

А 21 июня 1944 г. штаб шведской армии сообщал: «В настоящее время в Швеции находится 137 приземлившихся здесь самолетов союзников, учитывая четырехмоторные бомбардировщики (21 машина), совершившие вчера вынужденную посадку в Южной Швеции. Из них 24 самолета разбились или были сбиты». Вряд ли шведские истребители атаковали самолеты, терпящие бедствие. Правда, был зафиксирован по крайней мере один случай, когда немецкий истребитель преследовал бомбардировщик до самой Швеции.

12 мая 8-я воздушная армия из Англии начала налеты на нефтеперерабатывающие заводы Германии. Против 935 американских бомбардировщиков немцы бросили 400 истребителей, однако американские истребители сопровождения сумели нанести противнику значительный урон (у немцев было уничтожено 65 машин, американцы потеряли 46 бомбардировщиков). В этот и последующие дни было уничтожено 60 % предприятий в Мерзебурге, 50 % в Бёлау, а заводы в Трёглитце и Брюксе под Прагой уничтожены полностью.

В своих воспоминаниях Шпеер прокомментировал этот момент так: «В эти дни была решена судьба технической составляющей войны. До этого, несмотря на растущие потери, еще удавалось производить столько вооружения, сколько требовалось вермахту. После налета 935 бомбардировщиков 8-го американского воздушного флота на заводы по производству горючего в Центре и на востоке Германии началась новая эпоха в воздушной войне, что означало конец немецкого вооружения».

Схема налета союзников 07.06.1944 г.    Схема налета союзников 31.07.1944 г.
Схемы дневных налетов союзников 07.06.1944 г. и 31.07.1944 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

В июне штаб английских ВВС отдал приказ о проведении налетов на нефтеперерабатывающие заводы. Налет на Гильзенкирхен в ночь на 9 июля был довольно успешным, хотя обошелся дорого. Другие налеты были менее эффективными: из 832 бомбардировщиков, участвовавших в налетах, немецкие ночные истребители и зенитная артиллерия за три ночи сбили 93 машины.

Следует отметить еще один эпизод, имевший место в июне и едва не поставивший Европу на грань катастрофы. 16 июня 1944 г. германское агенство DNB сообщило о том, что «...прошлой ночью против Англии было применено секретное оружие, что означает начало акции возмездия. Англичане и американцы, [...] никогда не верившие в возможность такого возмездия, почувствуют теперь на себе, что их преступления против немецкого гражданского населения и наших культурных памятников не останутся безнаказанными. В прошедшую ночь новым оружием были атакованы Лондон и юго-восточная часть Англии».

В этом сообщении речь шла о бомбардировке Англии новейшими ракетами «Фау-2». Если с самолетами-снарядами «Фау-1» Королевские ВВС научились успешно бороться, то против настоящей баллистической ракеты «Фау-2», обладающей сверхзвуковой скоростью, противоядия у англичан не было. Спасало лишь то, что конструкция ракеты была далека от совершенства, отчего точность поражения целей была невысока. Однако для союзников это служило слабым утешением. Одна из ракет упала на Веллингтонскую казарму в нескольких сотнях метров от Букингемского дворца и убила 121 человека, среди них 63 офицера. Генерал Эйзенхауэр сказал по этому поводу: «Имей немцы новое оружие на 6 месяцев раньше, высадка была бы чрезвычайно затруднена или полностью невозможна».

«Фау-2» на стартовой позиции.    Запуск «Фау-2».
Слева направо: немецкая баллистическая ракета «Фау-2» на стартовой позиции; запуск «Фау-2».
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Новые бомбардировки Пенемюнде стали реакцией союзников на появление «Фау-2». После британского налета на центр в Пенемюнде в августе 1943 г. немцы намеренно старались распространять сведения о якобы больших разрушениях в подвергшихся бомбежкам районах, стремясь ввести в заблуждение союзников путем внушения им уверенности в том, что объекты фактически уничтожены и дальнейшая работа по ним не имеет смысла. Они создали множество искусственных воронок в песке, сами взорвали несколько поврежденных, но не особенно значимых и второстепенных построек, раскрашивали крыши зданий, делая их похожими на обгоревшие остовы перекрытий. Несмотря на это, в июле-августе 1944 г. 8-я воздушная армия организовала три рейда на Пенемюнде.

А в конце 1980-х годов немецкому историку Г. Геллерману удалось найти неизвестный ранее очень любопытный документ — меморандум D 217/4 от 06.07.1944 г., подписанный У. Черчиллем и направленный им руководству ВВС. Из четырехстраничного документа, написанного вскоре после того, как в 1944 г. первые немецкие ракеты «Фау-2» упали на Лондон, следовало, что Черчилль давал ВВС четкие указания приготовиться к нанесению по Германии химического удара: «Я хочу, чтобы вы всерьез обдумали возможность применения боевых газов. Глупо осуждать с моральной стороны способ, который в ходе прошлой войны все ее участники применяли безо всяких протестов со стороны моралистов и церкви. Кроме того, во время прошлой войны бомбардировки незащищенных городов были запрещены, а сегодня это обычное дело. Это всего лишь вопрос моды, которая меняется так же, как меняется длина женского платья. Если бомбардировки Лондона станут тяжелыми и если ракеты причинят серьезный ущерб правительственным и промышленным центрам, мы должны быть готовы предпринять все, чтобы нанести врагу болезненный удар... Разумеется, могут пройти недели или даже месяцы до того, как я попрошу вас утопить Германию в отравляющих газах. Но когда я попрошу вас об этом, я хочу, чтобы эффективность была стопроцентной».

По меннию Черчилля такая возможность должна быть продумана «с абсолютной хладнокровностью благоразумными людьми, а не этими поющими псалмы растяпами в военной форме, что там и сям перебегают нам еще дорогу».

Уже 26 июля хладнокровные благоразумные люди представили Черчиллю два плана нанесения ударов химическим оружием. В соответствии с первым 20 крупнейших городов Германии должны были подвергнуться бомбардировке фосгеном. Второй план предусматривал обработку ипритом уже 60 немецких городов. Кроме того, научный советник Черчилля Линдеманн настоятельно советовал обработать немецкие города как минимум 50 тыс. бомб (именно такое количество биологических боеприпасов имелось в наличии), начиненных спорами сибирской язвы.

Ох, уж эти непримиримые английские борцы с нацизмом! Вот где масштаб! Куда там Гитлеру с его убогим воображением! К счастью для всего мира эти бредовые планы не были реализованы, поскольку (по одной из версий) встретили яростное сопротивление британского генералитета. У английских военных, резонно опасавшихся ответного удара, хватило благоразумия не ввязываться в химическую авантюру, предложенную Черчиллем.

Между тем воздушная бойня шла своим чередом. Летчики Люфтваффе, будучи пока еще хозяевами неба ночью, днем уступали господство в воздухе американцам. Но американская авиация непрерывно наращивала удары. 16 июня налет совершили более 1000 бомбардировщиков в сопровождении почти 800 истребителей, а 20 июня в рейде участвовала 1361 «Летающая крепость». Одновременно другая группа американских самолетов подвергла бомбардировке нефтеперерабатывающие заводы, после чего совершила посадку на территории России в районе Полтавы.

Генерал-лейтенант Д. Грендаль, посол США в СССР А. Гарриман.    Командир 169 АБОН генерал-майор А. Р. Порминов и генерал Уолш.
169-я авиабаза особого назначения, 81-й гвардейский бомбардировочный авиаполк, аэродром Полтава. На левом снимке третий слева американский генерал-лейтенант А. Икер, четвертый слева советский генерал-лейтенант Д. Грендаль, второй справа посол США в СССР А. Гарриман; на правом снимке слева направо (лицом к камере): командир 169-й АБОН генерал-майор А. Р. Порминов, переводчик капитан Г. Уор и генерал Уолш. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Потери американцев росли, но все больше нефтеперерабатывающих заводов выходило из строя, что оказало пагубное воздействие на снабжение Люфтваффе горючим. К сентябрю они получили лишь 10 тыс. т бензина, тогда как минимальная месячная потребность составляла 160 тыс. т. К июлю были разрушены или серьезно повреждены все крупные нефтеперерабатывающие заводы Германии. Усилия Шпеера пошли насмарку, поскольку выпущенные промышленностью новые самолеты стали практически бесполезными из-за нехватки горючего.

В августе 1944 г. бомбардировочная авиация союзников расчищала путь наступающим войскам. Так, при наступлении американских войск через Трир на Мангейм и далее на Дармштадт участились бомбардировки американцами городов Южной Германии, лежавших на пути продвижения войск. При этом американцы не церемонились. Во время наступления на Аахен и далее ими были варварски уничтожены оказавшиеся на пути наступающих города Йюлих и Дюрен. Йюлих американцы разбомили на 97 %, а Дюрен вообще стерли с лица земли: было убито 5 тыс. человек, в городе осталось всего шесть зданий.

С этого же времени Королевские ВВС также начали проводить часть налетов днем. Теперь они могли себе это позволить, не подвергая риску экипажи бомбардировщиков, так как немецкие истребители были практически выметены с неба. Наземные средства германской ПВО имели еще меньше возможностей по отражению ударов авиации, чем прежде.

Еще в июле 1944 г. 12 крупнейших предприятий Германии по производству синтетического горючего по крайней мере один раз каждое подвергались мощным авиационным ударам. В результате объемы производства, которые обычно составляли 316 тыс. т в месяц, сократились до 107 тыс. т. Производство синтетического горючего продолжало сокращаться, пока в сентябре 1944 г. эта цифра не стала составлять всего 17 тыс. т. Производство высокооктанового бензина упало со 175 тыс. т в апреле до 30 тыс. т в июле и до 5 тыс. т в сентябре.

Удары по объектам нефтеперерабатывающей промышленности в Германии значительно снизили также производство взрывчатых веществ и синтетического каучука, а из-за нехватки авиационного бензина почти полностью прекратились учебные полеты и резко сократились боевые вылеты. В конце 1944 года немцы уже не могли использовать больше пятидесяти ночных истребителей одновременно. Нехватка горючего в значительной степени сводила на нет потенциальное значение новых реактивных истребителей, поступивших на вооружение Люфтваффе. Интересно, что мешало союзникам проделать подобное годом ранее?

Тут есть еще одна странность. Как указывалось в отчете американского Управления по изучению результатов стратегических бомбардировок, в Германии был только один завод по производству дибромэтана, который выпускал этиловую жидкость, «эту необходимейшую составную часть высококачественного авиационного бензина [...] настолько нужную, что без нее не летает ни один современный самолет», тем не менее, этот единственный завод никогда не подвергался бомбардировкам, хотя он был «в высшей степени уязвим с воздуха». Следовательно, больший ущерб германской авиации можно было нанести путем бомбардировки этого единственного объекта, чем всеми опустошительными налетами на авиационные заводы, вместе взятые.

Союзники длительное время почти не бомбили промышленные объекты, а те незначительные повреждения, которые чуть ли не случайно наносились некоторым заводам, очень быстро ликвидировались, рабочие, при необходимости заменялись военнопленными, тем самым военная индустрия функционировала на удивление успешно. По воспоминаниям одного из свидетелей «мы были в бешенстве, когда после бомбардировок выходили из подвалов на превращенные в руины улицы и видели, что заводы, где выпускались танки и пушки, остались не тронутыми. В таком состоянии они оставались до самой капитуляции».

Так почему все-таки союзная авиация длительное время отказывалась наносить удары по нефтедобывающей индустрии, питающей топливом армады немецких танков и самолетов? До мая 1944 г. лишь 1,1 % всех ударов приходился на эти цели! Не потому ли, что эти объекты были построены на средства американской «Standart Oil of New Jersey» и английской «Royal Dutch Shell»? Вообще создается впечатление, что нашим «бескорыстным» союзникам очень хотелось обеспечить Вермахт и Люфтваффе топливом в количестве, необходимом для удержания советских войск как можно дальше от границ рейха. Примерно к такому выводу пришли и в штабе Люфтваффе в апреле 1944 г. — «противник не уничтожает нефтеперегонные заводы на территории Германии, так как не желает поставить нас в положение, когда мы не сможем дальше вести борьбу с Россией. Дальнейшая война с русскими лежит в сфере интересов англо-американских войск».

Так или иначе, но в то время, как число действующих немецких самолетов неуклонно уменьшалось, авиация союзников становилась все многочисленнее. Число самолетов первой линии Бомбардировочного командования возросло с 1023 в апреле до 1513 в декабре 1944 г. (и до 1609 в апреле 1945 г.). Число американских бомбардировщиков возросло с 1049 в апреле до 1826 в декабре 1944 г. (и до 2085 в апреле 1945 г.).

Можно ли в условиях такого подавляющего превосходства оправдать с моральной и оперативной точек зрения действия Бомбардировочного командования, самолеты которого в этот период сбросили 53 % бомб на городские районы, и лишь 14 % на нефтеперерабатывающие заводы и 15 % на объекты транспорта?

Соотношение объектов американских бомбардировок совершенно иное. Идея американцев о нанесении ударов по выявленным уязвимым объектам Германии была более здравой и гуманной, чем прикрытая фиговым листком «борьбы с нацизмом» английская концепция откровенного геноцида народа Германии. Действия американской авиации не вызывали столь резкого морального осуждения, которому все больше подвергалась деятельность Харриса (хотя очень скоро способные американцы переплюнули в жестокости своих английских учителей, успешно применив накопленный опыт массового истребления безоружных людей при бомбардировках японских городов).

Впрочем, это неудивительно. Еще в 1943 г. США пригрели эмигрировавшего из Германии архитектора Эриха Мендельсона, который построил в пустыне на территории секретной испытательной зоны в штате Юта точную копию берлинских казарм, включая такие детали, как мебель и гардины для проверки их воспламеняемости. Когда о результатах американских разработок узнал Харрис, он разве что не прыгал от восторга: «Мы можем испепелить весь Берлин с одного его края до другого. Это будет стоить нам 400-500 самолетов. А немцам это будет стоить войны». Забегая вперед, следует сказать, что с Берлином у Харриса с союзниками (или подельниками?) вышел полный конфуз. Подробнее о бомбардировках Берлина и действиях берлинской ПВО во Второй мировой войне будет рассказано в отдельной главе.

К концу войны и американцы, и англичане, кроме авиационной поддержки своих войск, целенаправленно бомбили города, не имеющие ни малейшего военного значения. В этот период союзники действиями своей авиации старались вызвать максимально возможный ужас у горожан и произвести максимальное опустошение территорий.

Тактика американской и британской авиации, которая первоначально была различной, стала практически одинаковой. Первым это поняло и ощутило на себе население германских городов. До конца 1944 г. примерно четыре пятых немецких городов с населением от 100 тыс. человек и выше были разрушены. В общей сложности бомбардировкам подверглись 70 крупных городов, в четверти из которых разрушения составили 60 %, а в остальных — 50 %.

Из крупных рейдов Королевских ВВС летом 1944 года особо следует отметить два жесточайших налета на Кёнигсберг, состоявшихся в ночь на 27 и 30 августа. До августа 1944 г. Кёнигсберг считался одним из самых спокойных городов Германии. Немцы называли такие города «убежищами», в них, а также районах провинции, находилось большое количество жителей из других районов страны, спасающихся от бомбардировок.

Разрушенный Кёнигсберг.    Разрушенный Кёнигсберг. Разрушенный Кёнигсберг.   
Последствия бомбардировки Кёнигсберга. Для просмотра щелкнуть по картинке.

В материале, посвященном 60-летию бомбардировочной авиации, об этом рейде сказано: «26–27 августа 1944 г. 174 «Ланкастера» группы № 5 — [...] в Кенигсберг, важный для снабжения германского Восточного фронта порт. Расстояние от воздушной базы группы № 5 до цели составляло 950 миль. Снимки самолета-фоторазведчика показали, что бомбардировка пришлась на восточную часть города, но нет возможности получить сообщение о цели налета, ныне Калининград в Литве...».

Очередное вранье самодовольных «победителей нацизма»: «...нет возможности получить сообщение о цели налета»... Ну надо же, какая тайна! Специально для английских идиотов, считающих, что Калининград находится в Литве, сообщаю: главная цель этой бомбардировки — уничтожение жилых кварталов вместе с людьми, как того требовали преступные директивы и приказы Бомбардировочного командования. Кроме того, на жителях Кёнигсберга Королевские ВВС впервые опробовали действие бомб, снаряженных напалмом. Потери англичан в первом налете составили 4 самолета. Кстати, по утверждению германского командования, английские бомбардировщики летели на Кёнигсберг через воздушное пространство Швеции.

Английская газета «Manchester Guardian» в номере от 28 августа 1944 г. в статье под заголовком «Полет «ланкастеров» за 1000 миль к Кёнигсбергу — уничтожающая атака с новыми бомбами», захлебываясь от восторга, сообщала: «Бомбардировщики «Ланкастер» Королевских ВВС (Royal Air Force) совершили полет на 2000 миль, чтобы провести первый налет на Кёнигсберг, столицу Восточной Пруссии, сейчас важнейший порт снабжения немцев, которые за 100 миль к востоку сражаются против Красной Армии. Бомбардировщики были в полете 10 часов. Их груз включал новые огнеметательные зажигательные бомбы. Налет был ограничен 9 с половиной минутами. После этого там появилось то, что один из пилотов описал как самый большой огонь, который он когда-либо видел — потоки пламени, которые были видны за 250 миль. Порт защищали многочисленные зенитные батареи, но после того как налет заканчивался, эти оборонные мероприятия были нерегулярны и бездейственны. Только пять бомбардировщиков не вернулись».

Служба новостей британского министерства ВВС тоже объявила по поводу налета 27-28 августа: «Это был заметный успех, донести большой бомбовый груз близко к русскому фронту, не заправляясь. «Ланкастеры» нападали гораздо ниже своей обычной рабочей высоты. Налет проходил так быстро, что сопротивление было быстро сломлено. Погода была ясная, и все члены экипажей были едины в том, что это была очень мощная бомбардировка. Кёнигсберг, большой портовый и промышленный город с 370 тыс. жителей, по сравнению с другими городами остался не задетым воздушными налетами. С его превосходными железнодорожными сообщениями и большими доками при нынешних процессах в Восточной Европе ни один город не является для немцев более значительным, нежели Кёнигсберг. И в мирные времена Кёнигсберг был важен для врага также как для нас Бристоль. Доки соединены с Балтийским морем двадцатимильным каналом, который недавно был заминирован британскими ВВС. Кроме этого, есть железнодорожное сообщение с Берлином, Польшей и на северо-восток к русскому фронту».

Понятно, пресс-служба английского министерства не может врать по определению! Но вот некий майор Диккерт в своей книге «Битва за Восточную Пруссию» рассказывал об этих событиях менее восторженно: «С ужасающим успехом здесь были испытаны новые реактивно-зажигательные бомбы, и жертвами огненной стихии пало множество пытавшихся спастись бегством. Пожарная служба и противовоздушная оборона оказались бессильны. На этот раз бомбардировке подверглись исключительно жилые кварталы с рассыпанными тут и там лавками и административными зданиями, что дает право говорить о террористическом акте. Добычей огня стали почти все культурно значимые здания с их уникальным содержимым, среди них: кафедральный собор, замковая церковь, университет, старый квартал складов».

Второй налет состоялся в ночь на 30 августа 1944 г. До цели из 189 машин долетели 173 бомбардировщика. Город в то время был закрыт низкой облачностью. В связи с этим англичане сдвинули график бомбардировки на 20 минут. В течение этого времени самолёты-разведчики искали разрывы среди облаков. Когда просвет был обнаружен, к операции приступили самолёты-маркировщики. Они работали на высоте 900-2000 метров группами по 5-9 машин. В их задачу входило определение и обозначение сигнальными бомбами конкретных объектов, подлежащих уничтожению. Операция осуществлялась в несколько этапов. Сначала для уточнения цели в стороне от объекта на парашюте сбрасывалась 1000-литровая осветительная бомба красного цвета, затем уже непосредственно на цель направлялась осветительная бомба, горевшая жёлтым огнём. После этого приступали к бомбардировке главные силы и за считанные секунды сбрасывали свой убийственный груз. Подходила эскадрилья за эскадрильей, и удары наносились сразу по нескольким объектам. Всего во время второго налёта на Кёнигсберг английские самолёты сбросили 165 т фугасных и 345 т зажигательных бомб. Во время второго налета в городе начался «огненный шторм», в результате которого погибло от 4,2 до 5 тыс. человек, 200 тыс. остались без крова. Сгорел весь исторический центр города, включая его части: Альштадт, Лёбенихт, Кнайпхоф и складской квартал Шпайхерфиртель. По свидетельству М. Вика, пережившего бомбардировку, «...весь центр города от Северного вокзала до Главного бомбардировщики планомерно усеивали канистрами с напалмом [...]. В результате весь центр вспыхнул почти разом. Резкое повышение температуры и мгновенное возникновение сильнейшего пожара не оставили гражданскому населению, жившему в узких улочках, никаких шансов на спасение. Люди сгорали и у домов, и в подвалах... Около трех суток в город было невозможно войти. И по прекращении пожаров земля и камень оставались раскалёнными и остывали медленно. Чёрные руины с пустыми оконными проёмами походили на черепа. Похоронные команды собирали обугленные тела тех, кто погиб на улице, и скрючившиеся тела тех, кто задохнулся от дыма в подвале...»

И еще одно свидетельство — рассказывает бывший «остарбайтер» Ю. Хоржемпа: «Первая бомбежка была еще терпимой. Длилась минут десять. А вот вторая — это был уже сущий ад, который, казалось, никогда не кончится. Британцы впервые применили заряды с напалмом. Пожарные пытались тушить это море огня, но ничего не выходило. У меня до сих пор перед глазами: полуголые люди мечутся среди пламени, а с неба с воем падают все новые и новые бомбы...

Утром земля блестела от бесчисленных ленточек фольги, с помощью которых англичане сбивали с толку радары. Центр Кёнигсберга пылал несколько дней. Из-за невыносимого жара туда было не попасть. Когда же он спал, мне и другим «остарбайтерам» приказали собирать трупы. Стоял жуткий смрад. А уж в каком состоянии были тела... Останки мы складывали на телеги и увозили за город, где закапывали в братские могилы...»

Во время второго налета английская авиация потеряла 15 самолётов. Потери были связанны с тем, что на этот раз бомбардировщики ушли в рейд без прикрытия истребителей.

В результате бомбардировки более 40 % жилых зданий подверглось разрушению. Исторический центр города был полностью стерт с лица земли. Интересно, почему так получилось? Не потому ли, что по решению Тегеранской конференции Кёнигсберг вместе с прилегающими территориями должен был отойти к СССР? И, конечно же, совершенно случайно (иначе и быть не могло!) ни один из мощных кёнигсбергских фортов не пострадал! И в апреле следующего года штурмовым группам Красной Армии пришлось буквально прогрызать немецкую оборону и выкорчевывать врага из этих фортов ценой большой крови.

Особенно радовался результатам бомбежки Кёнигсберга Черчилль. Он писал по этому поводу: «Никогда еще не было принесено столько разрушений столь малым количеством самолётов на такой огромной дистанции и в такое короткое время». До уничтожения Дрездена оставалось полгода...

А силы Люфтваффе все больше таяли, причем не столько вследствие недостатка техники, сколько из-за непомерных потерь в подготовленном летном составе, а также из-за нехватки авиационного бензина. В 1944 г. среднее количество потерь в офицерском и рядовом составе люфтваффе составляло ежемесячно 1472 человека. Из примерно 700 истребителей, которые могли быть использованы против американских самолетов, в бой могли вступить лишь около 30 машин. Постепенно выбивались батареи зенитной артиллерии. У Германии не было возможности замены устаревших и изношенных орудий, дальность огня которых была недостаточной для поражения целей на высоте от 7 до 9 км. К началу сентября 1944 г. на вооружении зенитных батарей имелось лишь 424 орудия большого калибра, имевших необходимую досягаемость по высоте. По официальным данным немецкой стороны, для того чтобы сбить один тяжелый бомбардировщик, зенитным батареям малого калибра приходилось затрачивать в среднем 4940 снарядов стоимостью 7,5 марки каждый и 3343 снарядов 88-мм зенитных орудий стоимостью 80 марок за снаряд (то есть всего 267 440 марок). В 1944 г. ежемесячный расход 88-мм снарядов достиг 1 829400 штук. Имевшиеся запасы находились на складах почти всей Европы, превратившейся в один театр военных действий. Из-за разрушения коммуникаций вследствие воздушных налетов противника, а также из-за потерь во время отступления войск в ряде угрожаемых пунктов ПВО постоянно возникали трудности со снабжением боеприпасами.

Недостаток зенитных снарядов повлек за собой издание строгих приказов об экономии боеприпасов. Так, огонь разрешалось открывать только после точного определения местонахождения самолета противника. От ведения заградительного огня пришлось частично отказаться. Зенитной артиллерии запрещалось вести огонь по приближающимся истребителям, а также обстреливать проходившие мимо объекта авиационные соединения противника.

Летом 1944 г. командованием Люфтваффе была предпринята последняя отчаянная попытка переломить ситуацию и завоевать господство в воздухе. Для этого была тщательно разработана крупная воздушная операция с участием 3 тыс. истребителей. Но резервы, с таким трудом собранные для проведения этой операции, были преждевременно раздерганы и уничтожены по частям. Первая часть истребителей была брошена в бой при высадке западных союзников в Нормандии, вторая была переброшена во Францию в конце августа 1944 г. и погибла без всякой пользы, поскольку к этому времени господство западных союзников в воздухе было настолько полным, что германские самолеты несли потери еще на взлете. Третью часть резерва, специально подготовленную и оснащенную для ведения боевых действий в системе ПВО Германии, была задействована не по назначению во время Арденнского наступления в декабре 1944 г.

Говоря о ковровых бомбардировках 1944 г., нельзя обойти вниманием следующий эпизод. В августе Черчилль ознакомил Рузвельта со своим планом операции «Thunderclap» («Гром»). Цель операции — уничтожение около двухсот тысяч берлинцев путем массированной бомбардировки города двумя тысячами бомбардировщиков. Особый упор в операции делался на то, что она должна проводиться исключительно по жилым домам. «Главная цель таких бомбардировок в первую очередь направлена против морали обычного населения и служит психологическим целям», — говорилось в обосновании операции. — «Весьма важно, чтобы вся операция стартовала именно с этой целью, и не расширилась бы на пригороды, на такие цели, как танковые заводы или, скажем, самолетостроительные предприятия и т. д.».

Рузвельт охотно согласился с этим планом, с удовлетворением отметив: «Мы должны быть жестокими по отношению к немцам, я имею ввиду немцев как нацию, а не только нацистов. Либо мы должны кастрировать немецкий народ, либо так с ними обращаться, чтобы они не производили на свет потомство способное и дальше себя вести так, как в прошлом».

Борьба с нацизмом, говорите? Ну-ну... Нет, при желании можно, конечно, хладнокровно спланированное Черчиллем убийство двухсот тысяч гражданского населения выдать за акт милосердия, навсегда избавляющий этих людей от ужасов гитлеровского режима, а пламенный призыв Рузвельта «кастрировать немецкий народ» истолковать как тонкий президентский юмор. Но, если называть вещи своими именами, и Рузвельт, и Черчилль в своих помыслах и поступках отличались от Гитлера лишь наличием у них более широких возможностей безнаказанно убивать, и эти возможности они использовали полностью.

Осенью 1944 г. союзники столкнулись с неожиданной проблемой: тяжелых бомбардировщиков и истребителей прикрытия стало так много, что для них не хватало промышленных целей! С этого момента не только англичане, но и американцы стали методично уничтожать немецкие города. Сильнейшим налетам были подвергнуты Берлин, Штутгарт, Дармштадт, Фрайбург, Хайльбронн.

Воздушная бойня перешла в свою заключительную стадию. Наступал звездный час Артура Харриса.

 

 

 

Использованные источники:
  • Алябьев А. Хроника воздушной войны. Стратегия и тактика. 1939–1945 гг. — М.: Центрполиграф, 2006. 
  • Арканжелиc М. Радиоэлектронная война. (От Цусимы до Ливана и Фолклендских островов). — Лондон: Blandford Press Ltd, 1985. Русский перевод Ю. Репка, 2000.
  • Бакурская Е. Авиация Великобритании во Второй мировой войне. Бомбардировщики. Часть 3. — М.: Техинформ, 1998.
  • Барц К. Свастика в небе. Борьба и поражение германских военно-воздушных сил. 1939-1945 гг. — М.: Центрполиграф, 2009.
  • Веракса Е. Воздушные операции стратегической авиации США и Англии в Западной Европе в 1943—1945 гг. — Военно-исторический журнал, 1976, № 8.
  • Веракса Е. Планирование боевых действий стратегических ВВС США и Англии в годы второй мировой войны. — Военно-исторический журнал, 1978, № 9.
  • Гарт Л. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1976.
  • Греффрат Ф. Война в воздухе (в сб. Мировая война. 1939–1945). — М.: ACT; СПб.: Полигон, 2000.
  • Дайсон Ф. Оружие и надежда — М.: Прогресс, 1990.
  • Дегтев Д., Баженов Н. Фюрер как полководец. — М.: АСТ, Астрель; Владимир: ВКТ, 2011.
  • История Второй мировой войны 1939-1945. (В 12 томах). тт. 3, 6, 7. — М.: Воениздат, 1973-1982.
  • Кессельринг А. Немецкая авиация. (В сб. Итоги Второй мировой войны. Выводы побежденных). — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1998
  • Максимов М. Война без правил. — Вокруг света, 2004, № 12 (2771).
  • Маршалль В. Вторая мировая война на море и в воздухе. Причины поражения военно-морских и воздушных сил Германии. — М.: Центрполиграф, 2011.
  • Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой отечественной войны 1941-1945 гг. Том 1 и 2. — М.: Госполитиздат, 1957-1958. 
  • Ржевский В. Генеральная репетиция... ада. Калининградская правда, 22.08.2009.
  • Ричард Д., Сондерс Х. Военно-воздушные силы Великобритании во Второй мировой войне (1939-1945 гг. — М.: 1963.
  • Румпф Г. Воздушная война в Германии. (В сб. Итоги Второй мировой войны. Выводы побежденных). — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1998
  • Румпф Г. Огненный шторм. Стратегические бомбардировки Германии. 1941-1945. — М.: Центрполиграф, 2010.
  • Соколов Б. Мифическая война. Миражи Второй мировой. — М.: Яуза-Пресс, 2011.
  • Типпельскирх К. История Второй мировой войны. — СПб.: Полигон; М.: АСТ, 1999.
  • Фуллер Дж. Вторая мировая война 1939–1945 гг. Стратегический и тактический обзор. — М.: Полигон, 2005.
  • Черчилль У. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1991 
  • Шант К. Бомбардировщики союзников 1939-1945. Справочник-определитель самолетов. — М.: Эксмо, 2009.
  • Широкорад А. Бог войны третьего рейха  — М.: АСТ, 2003.
  • Шишов В. Развитие тактики стратегических бомбардировщиков США и Англии во второй мировой войне. — Военно-исторический журнал, 1979, № 11.
  • Шпеер А. Воспоминания. — Смоленск: Русич; М.: Прогресс, 1997
  • Шпеер А. Третий рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности. 1930-1945. Перевод С. Лисогорского. — М.: Центрполиграф, 2005.
  • Operation Gomorrha. Hamburg in Feuersturm. 1943. — Документальный фильм. Spiegel TV, 2003. 

 

Последнее обновление 08.12.2014.
Яндекс.Метрика