Парад, которого не было.

      Еще со времен так называемой перестройки нашему народу с подачи властей беспощадно форматируют память, пытаясь вытравить из нее все, что связано с достижениями советского строя. И вот уже отечественная и забугорная антисоветская мразь всех мастей дошла до открытых обвинений СССР в развязывании Второй мировой войны, а Сталина при этом приравнивают к Гитлеру. Нам усиленно пытаются привить комплекс несуществующей вины за наше героическое прошлое и требуют каяться, каяться, каяться...
      В преддверии 70-летия Победы над гитлеровской Германией об одной из таких грубо слепленных антисоветских фальшивок и пойдет речь.

Что же было в Брест-Литовске.

Так что же происходило в Брест-Литовске 22 сентября 1939 года?

Прежде всего, передача Брестской крепости. В торжественной церемонии советские войска участия не принимали. Еще до прибытия советских представителей в цитадели в 10.00 состоялось торжественное построение 76 пехотного полка. Под звуки полкового марша «Фридерикус Рекс» с башни Тереспольских ворот был спущен имперский военный флаг.

Командир 76 пп полковник Г. Гольник (слева) и командир 2 батальона Г. Леммель (справа).    Торжественное построение 76 пп 22.09.1939 г.
   1 – командир 76 пехотного полка полковник Г. Гольник (слева) и командир 2 батальона подполковник Г. Леммель (справа). Именно он будет передавать крепость представителям РККА. 2 – Торжественное построение 76 пехотного полка 22.09.1939 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Позднее с довольно большим опозданием через Кобринские (трехарочные) ворота в крепость въехали грузовики с советской пехотой. Предстояло принять у германских войск не только объекты недвижимости и инфраструктуры, но и несколько тысяч польских военнопленных, размещавшихся в крепости. Передача крепости происходила организованно и без эксцессов. Прибытие советского приемного контингента и некоторые рабочие моменты передачи цитадели мы можем видеть, благодаря сохранившимся фотографиям из альбома неизвестного немецкого военнослужащего.

Передача Брестской крепости советским войскам. 22.09.1939 г.    Передача Брестской крепости советским войскам. 22.09.1939 г.    Передача Брестской крепости советским войскам. 22.09.1939 г.    Передача Брестской крепости советским войскам. 22.09.1939 г.    Передача Брестской крепости советским войскам. 22.09.1939 г.
Страницы из фотоальбома, принадлежавшего предположительно военнослужащему 76 пехотного полка. На фотографиях отображен приезд советских войск и рабочие моменты передачи Брестской крепости советским войскам 22 сентября 1939 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Существует предположение, что передачу цитадели проводил командир второго батальона 76 пехотного полка подполковник Г. Леммель. С советской стороны крепость принимал помощник начальника штаба 29 легкотанковой бригады капитан И. Д. Квасс. Они зафиксированы на многих снимках (в том числе и на фото из немецкого альбома). Самая же известная фотография — та, что приводится ниже.

Помначштаба 29 лтбр капитан И. Д. Квасс (в кожанке) и командир 2 батальона подполковник Г. Леммель (справа в пилотке).
ПНШ 29 лтбр капитан И. Д. Квасс (в кожаной куртке) и командир 2 батальона 76 пп подполковник Г. Леммель
(справа высокий в пилотке). Брестская крепость, 22.09.1939 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Фото сделано около крепостного госпиталя, поэтому в разговоре принимает участие польский фельдшер — в крепости оставалось более 900 раненных польских солдат и офицеров. Капитан в кожаной куртке — И. Д. Квасс. Стоящий справа высокий немец в пилотке — командир второго батальона 76 пехотного полка 20 моторизованной дивизии подполковник Ганс-Георг Леммель. Впоследствии оба станут командирами полков и погибнут в 1941 г.

Командир 44 танкового полка 22 танковой дивизии, дислоцированной в Бресте, майор Иван Дмитриевич Квасс 22 июня 1941 г. проявил незаурядное мужество и умение. Несмотря на тяжелые потери, понесенные в первые часы войны, сумел вывести полк к Бугу между крепостью и селением Кодень, вовремя поддержав мотострелковый полк дивизии. Переправившиеся через Буг немецкие подразделения были отброшены на противоположный берег. Кроме того, был уничтожен вражеский десант, пытавшийся на двенадцати лодках обойти Брест с юга по р. Мухавец. 23 июня майор И. Д. Квасс сгорел в танке во встречном танковом бою.

А командир 76 пехотного полка подполковник Г. Леммель был убит 17 июля 1941 г. в районе Смоленска.

Командир 44 танкового полка майор И. Д. Квасс.
Командир 44 танкового полка майор И. Д. Квасс.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

К сожалению, удалось найти единственное фото И. Д. Квасса, годное для идентификации. Однако сложно судить, действительно ли это тот самый капитан, что стоит рядом с подполковником Леммелем на приведенном фотоснимке. Некоторое сходство присутствует, но сказать что-то определенное сложно.

По некоторым данным передача Брестской крепости началась за два часа до передачи Брест-Литовска. В это время комбриг С. М. Кривошеин находился в штабе Г. Гудериана и уточнял детали предстоящей церемонии. Можно предположить, что первые советские подразделения (пехота 8 стрелковой дивизии) направились в крепость после одиннадцати часов утра. Когда вошли в город части 29 легкотанковой бригады точно неизвестно, но случилось это еще до начала церемонии. Отсюда и многочисленные танки на улицах Брест-Литовска, запечатленные на германских фотографиях и в кадрах немецкой кинохроники. Если верить мемуарам С. М. Кривошеина, он перед отъездом в штаб Гудериана дал команду вводить в город батальоны в 14 часов. Возможно, так оно и было. Выходя из штаба, он увидел колонну своих танков. Далее приводятся отрывки из рукописи воспоминаний С. М. Кривошеина, опубликованой В. Бешановым.

Из воспоминаний С. М. Кривошеина:
   Колонна моих танков уже шла по улице. Остановив головную машину, я узнал, что идет четвертый батальон: Приказал лейтенанту Мальцеву вызвать по радио начальника штаба. Через пять минут он явился. Я приказал ему на выходных стрелках железной дороги поставить танки, а танкистам для вида копаться в моторах, кроме того, немедленно расставить посты, организовать патрулирование, «оркестр» и четвертый батальон приготовить для участия в параде. Подошедший комиссар бригады радостно обнял меня.
С. М. Кривошеин и танки передового батальона 22.09.1939 г. до начала церемонии.    С. М. Кривошеин и танки передового батальона 22.09.1939 г. до начала церемонии.
С. М. Кривошеин и танки передового батальона 22.09.1939 г. до начала церемонии.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

По всей вероятности на снимках отображен именно этот момент: С. М. Кривошеин встречает передовой батальон бригады у штаба XIX моторизованного корпуса. Эти снимки частенько используют в качестве «неопровержимого» доказательства участия бригады Кривошеина в совместном с немцами параде. На самом же деле это доказательство того, что танки 29 легкотанковой бригады проходили по ул. Унии Любельской мимо штаба именно до начала церемонии — на первом снимке у флагштока с имперским военным флагом пока нет никакой трибуны. Второй снимок сделан с небольшим временным интервалом — рядом с комбригом все тот же рослый немец в пилотке и с портупеей, а вот Г.  Гудериана в кадре нет.

Но снова нестыковки в рассказе С. М. Кривошеина. Не было в 29 легкотанковой бригаде четвертого батальона — с 1938 г. в ее состав входили 165-й, 168-й, 170-й, 172-й танковые батальоны. Возможно, для краткости батальонам были присвоены порядковые номера, тогда, по логике, в город вошел 172 танковый батальон бригады. Опять же, Семен Петрович Мальцев был не лейтенантом, а майором, причем заместителем самого комбрига С. М. Кривошеина — странно, конечно, но все же объяснимо. Поэтому для удобства будем именовать этот батальон четвертым. Танкисты именно этого батальона показаны в немецкой кинохронике в качестве участников парада с советской стороны, что совершенно не соответствует действительности. Но об этом позже, а пока анализируем разговор комбрига с комиссаром бригады.

Из воспоминаний С. М. Кривошеина:
   ...Теперь займемся подготовкой людей к проводам немецких частей из города. Через полчаса Гудериан будет пропускать мимо вон той трибуны свои полки. Разыщи, пожалуйста, нашего капельмейстера, передай ему мое приказание, чтобы шумел не меньше немцев. Видишь, что фашисты выкомаривают.
   По площади проходил немецкий оркестр, человек восемьдесят. Впереди солдат с начищенными до блеска трубами, выступавшими фридриховским шагом, шествовал невозмутимый капельмейстер с солидной, метровой палкой в правой руке.
   Танковой бригаде оркестр по штату не положен. Но взвод регулировщиков у нас был обучен игре на духовых инструментах. Он и представлял собой наш оркестр.
Немецкий и советский оркестры.
Немецкий и советский оркестры во время церемонии передачи Брест-Литовска 22 сентября 1939 г.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Спишем на причуды памяти комбрига и явное преувеличение (раза этак в четыре) численности немецкого оркестра (его хорошо видно на фото, там от силы два десятка музыкантов). На этом же фото хорошо виден и наш «оркестр регулировщиков». Пусть никого не смущают стоящие в строю рядом с оркестром советские военнослужащие — к этому мы еще вернемся. В этом отрывке важно другое: зафиксировано время появления на месте будущей церемонии передового танкового батальона бригады: за полчаса до начала, а, согласно журналу боевых действий XIX моторизованного корпуса, началось прохождение в 14.30. Следовательно, танки Кривошеина вошли в город до 14 часов. Судя же по следующим снимкам, это произошло намного раньше, чем указал С. М. Кривошеин, поскольку видно, что в городе еще полно немецких войск, явно не предназначенных для торжественной церемонии.

Танки 29 легкотанковой бригады на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.    Танки 29 легкотанковой бригады на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.    Танки 29 легкотанковой бригады на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.
Танки 29 легкотанковой бригады на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.    Танки 29 легкотанковой бригады на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.    Танки 29 легкотанковой бригады на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.
Танки 29 легкотанковой бригады на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

До сих пор не стихают споры, правильно ли называть шествие, произошедшее в Брест-Литовске 22 сентября 1939 г., парадом. В опубликованных документах это слово отсутствует. Например, в «Договоренности о передаче...» речь идет о «Vorbeimarsch» — торжественном прохождении. Чем отличается торжественный марш от парада понятно любому человеку, служившему в армии. Безусловно, торжественный марш может быть частью парада, но вот сам по себе парадом не является. Парадом обязательно кто-то должен командовать. В Брест-Литовске командующего парадом не было, поскольку не было и самого парада. В качестве козырного туза (черт знает какого по счету в этой крапленой антисоветской колоде) сторонники версии о параде выкладывают вот этот «убойный», по их мнению, снимок.

Немецкий и советский оркестры.
   На трибуне командир 20 моторизованной дивизии генерал-лейтенант М. фон Викторин, командир XIX моторизованного корпуса Г. Гудериан и командир 29 легкотанковой бригады комбриг С. М. Кривошеин. Для просмотра щелкнуть по картинке.

На трибуне командир 20 моторизованной дивизии генерал-лейтенант М. фон Викторин, командир XIX моторизованного корпуса Г. Гудериан1 и командир 29 легкотанковой бригады комбриг С. М. Кривошеин во время процедуры передачи города. И что? Это как-то доказывает факт совместного парада? Ни в коей мере, поскольку, как не раз говорилось ранее, никакого парада не было.

Г. Гудериан и С. М. Кривошеин в своих воспоминаниях использовали слово «парад», но при этом ни тот, ни другой ничего не говорили о прохождении советских войск. Более того, договариваясь с Гудерианом, Кривошеин всячески противился проведению парада, мотивируя это тем, что его личный состав не имеет времени на подготовку после почти стокилометрового марша. Причина сама по себе весомая. Обратите внимание на ходовую часть вошедших в город советских танков — она сплошь заляпана грязью. Неужели кто-то всерьез думает, что с такой техникой выходят на парад? Однако С. М. Кривошеин мог иметь и совершенно конкретные указания вышестояшего командования не допустить проведение совместного парада во что бы то ни стало. В этом случае Кривошеин успешно справился с задачей. Возможно, и Г. Гудериан, упорно настаивавший (со слов С. М. Кривошеина) на непременном проведении именно парада германских и советских частей, также имел на этот счет четкие инструкции, поскольку заранее планировалась киносъемка, а само мероприятие было на контроле в ведомстве Й. Геббельса.

Грязь на ходовой части танка.    Грязь на ходовой части танка.
Танки Т-26 из состава 29 лтбр с ходовой частью, покрытой грязью после длительного марша. К параду машины явно не готовили.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Но что же все-таки происходило в тот далекий день в Брест-Литовске? Оставим в покое лингвистическую казуистику и попробуем разобраться. Наша задача — выяснить, имело ли место СОВМЕСТНОЕ прохождение немецких и советских войск. Именно это, думается, и является ключевым моментом к пониманию обсуждаемых событий. Для начала посмотрим ту самую киносъемку, в создании которой участвовали специалисты 689 роты пропаганды. Сюжет о передаче Брест-Литовска 27 сентября 1939 г. появился в очередном выпуске немецкого кинообозрения «Ton-Woche»

 

 

 

 

Все воспоминания Г. Гудериана о передаче Брест-Литовска советским войскам уложились в одну фразу.

Из воспоминаний Г. Гудериана:
   Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией с обменом флагами в присутствии комбрига Кривошеина.

Воспоминания С. К. Кривошеина более красочны, но менее точны.

Из воспоминаний С. М. Кривошеина:
   В 16.00 я и генерал Гудериан поднялись на невысокую трибуну. Нас окружили офицеры немецкого штаба и без конца фотографировали. Пошли головные машины моторизованных полков. Гудериан приветствовал каждую машину, прикладывая руку к головному убору и улыбаясь. За пехотой пошла моторизованная артиллерия, потом танки. На бреющем полете пронеслись над трибуной десятка два самолетов.

Пока остаются неясности со временем начала церемонии передачи города. С. М. Кривошеин в своем донесении в штаб армии указывал, что бригада была сосредоточена возле города к 13.00, а в город он вступил в 16.00 «точно по времени, установленному протоколом», после чего была проведена процедура замены флагов. А согласно журналу боевых действий XIX моторизованного корпуса церемония началась в 14.30. В чем причины такого расхождения пока установить не представляется возможным вследствие малого количества документов, доступных для изучения.

Отметим также очередные неточности, допущенные С. М. Кривошеиным в мемуарах. Танки Гудериана в прохождении участвовать не могли по той простой причине, что в городе не было ни одного немецкого танка — 3 танковая дивизия, следуя приказу, еще 20 сентября начала выдвижение в сторону Ломжи. Вызывает сомнение и участие в церемонии авиации — думается, кинооператоры и многочисленные фотографы не упустили бы возможность получить столь эффектные кадры. К тому же с утра 21.09.1939 г. действовал советско-германский протокол, шестой пункт которого накладывал жесткие ограничения на использование обеими сторонами авиации:

   ...§ 6. При движении на запад германских войск авиация Германской армии может летать только до линии арьергардов колонн германских войск и на высоте не выше 500 метров, авиация Красной армии при движении на запад колонн Красной армии может летать только до линии авангардов колонн Красной армии и на высоте не выше 500 метров...

Согласно журналу боевых действий XIX моторизованного корпуса в 14.30 началось торжественное прохождение двух дивизионов артиллерии и пехотного полка 20  моторизованной дивизии. Замыкал колонну войск разведывательный батальон 20 моторизованной дивизии. Прохождение принимал, стоя на невысоком помосте, командующий корпусом Г. Гудериан; по левую руку от него стоял комбриг С. М. Кривошеин. Во время марша попеременно играли немецкий и советский оркестры. По словам очевидцев «участвовавшие в мероприятии экипажи русских танков и насчитывавший 8 человек оркестр производили очень посредственное впечатление. Бросалось в глаза разномастное и неряшливое обмундирование».

Прохождение немецких войск 22.09.1939 г.    Прохождение немецких войск 22.09.1939 г.    Прохождение немецких войск 22.09.1939 г.
Торжественное прохождение немецких войск в Брест-Литовске 22 сентября 1939 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Вот теперь мы подобрались вплотную к моменту истины. Прежде всего вопрос: почему на фоне трибуны проходят только немецкие подразделения, где фотографии с проходящими мимо Г. Гудериана и С. М. Кривошеина советскими частями? А ответ прост, как грабли: не было никакого прохождения советских войск, поскольку действие развивалось по сценарию, который предложил (точнее сказать, навязал) Гудериану Кривошеин. Танкисты четвертого батальона, вошедшие в город задолго до начала прохождения войск, на торжественной церемонии присутствовали исключительно в качестве зрителей (вспомните приведенное выше фото немецкого и советского оркестров). А вот еще снимок. Ну-ка, приглядитесь повнимательнее, кто это там стоит в строю слева, аккурат напротив трибуны.

Танкисты 29 лтбр в качестве зрителей.
Торжественное прохождение немецких войск в Брест-Литовске 22.09.1939 г. Слева стоят танкисты 29 лтбр.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Зрение вас не обманывает. На фотоснимке из Бундесархива и далее на панорамной склейке из кадров немецкой официальной кинохроники именно они, наши солдатушки-браво-ребятушки из передового батальона 29 легкотанковой бригады комбрига С. М. Кривошеина. Те самые, что так сильно оскорбили своим непарадным видом «цивилизованных» европейцев в сентябре 1939-го, а потом и в мае 1945-го. Любуйтесь, господа антисоветчики!

Немецкий и советский оркестры.
Наши танкисты в качестве зрителей 22 сентября 1939 г. В глубине (перед немецким оркестром) видны играющие советские музыканты.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

И обратите внимание: в немецкой кинохронике нет ни одного кадра прохождения наших танков не только на фоне трибуны, но и на фоне стоящих в строю танкистов кривошеинской бригады!

Танкисты 29 лтбр в качестве зрителей.
Танкисты 29 лтбр в качестве зрителей.
Танкисты 29 лтбр в качестве зрителей. Панорамная склейка кадров немецкой кинохроники. Для просмотра щелкнуть по картинке.

В это же самое время остальные батальоны бригады либо только входили в Брест-Литовск, либо стояли на улицах, принимая букеты цветов от горожан и терпеливо ожидая, когда «союзники» торжественно выметутся из города.

Танки 29 лтбр на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.    Танки 29 лтбр на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.    Танки 29 лтбр на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.    Танки 29 лтбр на улицах Брест-Литовска 22.09.1939 г.
Танки 29 легкотанковой бригады на улицах Брест-Литовска 22 сентября 1939 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Но как же кадры немецкой кинохроники? А никак. Своей цели киноролик достиг. Во-первых, он делался прежде всего не для информирования советских людей, а для успокоения немецкого населения, опасавшегося возможной войны на два фронта. Во-вторых, этими кадрами можно было в известной степени воздействовать на правящие круги Англии и Франции, показав, какой сильный союзник появился у Германии. Вероятно, тогда этот трюк мог сработать. Однако в наши дни мало-мальски думающего человека эта пропагандистская поделка не может ввести в заблуждение. Достаточно двух-трех просмотров, чтобы убедиться в том, что данный «документальный» шедевр киностудии им. Геббельса не что иное, как обычный искусный киномонтаж. Нарезка из нужных сюжетов, наложенная на единый звуковой ряд, создает у зрителя иллюзию цельного динамичного действия. Надо быть или слабо видящим, или сильно упертым, чтобы отрицать очевидное. Каждый может убедиться сам: в немецкой кинохронике нет ни одного кадра, где бы на фоне трибуны с Гудерианом и Кривошеиным были засняты советские танки. Все советские боевые машины, якобы участвовавшие в так называемом параде, на самом деле были сняты задолго до начала торжественного марша немецких войск. Доказать это очень легко. Но сначала рассмотрим аргументы тех, кто утверждает, что в Брест-Литовске имел место именно совместный парад войск вермахта и РККА. Вот типичные доводы антисоветчиков.

Примеры фальшивок.    Примеры фальшивок.    Примеры фальшивок.
Вот так на протяжении десятилетий ученики Геббельса загаживают людям мозги антисоветским бредом о совместном параде
вермахта и РККА в Брест-Литовске 22 сентября 1939 г. Для просмотра щелкнуть по картинке.

Как видим, в подписях к иллюстрациям речь идет именно о совместном параде. Это, пожалуй, самые распространенные фотографии, которые по мнению антисоветской шоблы являются «железным доказательством» того, что совместный парад все же был. Если кто-то в эту ахинею фанатично верит — следующий текст может не читать, ибо все написаное далее предназначено не для верующих идиотов, а адресовано людям, которые не только умеют читать, но и пытаются осмыслить прочитанное. Рассмотрим это фото в более высоком разрешении. К сожалению, качественного снимка без водяных знаков найти не удалось, но в данном случае это некритично.

Примеры фальшивок.
Танки Т-26 из состава 29 лтбр проходят по ул. Унии Любельской мимо штаба XIX моторизованного корпуса задолго ДО начала парада.
Для просмотра в высоком разрешении щелкнуть по картинке.

Итак, на снимке танки Т-26 из бригады С. М. Кривошеина проходят по ул. Унии Любельской мимо штаба XIX моторизованного корпуса. Слева — колонна немецких мотоциклистов и грузовиков остановилась у обочины, пропуская советскую технику. И чей же воспаленный антисоветизмом мозг вдруг посетила «гениальная» мысль, что на фото — совместный парад? Тот, кто утверждает подобное, попытался хотя бы бегло рассмотреть, что же изображено на этой фотографии? Вопросы на засыпку: куда делась трибуна, с которой якобы «принимали совместный парад» С. М. Кривошеин и Г. Гудериан? И куда делись они сами?

А ведь помост стоял прямо перед флагштоком. И не надо выдумывать глупости о том, что «помост могли уже убрать». Конечно, могли убрать, но только по окончании торжественной церемонии смены флагов, которая завершала процедуру передачи города! А что мы видим на снимке? Для тех, кто напрочь ослеплен антисоветской пропагандой, сообщаю: на флагштоке развевается военный флаг рейха, как две капли воды похожий на тот, что утром был спущен в Брестской крепости. Чтобы окончательно убедиться, что эпизод на фотографии имел место до начала прохождения немецких войск, достаточно посмотреть снимок, сделанный фактически в то же время в том же месте.

Советские танки на ул. Унии Любельской до прохождения немецких войск.
Советские танки на ул. Унии Любельской до начала прохождения немецких войск.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

На снимке все те же мотоциклисты, только ракурс другой. Очень похоже на совместный парад, правда? Все так по-немецки строго и торжественно! Особенно убедительна телега с сеном в правом нижнем углу. Впрочем, наверняка найдутся эксперты, которые с пеной у рта станут доказывать, что сено — обязательный атрибут любого торжественного марша, а Гудериан с Кривошеиным в кадр не попали именно потому, что как раз в этот момент залезали на ту самую телегу, чтобы повыше было. Для вменяемых же людей приведенных доказательств того, что советские танки сняты ДО начала марша немецких частей, вполне достаточно. Объективности ради надо отметить, что есть единственный фотоснимок нашего Т-26 на фоне строя советских танкистов. Вот он.

Советский танк Т-26 на ул. Унии Любельской перед началом прохождения немецких войск.
Советский танк Т-26 перед началом прохождения немецких войск.
Для просмотра щелкнуть по картинке.

Но и в этом случае антисоветчиков ждет разочарование. Этот момент отразил в своих воспоминаниях С. М. Кривошеин. Вспомним его разговор с комиссаром бригады: «...Теперь займемся подготовкой людей к проводам немецких частей из города. Через полчаса Гудериан будет пропускать мимо вон той трибуны свои полки. Разыщи, пожалуйста, нашего капельмейстера, передай ему мое приказание, чтобы шумел не меньше немцев. [...] По площади проходил немецкий оркестр». Судя по всему снимок сделан вскоре после этого разговора, но до начала церемонии, когда происходило построение немецкого оркестра. Чтобы понять, что «проводы немецких войск» еще не начались, достаточно беглого взгляда на музыкантов — оба оркестра молчат, хотя согласно утвержденной процедуре во время торжественного марша они обязаны были играть попеременно. Так что и здесь мимо.

 

Однако вернемся к церемонии. По окончании прохождения, когда последний немецкий автомобиль проехал перед трибуной, генерал-лейтенант Г. Гудериан в коротком выступлении передал от лица немецкой армии комбригу С. М. Кривошеину город Брест. Затем был дан приказ к спуску немецкого военного флага. Под звуки национального гимна в 16.45 в Бресте был спущен немецкий флаг. Затем выступил русский командующий. После его выступления под «Интернационал» на флагштоке был поднят советский флаг. Церемония передачи была завершена.

Спуск германского флага.    Спуск германского флага.    Спуск германского флага.
Церемония спуска германского флага. Для просмотра щелкнуть по картинке.

На первом из приведенных снимков хорошо видно, что советские военнослужащие стоят с приготовленным к подъему полотнищем советского флага. Вопреки расхожим домыслам, никакого совместного банкета Кривошеина с Гудерианом не было. Г. Гудериан и его начальник штаба полковник В. Неринг, попрощавшись с комбригом С. М. Кривошеиным и другими советскими командирами, тотчас же уехали к новому месту расположения штаба корпуса в Замброве. Для урегулирования незаконченных дел в Бресте остался его бывший немецкий комендант подполковник Хольм и переводчик подполковник Зоммер.

Прощание Г. Гудериана и С. М. Кривошеина
Прощание Г. Гудериана и С. М. Кривошеина. Для просмотра щелкнуть по картинке.

В 11.50 23 сентября 1939 г. от командира 29 легкотанковой бригады комбрига Кривошеина С. М. в штаб 4 армии ушло донесение следующего содержания:

   К 13.00 22.9.39 бригада после 90 км марша сосредоточилась у входа в г. Брест-Литовск. В 16.00 (точно по времени, установленному протоколом) вступил с бригадой в город, где прошла процедура замены флагов и приветствия германских войск. Из частей германской армии остались до 12.00 23.9 отд[ельные] мелкие части, которые сейчас уже выходят. Ночь в городе прошла спокойно. Пехота – полк т. Фомина прибывал с 22.00 22.9 до 10.00 23.9. Бронепоезд прибыл в 22.00 22.9. Поставил требование герм[анскому] командованию освободить линию Высоко-Литовск, Клец не позже 12.00 24.9. Состояние мат[ериальной] части бригады на пределе износа, машины проработаль в среднем до 100 часов без серьезных осмотров. Необходимо дать для бригады 3 дня на приведение в порядок мат[ериальной] части. Срочно выслать зап[асные] части Т-26, особенно моторы (необходимо 45). По-прежнему плохо с бензином и маслом. Прошу направить по ж[елезной] д[ороге] цистерны с горюче-смазочными материалами. Настроение людей отличное. Потерь нет. Аморальных явлений нет. Организация власти идет очень медленно и плохо. Наших людей, обеспечивающих это, нет. Необходимо в Брест срочно выслать нужных работников. Немцы все магазины и учреждения разграбили даже с казармами и крепостью. Бригаду расположил в казармах польского бронедивизиона. Жду Вашего приказа.

Обращает на себя внимание то, что в довольно подробном донесении С. М. Кривошеин уделил процедуре передачи города лишь несколько слов. Ни на какое прохождение советских войск даже намека нет. А ведь комбриг обязан был докладывать о любом контакте с немцами, как того требовали предыдущие приказы командующего 4 армией.

Совершенно ничего не говорится о прохождении советских войск и в журнале боевых действий XIX моторизованного корпуса.

Казалось бы, два серьезных официальных документа, составленные именно для того, чтобы максимально правдиво донести обстановку до вышестоящего начальства. Оба документа написаны в тот же или на следующий день непосредственными участниками событий с обеих сторон. Более того, эти документы не подлежали огласке, ибо имели гриф «Совершенно секретно» — почему в них ничего не сказано о прохождении войск РККА? Да просто потому, что не о чем было докладывать: со стороны РККА не было ни парада, ни торжественног марша, а было обычное вступление войск в город.

Если же чей-то помутившийся от злобы ко всему советскому рассудок все же допускает совершенно бредовую мысль о существовании какой-то тайной договоренности о параде, то именно этим неадекватам 22 сентября 1939 г. советский комбриг Семен Моисеевич Кривошеин показал большой красивый кукиш, сделав (вольно или невольно) все для того, чтобы не замарать честь своей Родины и Красной Армии совместным шествием с нацистами.

 

И последнее. До каких пор мы с сатанинским упрямством будем обвинять своих отцов и дедов во всех смертных грехах и каяться в несовершенных ими преступлениях? Не пора ли вышвырнуть на помойку вариант отечественной истории, навязанный нам резунами-сванидзе-латыниными и прочими доморощенными и забугорными продолжателями дела доктора Геббельса? Может, пора, наконец, остановиться, задуматься и вспомнить свое героическое и великое прошлое? Да, в истории нашей страны было много трагических страниц, но не было ни одной позорной. Только осознав эту простую истину, мы сможем понять всю мудрость и глубину слов: «Наше дело правое! Победа будет за нами!». Хотя наступит эта Победа очень нескоро...

 

 

 

Примечания к тексту:
  •    1 Прежде всего этот снимок позволяет выявить еще одну неточность в воспоминаниях С. М. Кривошеина. По его словам Г. Гудериан – «маленький, сухонький генерал», чего никак не скажешь, глядя на фотографию.

 

 

Использованные источники:
  • Антонов В. Последнее воскресенье.
  • Бешанов В. Красный блицкриг. – М.: Яуза, 2011.
  • Вишлёв О. В. Накануне 22 июня 1941 года. – М.: Наука, 2001.
  • Гудериан Г. Воспоминания солдата. – Смоленск.: Русич, 1999.
  • Исаев А. В., Морозов М. Э. Мифы Великой Отечественной: Сборник / ред.-сост. Г. Пернавский. – .М.: Яуза; Эксмо, 2008
  • Ковалев С. Н. Вымыслы и фальсификации в оценках роли СССР накануне и с началом Второй мировой войны. – Военно-исторический журнал, № 7, 2008.
  • Коллектив авторов. Буг в огне. – Минск.: Беларусь, 1965.
  • Коллектив авторов. Международные коалиции и договоры накануне и во время второй мировой войны. – М.: ИНИОН РАН, 1990.
  • Кривошеин С. М. Междубурье. – Белгород-Воронеж.: Ц-ЧКИ, 1964.
  • Кривошеин С. М. Ратная быль. – М.: Молодая гвардия, 1972.
  • Материал Обстоятельства передачи вермахтом Красной Армии города Брест-Литовск 22. сентября 1939. г. – в блоге Архив Гибралтара.
  • Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918-1939 гг. – М.: Вече, 2001.
  • Мельтюхов М. И. Советско-польские конфликты 1918-1939. – М.: Вече, 2009
  • Проэктор Д. М. Война в Европе. В сб. Блицкриг в Европе, 1939–1941: Польша. – M.: Изд. ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2004.
  • Пыхалов И. Великая Оболганная война. – М.: Яуза, Эксмо, 2005.
  • Сарычев В. С. В поисках утраченного: Кн. 2. – Брест, 2007.
  • Черчилль У. Вторая мировая война. – М.: Воениздат, 1991.
  • Ширер У. Взлет и падение третьего рейха. В 2-х томах. Пер. с англ. / Под ред. О. А. Ржешевского. – М.: Воениздат, 1991.
  • Izdebski J. Przekazanie Rosjanom przez Wehrmacht Brzescia Litewskiego. – Wojskowy Przegland Historyczny, № 3-4, 1991.
  • Kolomiec M., Magnuski J. Czerwony Blitzkrieg. Wrzesien 1939: Sowieckie wojska pancerne w Polsce. – Warszawa, 1994.

 

Последнее обновление 09.05.2015.