Парад, которого не было-1.

Парад, которого не было.

      Еще со времен так называемой перестройки нашему народу с подачи властей беспощадно форматируют память, пытаясь вытравить из нее все, что связано с достижениями советского строя. И вот уже отечественная и забугорная антисоветская мразь всех мастей дошла до открытых обвинений СССР в развязывании Второй мировой войны, а Сталина при этом приравнивают к Гитлеру. Нам усиленно пытаются привить комплекс несуществующей вины за наше героическое прошлое и требуют каяться, каяться, каяться...
      В преддверии 70-летия Победы над гитлеровской Германией об одной из таких грубо слепленных антисоветских фальшивок и пойдет речь.

Невинная жертва агрессии.

23 августа 1939 г. был заключен договор о ненападении между Германией и Советским Союзом, вошедший в историю, как пакт Молотова-Риббентропа. Именно это событие легло в основу сценария давнего антисоветского бреда под общим условным названием «Как Сталин и Гитлер развязали мировую войну». Сюжет примитивен: два тирана-людоеда втайне от мирового сообщества вступили в дьявольский сговор с целью поделить территорию ничего не подозревающей миролюбивой Польши. И уже 1 сентября Гитлер подло напал на многострадальную Польшу, развязав Вторую мировую войну. А 17 сентября коварный злодей Сталин нанес доверчивой дружественной Польше смертельный удар в спину. С этого времени договор между СССР и Германией о ненападении, вполне заурядный, преподносится западной и отечественной либерально-демократической сворой не иначе, как позорный сговор, ставший символом агрессии и предательства. Эту не имеющую ничего общего с действительностью сказку-страшилку десятилетиями интенсивно используют в качестве иллюстрации «бесчеловечной и преступной» политики советского государства. При этом Польша позиционируется в образе этакой кроткой невинной овечки, мирно щипавшей травку на европейской политической лужайке, и ставшей добычей двух кровожадных волков-агрессоров.

В. М. Молотов подписывает пакт о ненападении.    После подписания.   
В. М. Молотов подписывает пакт о ненападении. После подписания. Москва, 23 августа 1939 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Вот только почему-то при более пристальном изучении фактов возникает целый ряд недоуменных вопросов. Например, такой: а что позорного нашли антисоветчики в этом договоре? Договор как договор. Вот как его, к примеру, оценивал человек, известный всему миру, и которого только умалишенный может заподозрить в симпатиях к Советскому Союзу — сэр Уинстон Леонард Спенсер-Черчилль.

Из воспоминаний У. Черчилля:
   Невозможно сказать, кому он внушал большее отвращение – Гитлеру или Сталину. Оба сознавали, что это могло быть только временной мерой, продиктованной обстоятельствами. Антагонизм между двумя империями и системами был смертельным. Сталин, без сомнения, думал, что Гитлер будет менее опасным врагом для России после года войны против западных держав. Гитлер следовал своему методу «поодиночке». Тот факт, что такое соглашение оказалось возможным, знаменует всю глубину провала английской и французской политики и дипломатии за несколько лет.
   В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий,1 с тем чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских каленым железом запечатлелись катастрофы, которые потерпели их армии в 1914 году, когда они бросились в наступление на немцев, еще не закончив мобилизации. А теперь их границы были значительно восточнее, чем во время первой войны. Им нужно было силой или обманом оккупировать Прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно расчетливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной.

Вот тебе раз! Оказывается, заключение договора было вызвано прежде всего острой стратегической необходимостью! Тут же возникает другой вопрос: а кроме Сталина кто-либо из европейских лидеров опускался до такой «подлости» — заключать пакты с Гитлером? Ведь в современной Европе, особенно в Польше, Прибалтике, а сейчас и среди российских поборников «европейских ценностей» очень любят делать вид, что до пакта Молотова–Риббентропа в политической жизни Европы ничего подобного не происходило — ну, просто совсем ничегошеньки! Все европейские беды и потрясения начались именно с него, с этого проклятого скандального сговора большевиков с нацистами! Однако элементарная проверка позволяет сделать удивительное открытие: первой европейской страной, с радостью бросившейся целовать нацистский режим в самые десны, оказалась именно многострадальная миролюбивая Польша! Еще 15 ноября 1933 г. варшавский посол в Берлине вручил Гитлеру устное послание Пилсудского. В нем говорилось, что Пилсудский положительно оценивает приход к власти национал-социалистов. Было сказано о личной позитивной роли фюрера в налаживании отношений между странами и что сам Пилсудский рассматривает его, как гаранта нерушимости польских границ. Нота завершалась словами, что польский правитель обращается лично к Гитлеру с просьбой о необходимости преодоления всех накопившихся противоречий.

Гитлер был в восторге — он получал возможность продемонстрировать свое миролюбие, в котором многие стали сомневаться после выхода Германии из Лиги Наций. Меньше чем за две недели сверстали проект пакта о ненападении, который 26 января 1934 г. был подписан в Берлине министром иностранных дел Германии К. фон Нейратом и послом Польши в Берлине Ю. Липски. Кстати, договор был заключен при непосредственном участии польского дипломата Т. Бжезинского (отца будущего госсекретаря США З. Бжезинского), который вплоть до сентября 1939  г. был активным сторонником союза с гитлеровской Германией.

Вот ведь как бывает: на протяжении 1934-1939 гг. стратегическое партнерство с нацистами являлось стержнем всей внешней политики Польши, но почему-то никто в Европе не посчитал это сговором Пилсудского с Гитлером, хотя текст договора почти дословно совпадал с пактом Молотова-Риббентропа.

Г.-А. фон Мольтке, Ю. Пилсудский, Й. Геббельс, Ю. Бек. Варшава, 15.06.1939 г.
   Германский посол Г.-А. фон Мольтке, лидер Польши Ю. Пилсудский, германский министр пропаганды Й. Геббельс и министр иностранных дел Польши Ю. Бек на встрече в Варшаве 15 06 1934 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Чтобы не нервировать Францию, Польша тут же продлила польско-советский договор о ненападении, до истечения которого оставалось более года. Но все последующие годы польское правительство готовилось к войне с СССР. Именно поэтому все укрепления Польши строились исключительно на границе с Советским Союзом, а на границе с Германией не было ничего, кроме тыловых складов (это очень помогло немцам осенью 1939 г.).

Затем были аншлюс Гитлером Австрии и мюнхенский сговор западных держав, поставивший жирный нацистский крест на независимости Чехословакии и ставший мощным толчком к мировой войне.

Гудериан и Заморский на маневрах 8-11.09.1938 г.
Генерал Ю. Заморский объясняет Г. Гудериану оперативную обстановку.
Волынские маневры 8-11.09.1938 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

8-11 сентября 1938 г. в ответ на выраженную Советским Союзом готовность прийти на помощь Чехословакии, на польско-советской границе были организованы крупнейшие в истории возрождённого польского государства военные маневры, в которых участвовало 5 пехотных и 1 кавалерийская дивизия, 1 моторизованная бригада, а также авиация. Конечно же, наступавшие с востока орды «красных» были лихо разгромлены эскадронами «голубых». «Победу» над красными отпраздновали грандиозным семичасовым парадом в Луцке, который принимал лично польский главнокомадующий маршал Рыдз-Смиглы.

А 30 сентября 1938 г. «многострадальная и миролюбивая» Польша совместно с Германией напала на Чехословакию, оттяпав у последней Тешинскую Силезию (район Тешин-Фриштат- Богумин) и некоторые населенные пункты на территории современной Словакии.2

Польские танки входят в Тешин. 10.1938.    Немецкий и польский пограничники на ж. д. мосту в захваченном поляками чешском городе Богумин.    Замена поляками чешского названия Тешина на польское на городском ж. д. вокзале.
   1 – польские танки входят в Тешин, октябрь 1938 г. 2 – немецкий и польский пограничники на ж. д. мосту в захваченном поляками чешском городе Богумин. 3 – замена поляками чешского названия Тешина на польское на городском ж. д. вокзале. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Аппетит как известно, приходит во время еды, особенно у гиен (а именно так отозвался У. Черчилль о Польше, которая по его словам «с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства»). Размеры аппетита Польши-гиены были зафиксированы советской разведкой 28 декабря 1938 г. в беседе советника посольства Германии в Польше Р. фон Шелиа3 с только что назначенным польским посланником в Иране Я. Каршо-Седлевским.

Из донесения Р. фон Шелиа:
   Политическая перспектива для европейского Востока ясна. Через несколько лет Германия будет воевать с Советским Союзом, а Польша поддержит, добровольно или вынужденно, в этой войне Германию. Для Польши лучше до конфликта совершенно определённо стать на сторону Германии, так как территориальные интересы Польши на западе и политические цели Польши на востоке, прежде всего на Украине, могут быть обеспечены лишь путем заранее достигнутого польско-германского соглашения. Он, Каршо-Седлевский, подчинит свою деятельность в качестве польского посланника в Тегеране осуществлению этой великой восточной концепции, так как необходимо в конце концов убедить и побудить также персов и афганцев играть активную роль в будущей войне против Советов.
А. Гитлер и Ю. Бек, 1938 г.    И. Риббентроп и Э. Рыдз-Смиглы, 1939 г.    Г. Гиммлер и Ю. Заморский, 1939 г.
   А. Гитлер и министр иностранных дел Польши Ю. Бек, 1938 г. (отклонил в мае 1939 г. предложение СССР о заключении пакта о взаимопомощи). И. Риббентроп и маршал Э. Рыдз-Смиглы в Варшаве, январь 1939 г. Г. Гиммлер и шеф польской полиции Ю. Заморский, Варшава, февраль 1939 г. – до Освенцима чуть больше года. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Сближение Польши с нацистской Германией сопровождалось не только усилением русофобии, обильно сдобренной антисоветизмом, но и охлаждением отношений с западом. И очень скоро более сильный германский хищник указал заносчивой польской гиене ее настояшее место в европейской пищевой цепочке. 20 марта 1939 г. Гитлер на правах лучшего друга попросил Польшу о сущем пустячке: отдать Германии город Данциг и проложить через польский коридор, соединяющий Германию с Восточной Пруссией, экстерриториальную автостраду и такую же четырехколейную железную дорогу, принадлежащие Германии. Взамен предлагалось еще четверть века «дружить домами», продлив германо-польский договор. Поляки гордо отказались, надеясь на помощь Англии и Франции (вся польская военная доктрина строилась именно на основе этой помощи — естественно, это же не какие-то лживые большевики).

В августе 1939 г. в Москве начались переговоры СССР с представителями английской и французской военных миссий о заключении оборонительного союза, направленного против германской агрессии. Камнем преткновения стал вопрос о пропуске советских войск через польскую территорию в случае нападения Германии. Французы в те дни использовали весь свой вес, чтобы заставить Польшу помочь самой себе и разрешить русским дивизиям войти в соприкосновение с немцами. Недолго думая, министр иностранных дел Польши полковник Ю. Бек прислал отказ, высокомерно заявив, что «по его мнению, СССР не представляет никакой военной ценности». Соглашения между Францией, Великобританией и СССР достигнуть не удалось, и 23 августа Советский Союз с чистой совестью заключил пакт о ненападении с Германией. Благодаря этому соглашению СССР впервые за всю свою историю добился признания своих интересов в Восточной Европе со стороны крупной европейской державы. При этом связывалась свобода дипломатического маневра Германии в отношении Англии и Японии, что резко снижало опасную для СССР возможность объединения антисоветских сил в Европе и вероятность крупного конфликта на Дальнем Востоке, где в это время шли бои на Халхин-Голе с японскими войсками. Конечно, за это Москве пришлось отказаться от антигерманских действий в случае возникновения германо-польской войны, расширить экономические контакты с Германией и резко свернуть антифашистскую пропаганду. А участь гордой и «многострадальной», но глупой гиены была решена. 1 сентября Германия объявила Польше войну. Вермахту потребовалось всего две недели, чтобы продемонстрировать всему миру «военную ценность» Польши. Англия и Франция, связанные с Польшей военными договорами, пальцем о палец не ударили ради спасения своего союзника.

Зато 17 сентября 1939 г. в дело вступил СССР. Все закончилось очень быстро. Западная Украина и Западная Белоруссия стали советскими. 28 сентября 1939 г. в Москве был подписан договор «О дружбе и границе» между Германией и СССР, закрепивший ликвидацию Польши и подтвердивший ранее заключенный пакт Молотова-Риббентропа.

Карта с границей обоюдных государственных интересов СССР и Германии, 1939 г.    Карта с границей обоюдных государственных интересов СССР и Германии, 1939 г.
1 – демаркационная линия между войсками вермахта и РККА. 2 – карта с границей обоюдных государственных интересов СССР и Германии, 1939 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Ни английское, ни французское правительство ни словом не осудили действия СССР по возврату своих земель и лишь сохраняли хорошую мину при плохой игре. Вот что сказал У. Черчилль о советском «нападении» на Польшу в своем выступлении по радио 1 октября 1939 г.

Из выступления У. Черчилля:
   Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует и, следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть...

Холодная политика собственных интересов — коротко и ясно! СССР действовал исключительно в собственных интересах. Назовите хотя бы одно государство в мире, действующее иначе. Заключив договор, Сталин и Гитлер не стали союзниками, что бы там ни верещало антисоветское сообщество. Сталин не питал иллюзий в отношении честности Гитлера и был уверен, что тот нападет в удобный для него момент. И секретный протокол пакта можно сколько угодно объявлять «сговором о разделе Восточной Европы» — он все равно таковым не станет. Секретный дополнительный протокол был направлен не на ликвидацию или аннексию европейских государств, а на установление жесткого барьера на пути германской экспансии на восток. Германия больше не могла единолично решать вопрос о дальнейшей судьбе и границах польского государства, обязалась признать суверенитет Литвы над Виленской областью, кстати, аннексированной в 1920 г. «мирной, беззащитной» Польшей. Введение частей РККА в восточные районы Польши 17 сентября 1939 г. и в страны Прибалтики летом 1940 г. было произведено советским правительством не в порядке реализации советско-германских договоренностей, а в целях предотвращения оккупации либо политического подчинения Германией этих территорий и государств (от гитлеровской Германии можно было всего ожидать). Эти действия усиливали безопасность СССР и по существу имели антигерманскую направленность.

В свете вышеизложенного хочется высказать пожелание ревизионистам истории Второй мировой войны. Уж если вы, господа антисоветчики, обвиняете СССР в сотрудничестве с Гитлером на основании так возбуждающего вашу психику пакта Молотова-Риббентропа, извольте те же самые обвинения выдвинуть и против Польши, поскольку она заключила аналогичный пакт с Гитлером намного раньше СССР. Опять же, почему никто не вспоминает пакты о ненападении, заключенные в 1939 г. Германией: в марте — с Литвой, в мае — с Данией, в июне — с Эстонией (пакт Сельтера-Риббентропа) и Латвией (пакт Мунтерса-Риббентропа)? Даже если рассматривать моральную сторону вопроса, то, как справедливо заметил американский журналист У. Ширер

   ...если Чемберлен поступил честно и благородно, умиротворив Гитлера и отдав ему в 1938 году Чехословакию, то почему же Сталин повел себя нечестно и неблагородно, умиротворяя через год Гитлера Польшей, которая все равно отказалась от советской помощи?

Поэтому не надо в истерике заламывать руки и вопить про оккупацию — причитания по надолго исчезнувшей с карты Европы «безвинной» Польше в качестве аргументов не принимаются в силу их крайней неубедительности, ибо всего за год до собственной скоропостижной и бесславной кончины Польша в союзе с Гитлером нагло захватила чехословацкую Тешинскую область. Как ни крути, но, исходя из вашей же логики, в сентябре 1939 г. Гитлер помножил на ноль отнюдь не беззащитную жертву, а своего вконец зарвавшегося и ставшего помехой подельника по международному разбою.

 

 

Примечания к тексту:
  •    1 Здесь и далее выделено мною – В. Т. 
  •    2 Интересна дальнейшая судьба этих территорий. После крушения Польши Орава и Спиш были переданы Словакии. По окончании Второй мировой войны земли снова были оккупированы поляками, правительство Чехословакии было вынужденно согласиться с этим. На радостях миролюбивые поляки устроили этнические чистки словакам и немцам. В 1958 г. территории были возвращенны Чехословакии. Сейчас входят в состав Словакии.
  •    3 Рудольф фон Шелиа (Rudolf von Scheliha) – барон, немецкий дипломат, агент советской разведки (оперативный псевдоним «Ариец»). Казнен гестапо 22.12.1942 г.

 

 

Использованные источники:
  • Антонов В. Последнее воскресенье.
  • Бешанов В. Красный блицкриг. – М.: Яуза, 2011.
  • Вишлёв О. В. Накануне 22 июня 1941 года. – М.: Наука, 2001.
  • Гудериан Г. Воспоминания солдата. – Смоленск.: Русич, 1999.
  • Исаев А. В., Морозов М. Э. Мифы Великой Отечественной: Сборник / ред.-сост. Г. Пернавский. – .М.: Яуза; Эксмо, 2008
  • Ковалев С. Н. Вымыслы и фальсификации в оценках роли СССР накануне и с началом Второй мировой войны. – Военно-исторический журнал, № 7, 2008.
  • Коллектив авторов. Буг в огне. – Минск.: Беларусь, 1965.
  • Коллектив авторов. Международные коалиции и договоры накануне и во время второй мировой войны. – М.: ИНИОН РАН, 1990.
  • Кривошеин С. М. Междубурье. – Белгород-Воронеж.: Ц-ЧКИ, 1964.
  • Кривошеин С. М. Ратная быль. – М.: Молодая гвардия, 1972.
  • Материал Обстоятельства передачи вермахтом Красной Армии города Брест-Литовск 22. сентября 1939. г. – в блоге Архив Гибралтара.
  • Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. – М.: Вече, 2001.
  • Мельтюхов М. И. Советско-польские конфликты 1918-1939. – М.: Вече, 2009
  • Проэктор Д. М. Война в Европе. В сб. Блицкриг в Европе, 1939–1941: Польша. – M.: Изд. ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2004.
  • Пыхалов И. Великая Оболганная война. – М.: Яуза, Эксмо, 2005.
  • Сарычев В. С. В поисках утраченного: Кн. 2. – Брест, 2007.
  • Черчилль У. Вторая мировая война. – М.: Воениздат, 1991.
  • Ширер У. Взлет и падение третьего рейха. В 2-х томах. Пер. с англ. / Под ред. О. А. Ржешевского. – М.: Воениздат, 1991.
  • Izdebski J. Przekazanie Rosjanom przez Wehrmacht Brzescia Litewskiego. – Wojskowy Przegland Historyczny, № 3-4, 1991.

 

Последнее обновление 25.04.2015.
Яндекс.Метрика